Эльфийская и мумитролльская семья как идеал брака
Артем Перлик

Кому-то наверняка такая тема может показаться странной, но, как говорил Толкиен, часто в детских песенках и старинных сказках содержится забытая правда о жизни, та правда, на которую с презрением смотрят многие взрослые, твердя «Из Назарета может ли быть что доброе?» (Ин 1:46).

Мильтон по этому поводу замечал: «Многажды случалось так, что в повествованиях, доселе считавшихся измышленными, обнаруживались следы и крупицы некой истины».

А мы добавим, что, касаясь легенд и сказок, мы обращаемся к тому знанию древних, что истинная мудрость невозможна без доброты. Да и мудрец, как мы думаем, - это тот, кто умеет открыть другим мир как великую Божью сказку…
 

Устроительница международного фестиваля «Братья» Оксана Шашуто как-то с горечью сказала, что как только человек женится, так сразу перестаёт участвовать в доброделании и служении, как будто он умирает.

Думаю, каждому знакомы такие примеры молодых людей в храме, которые обрели свои кущи и никого в эти кущи пускать не хотят. Это, конечно, связано с тем, что каждый человек хотел бы быть счастливым. Но поразительным образом счастье и среди семейных находят лишь только те, кто ищет его для других.
 

Противоположностью такого состояния закрытости, обособленности семьи, могут служить идеал семьи двух великих сказок: толкиновского «Властелина колец» – эльфийская семья, и сказки Туве Янссон – семья муми-троллей, которые живут по-человечески, но более человечно.

Этот эльфийско-мумитролльский идеал реализуется в нашем мире как высота отношений и служения, или, говоря словами Старца Софрония (Сахарова), – смысл брака в том, чтобы обрести сладость совместного служения Христу. Служения, а не закрытости и не некого эгоизма на двоих.
 

И семья действительно раскрывается по мере того, как супруги начинают понимать, что смысл брака – в радости этого совместного служения. И этот идеал эльфийской семьи как общего служения небу как нельзя лучше может быть воплощён в христианстве.
 

Паустовский писал: «Иногда мне хочется встретить собеседника, с которым можно, не стесняясь, поговорить о таких вещах, как эдельвейсы или запах кипарисовых шишек.

К сожалению, таких собеседников в обыденной жизни я не встречал. Они попадались только в книгах».

Брак – это с радостью обнаружить, что в мире есть человек такого же высокого сердца и обрести с ним единосердечие, то есть – рай. Ведь по мысли святых отцов рай – это любовь Божия и все те, кто нам дорог и кому дороги мы. Смотреть на лицо и в сердце близкого можно вечно – и в этом наш вечный рай. В семье восстанавливается замысел Бога о человечестве, как о единстве сердец. Потому в мире, где почти все живут по закону эгоизма, брак – это чудо, как чудесна сама любовь. И потому блаженный Августин называл брак остатками рая на земле.
 

Трепетное и восхищённое отношения хоббитов Фродо и Сэма к эльфам, предстояние сиянию Духа на лицах и в сердцах эльфов – вот какое чувство важно иметь ученику к наставнику, а мужу и жене – друг ко другу. И оно, соединённое с благодарностью высокой душе другого – не даст бурям этого мира коснуться райской красоты отношений, бывающей в таком случае между людьми.
 

Святая царица Александра пишет, что «Многие страждущие должны найти помощь в настоящей семье». Потому что семья – это как эльфийский союз Келеборна и Галадриэли, красоты, мудрости и благословения которых хватило, чтобы вокруг них светло расцвёл вдохновляющий души добрых Лориэнский лес…

Всякая простая земная радость: поход в магазин, вкусный обед дома или в кафе, цветной шарф, интересный фильм и вообще всё наполняется небесным светом и ликованием и становится причастно Богу через нашу благодарность об этой милости…

Касательно детей заметим, что это для какого-нибудь неотёсанного фермера или мельника ребёнок означает «работник», но для благородных эльфов ребёнок – наследник.

Эльфы верят в красоту и важность своего сына или дочери, и этим дают им силы расти к высоте.

Так, когда сын спрашивает у выросшего Гарри Поттера «А вдруг я попаду на факультет Слизерин?», то Гарри отвечает ему: «Тогда Слизерин пополнится ещё одним замечательным учеником».

Не отрицая необходимой в какие-то моменты строгости к недолжному, эльфы знают, что детей (и взрослых) к красоте возводит вера кого-то любящего, что он значим на этой земле и драгоценен небу и людям.
 

Брак для эльфов – всегда зрелое, созревшее за долгий срок решение, никогда не основываемое на страсти. Эльфы заключают союз с тем, кто – радость для его сердца, и кого потому хочется радовать и вдохновлять каждый день.

