Русский Сократ
Василий Пичугин

У истоков русской философской мысли стоит уникальный человек. И главная его особенность - не только оригинальность мышления, но и серьезная погруженность в окружающую его жизнь, его постоянная готовность дать ответ на самые разные вызовы жизни. Серьезное мышление – это настоящий бой. И настоящий философ – это воин.

Сократ вошел в мировую историю не только как прекрасный диалектик, готовый в любой момент начать обсуждение важнейших философских проблем, но и как отличный воин-гоплит, принявший участие в нескольких сражениях (причем во время отступления он шел последним).

Таким же воином русской философии стал Алексей Степанович Хомяков.

Великий русский мыслитель и поэт Алексей Степанович Хомяков родился более двухсот лет назад, 1 мая 1804 года, в день пророка Иеремии, в Москве, на Ордынке, в приходе церкви Георгия Победоносца на Всполье.

Относительно недавно, в 2004 году в Москве и Туле прошли конференции, различные торжественные мероприятия, посвященные 200-летию мыслителя. Много было написано и сказано. Но после всех опубликованных статей, книг и речей осталось четкое ощущение: чего-то главного о Хомякове так мы и не услышали, причем чего-то очень важного, в чем остро нуждается наша эпоха.

Конечно, каждый человек, окончивший отечественную среднюю школу, должен был встретиться с именем Хомякова в курсе "История России XIX века". В параграфе "Основные направления общественной жизни второй четверти XIX века" приведена краткая характеристика славянофилов, их лидеров Хомякова и Киреевского и их главных оппонентов – западников.

Даже из небольшого объема информации, представленный школьным учебником, понятно, что проблема «западники-славянофилы», проблема самоопределения нашего общества: кто мы такие, какой путь мы наследуем, – одна из важнейших для нашего государства и народа. Но подобная тема совсем не нова. Об этом постоянно говорится во всех работах, посвященных Хомякову.

Так в чем же остро нуждается наша эпоха? Чем может ей помочь пример Хомякова? На наш взгляд, одна из главных проблем современности – острая нехватка мужества и искаженное понимание того, что же это такое. А сам Алексей Степанович – лучший пример проявления мужества во всех жизненных ипостасях.

Хомяков отдал дань и военному поприщу – "классическому"  пространству для проявления мужества. Он – участник Русско-турецкой войны 1828-1829 годов. За неполные полтора года войны Хомяков получил два ордена Святой Анны и Владимирский крест. Сослуживцы отмечали его холодную и блестящую храбрость. Но мужество на войне – это не только череда подвигов, чем богата военная биография Хомякова. В одном из писем к матери  он описывает свое участие в сражении под Шумлой в конце мая 1828 года – момент преследования противника: "Я был в атаке, но хотя два раза замахнулся, но не решился рубить бегущих, чему теперь был очень рад…" Проявить милость по отношению к бегущему противнику, суметь остановить в себе естественный  страстный порыв – убивать врага любыми способами – вот истинное проявление мужества на войне.

В военной биографии Хомякова есть еще несколько уникальных страниц. Он оставался глубоко верующим православным человеком, строго соблюдавшим все церковные обряды, в атмосфере разгульной жизни русского офицерства девятнадцатого века,   в царившем вокруг духе свободомыслия, часто выливавшемся в поверхностный атеизм и глумление над истинами Православия.

Один из друзей Алексея Степановича так описывает его мужество повседневной жизни: "А. С. Хомяков удивительный человек: свою нравственную страсть он доводит до последней крайности. В большом обществе и в особенности при дамах он невыносим. Он никогда не хочет быть любезным, опасаясь кого-нибудь тем самым привести в соблазн. Не только Великий пост, но соблюдает и все прочие посты… Но не подумайте, чтобы он был святоша или фанатик. Ни то, ни другое. Он находит, что так должно поступать по убеждению и вовсе не осуждает, если другие поступают иначе".

Наше время – время конформизма. Молодежь постоянно заявляет о своей свободе и независимости, о своем особом взгляде на окружающий мир. Но как только молодые люди оказываются в "современных" сообществах, боязнь остаться одному и прослыть "несовременным" проявляется моментально. Об идеалах тут же "скромно" умалчивают. В подобных ситуациях собственной жизни Хомяков оставался непреклонным, ему удавалось и не впадать в сектантскую "праведность". При этом не нужно путать его неосуждение других с современной толерантностью – теплохладностью в проявлении собственной позиции. Пример его собственной жизни был настолько силен и привлекателен, что вчерашние либералы становились убежденными монархистами, а неистовые вольнодумцы - глубоко верующими христианами.

Хомякову в молодости удалось сделать то, что в наше время кажется немыслимым. Он сохранил целомудрие, несмотря на ветреные нравы своего времени и общества, до своей женитьбы в возрасте 30 лет. Он принял вызов эпохи и дал собственный ответ –  в очередной раз просто проявил мужество, столь свойственное Православию, в соблюдении заповедей и исполнении обета, данного матери. В послании "К сербам" он написал: "…есть у многих народов нелепое и богопротивное мнение, что чистота нравов более прилична женщине, чем мужчине. Смотрите на такое мнение с презрением! От нравов мужских зависит нравственность женщины; а мужчине, сосуду крепкому и главе создания Божиего, требовать от сосуда слабого – женщины – таких добродетелей, которых в нем самом нет, есть дело не только неразумное, но и нечестное".

Хомякову хватило мужества дождаться своей суженой, и Господь его вознаградил. Его женой, матерью семерых детей стала Екатерина Языкова, сестра поэта Николая Языкова (интересно, что на руку Языковой претендовал и "служка" преподобного Серафима Саровского Николай Мотовилов). Но мужество семейной жизни – это не только тяжелое бремя кормильца семьи и воспитание детей – это еще неизбежная тяжесть утрат. В январе 1829 года Хомяков хоронит любимого старшего брата Федора. В 1836 году на его руках умер отец. Весь последний год Алексей Степанович ухаживал за ним, впавшим в детское состояние. В ноябре 1838 года в одну ночь скончались от скарлатины оба первенца Хомякова. В ответ на эту смерть появилось одно из самых пронзительных стихотворений русской лирики.

Бывало, в глубокий полуночный час,

Малютки, приду любоваться на вас;

Бывало, люблю вас крестом знаменать,

Молиться, да будет на вас благодать,

Любовь Вседержителя Бога.

Стеречь умиленно ваш детский покой,

Подумать о том, как вы чисты душой,

Надеяться долгих и счастливых дней

Для вас, беззаботных и милых детей,

Как сладко, как радостно было!

Теперь прихожу я: везде темнота,

Нет в комнате жизни, кроватка пуста;

В лампаде погас пред иконою свет.

Мне грустно, малюток моих уже нет!

И сердце так больно сожмется!

О дети, в глубокий полуночный час

Молитесь о том, кто молился о вас,

О том, кто любил вас крестом знаменать.

Молитесь, да будет и с ним благодать,

Любовь Вседержителя Бога.

В 1847 году умирает один из лучших друзей Хомякова, брат жены Николай Языков. А в январе 1852 году умерла Екатерина Михайловна. Семнадцать лет счастливейшего брака закончились. Хомяков долго не мог примириться со смертью любимой жены. Он сам писал: "…невероятная тоска напала на меня…Сердце не хотело от нее отступиться и передать ее иной, высшей жизни…". А осенью Хомякову в сонном видении явилась супруга и сказала: "Не унывай!"

И он снова победил. Символом этой победы стало стихотворение "Воскресение Лазаря".

О Царь и Бог мой! Слово силы

Во время оно Ты сказал,

И сокрушен был плен могилы,

И Лазарь ожил и восстал.

Молю, да слово силы грянет,

Да скажешь "Встань!" душе моей,

И мертвая из гроба встанет

И выйдет в свет Твоих лучей!

И оживет, и величавый

Ее хвалы раздастся глас

Тебе — сиянью Отчей славы,

Тебе — умершему за нас!

Когда говорят о славянофилах, то невольно всплывает образ милых Обломовых, живших в собственных усадьбах за счет крестьян, разглагольствовавших о судьбах мира, но не более того. Если они при этом и поэты, то перед нами моментально встают образы длинноволосых "вечных" юношей, постоянно ожидающих музы.  Жизненный пример Хомякова камня на камне не оставляет от этого мифа. В отличие от многих дворян он не тяготился хозяйственной жизнью, не скучал в деревне, как Пушкин, а понимал всю ответственность, возложенную на него Богом за вверенных ему  крестьян. Он одним из первых в России приступил к отмене крепостного права на основе нравственного договора с крестьянами. Хомяков не прятался за формальное западное законодательство, за приказчиков, ему хватило мужества увидеть крестьянскую жизнь во всей ее сложности и полноте. Результат – заключение полюбовного договора с крестьянами, перевод крестьян с барщины на оброк; после смерти Хомякова – тысячи крестьян, оплакивавших своего барина на его могиле.

Мужество Хомякова проявлялось во всех сторонах жизни. В стране свирепствует холера – он изобретает новый способ лечения болезни: полрюмки (десертной или ликерной) чистого дегтя и столько же конопляного масла. Большинство помещиков в страхе разбегается от холеры по своим имениям – Хомяков вовсю воюет с болезнью, не вылезая из крестьянских изб, и добивается  уникальных результатов: "Я бью теперь холеру на лету: не только у себя, но и у соседей я ее совершенно прекращаю в два-три дня, и теперь смело утверждаю, что из всех заразительных болезней холера едва ли не всех менее опасна".

Но главный вызов эпохи, на который всю свою жизнь мужественно давал ответ Хомяков, – это вызов современной ему западноевропейской культуры, претендующей на мировое господство. Хомяков прекрасно понимал, что этот вызов угрожает главным основам России, прежде всего Православию, – для того, чтобы быть, а не казаться, мы должны быть сами собой. Он хорошо знал многих людей из высших сословий, порабощенных этой культурой и не замечающих этого порабощения, поэтому Хомяков реально представлял размеры опасности. В отличие от многих наших современников, отстаивая особый путь России и всей православной цивилизации в целом, и во время бесконечных споров (в них он был непревзойденный мастер), и в своих трудах Алексей Степанович видел  ее мировое призвание, а не национальное ограничение. Только тогда, когда мы станем сами собой, мы будем нужны всему миру, сможем ему помочь и исполним предначертанный нам Божественный замысел. Ни Богу, ни миру, по большому счету, не нужны  офранцуженные, онемеченные русские. Хомяков имел мужество быть простым, то есть предельно цельным православным русским человеком, и его жизнь и его творчество (богословское, философское,  историческое, поэтическое) – лучшее доказательство вселенского призвания России, главного оплота современной православной цивилизации.

Опубликовано 05 октября 2017г.