В такой семье супруг и супруга легко открывают друг другу мысли и тайны сердца, зная, что, если один из них даже в малом уклонится от небесной правды – другой нежно и мудро вернёт его на правильный путь.
 

Одна моя добрая подруга как-то рассказала мне, что несколько лет ждала?, чтобы в её жизни появился по-настоящему родной человек, который бы стал её мужем. Пока она ждала, знакомые предлагали ей советы из модных журналов и психологических тренингов. «Но мне всё это было не нужно, – сказала она. Потому что я с детства люблю сказки и точно знаю: самое главное – это быть добрым, а добро в нашем мире никогда не останется без награды». И когда Господь наградил её упование, все увидели, что награда у Него всегда большая, чем мы думаем…

Сказка всегда совершается в нашей жизни. Можно сказать, что жизнь и есть сказка, которая случилась на самом деле.

Ещё в Евангельские времена Христос сказал: что сделали другому — то сделали Мне. То есть, Бог принимает сделанное другим добро, как сделанное Ему Самому. И награждает таких людей. Многие спрашивают: где же в этом мире добро? Где здесь сказка и счастливый конец? А оно рядом, близко к каждому человеку, но принять все эти дары можно только лишь добрым сердцем.
 

Приведу такой пример. Когда-то давно ко мне как к психологу обратилась добрая девушка, которая, как и все девушки, унывала оттого, что никак не получается встретить мужа. Её боль по этому поводу была столь велика, что она говорила, что согласна выйти замуж за огородное чучело, если то только сделает ей предложение. Я ей сказал тогда: «не нужно тебе чучело, а нужен хороший муж». «Но где его найти?» И я посоветовал ей довериться Богу и с этим доверием начать делать добрые дела. Мы с ней вместе несколько лет ходили в больницу и служили больным, помогали инвалидам и старикам. Было видно, что она старается помочь всем этим несчастным людям, и старается не просто потому, что ждёт награду, а потому, что ей стали дороги эти люди, и она научилась не проходить мимо чужой боли. И тогда Господь послал ей удивительного, доброго и светлого человека, который в буквальном смысле сдувает с неё пылинки и бережёт её и любит как своё великое сокровище. Так счастье пришло в её жизнь, но вначале она научилась дарить счастье другим. Этот навык остался с ней навсегда — она и в браке не оставила дел милосердия, которые теперь делает вместе с мужем.

В легендах о короле Артуре есть эпизод, когда славный король потерпел поражение в поединке с рыцарем Громером, и тот потребовал, чтоб Артур ответил на вопрос: «Что для женщины желанней всего». За целый год Артур, разъезжая по Британии, так и не смог решить эту загадку, как вдруг ему встретилась уродливая старуха, обещавшая подсказать ответ, если тот отыщет ей мужа. Сэр Гавайн, чтоб спасти короля, вызвался жениться на старушенции, и ночью та неожиданно превратилась перед Гавейном в красавицу. Девушка спросила, когда тот хочет, что она оставалась прекрасной – днём или ночью. Гавайн уступил девушке право решить этот вопрос, и она воскликнула: «Благослови тебя Бог, добрый рыцарь! Теперь я буду красивой и днём, и ночью!» Так оказалось, что Гавайн освободил девушку от заклятья, предоставив ей то, что для женщины желанней всего – независимость. В этом и была отгадка для короля Артура.

То есть женщине важнее всего свобода, которую ей может подарить только подлинно любящий. Ведь женщине для радости необходимо знать, что её всегда оберегает рыцарь, но она для него – не рабыня и не служанка, а прекрасная дама и королева.

Зададим теперь и другой вопрос – что важнее всего для рыцаря из того, что может дать ему дама? Это её восхищение теми подвигами, которые он творит, и теми песнями, которые он слагает…

Король Артур и рыцари круглого стола знамениты прежде всего не подвигами, а тем, что они благородны. То есть, тем светлым свойством воли, когда действуешь и живёшь для того, чтоб был счастлив другой.

И это рыцарственное благородство очень важно для мужа в браке. А достигается оно старанием уступать.

Супруг как доблестный рыцарь, супруга которого может возрастать в райском саду, живя красотой и поэзией, зная, что рыцарь решит все её затруднения и избавит её от любых забот, оставляя ей только блаженный труд умножения красоты. А она, в свою очередь, – его Прекрасная Дама, первая радость и вдохновение рыцаря после Бога, восхищённая его подвигами и служением, которые рыцарь совершает перед лицом неба.

А ещё Прекрасная Дама своим чутким поощрением всех малых свершений и добрых дел рыцаря, каждодневно придаёт ему великую силу творить добро. Ту силу, которая бывает у нас лишь когда кто-то великий, Бог и любимый человек довольны нами.

Рыцарь же даёт своей Даме каждодневное уверение в том, что она ангельски прекрасна и каждую минуту достойна того, чтоб сложить о ней стих или отправиться ради неё на край света.

Одна моя подруга говорила, что, настоящий мужчина – это когда ты ощущаешь себя с ним защищённой. Настоящий мужчина должен быть похож на библейского Авраама или Моисея - быть человеком, глядя на которого мы чувствуем Бога. Быть исполненным духовного величия и благодатной, подлинной красоты.

Он должен творить новую красоту вокруг себя и радовать людей. Он должен тратить свои силы, чтобы делать всех вокруг счастливыми.

В чём должно выражаться первенство мужа в семье? В несомненном духовном величие праведности. Как Авраам или Моисей, такой муж прямым путём заповедей ведёт семью к Богу.

В бытовом плане это выражается в том, что он по отношению к жене поступает как последний слуга перед королевой. Но, хоть он и ведёт себя смиренно, как слуга, жена чтит его, как короля.

Мужчина задуман нести собой духовное величие, подобное Моисею и Аврааму. Он должен был бы всю жизнь проводить перед лицом Божиим, а потому и всяким своим на земле делом, даже самым малым, умножать сущую красоту, быть малым творцом.

Его стихия — постоянно жертвовать своим покоем, временем и т. д. ради того, чтобы в жизнь любимых им приходили радость и свет. Не Нерон — тиран и солдат, но Авраам — пророк, даритель и богослужитель — вот образ мужчины, каким и любой из них мог бы быть по мере того, как Евангелие становится его жизнью.

Муж и жена радуют друг друга своим служением, которое они приносят один другому.

В семейной жизни больше всего помогает предварительная долгая аскетическая подготовка, которая учит не раздражаться и ставить интересы другого на первое место. Эти добродетели вполне можно назвать рыцарственным отношением к близкому.

Марк Твен говорил: «Моя жена отредактировала все мои произведения. Но главное, она отредактировала меня самого?».
 

И в этом – одно из великих женских свойств – рядом с прекрасной Дамой рыцарь знает, что ему есть для кого быть благородным и совершать подвиги, а настоящий поэт пишет в уверенности, что ему есть для кого создавать стихи. Потому что прекрасная Дама передаёт им хранящуюся в её сердце небесную уверенность, что стихи великих поэтов и подвиги странствующих рыцарей напрасными не бывают!

Жан де Жуанвиль, средневековый автор воспоминаний о короле Людовике Святом, рассказывал об одном знакомом рыцаре, который построил маленькую баллисту, и когда его семья садилась в замке обедать – обстреливал обеденный стол через окна. Супругу это каждый раз неприятно шокировало, а рыцарь весьма веселился. Между тем при дворе Людовика Святого этот рыцарь блистал манерами и был отважен в Крестовом походе.

Не потому ли японская средневековая писательница Сей-Сёнагон считала истинно праведным того человека, который не даёт своим страстям действовать именно в домашней обстановке и в кругу семьи? Будучи японской аристократкой, Сей-Сёнагон хорошо знала, что не раздражаться на императрицу легче, чем на супруга или служанку…

Да и Киплинг в своё время заметил, что самурай всегда безупречно вежлив с другим самураем, потому что другой самурай тоже вооружен…

Легче всего обижать беззащитных. Но потому это зло – большее, чем обычно кажется людям…

Муж задуман Богом не как мелкий тиран, который командует варить жене или жарить картошку, и раздражается, если обед пересолен. Он должен иметь такое духовное величие как Авраам, который, когда ушел из богатейшего Ура Халдейского, за ним последовала жена и множество родственников, потому что знали – он пророк и силен отвести других к Богу.
 

В муми-доме никто никому не мешает вслушиваться в глубину мира и жизни, где возможно встретиться с красотой, чтобы потом умножить её.

И когда какая-то семья решается по образу муми-троллей – быть, чтобы перед Богом творить новую красоту, то такому творческому семейству не найти примера лучше, чем обитатели далёкой Муми-Долины, которые тем сильнее удивляют нас, чем дальше мы уходим по дороге мудрости и доброты к тем горам, где изволил жить Высочайший…
 

Английский сказочник Толкиен, человек мудрый и праведный, замечал, что всё то сияющее измерение рая, которое существует в семье между любящими супругами, всегда основано на каждодневном аскетическом усилии постоянно ставить другого на первое место и относиться к нему не иначе как с благоговением. Потому что наша любовь к другому в браке зависит от ежедневного нашего монашеского труда над собой.

Толкиен, построивший с помощью Божией идеальные семейные отношения, так же замечал, что настоящее семейное счастье невозможно без этого каждодневного аскетического усилия, направленного на отсечение всех страстей, мешающих нам ставить радость любимого на первое место.

И тогда мы окажемся счастливы – настолько, насколько мы делаем счастьем жизнь для других…

Опубликовано 06 июля 2018г.

Статьи по теме: