Прививка от осуждения
Иулиания Попова

Когда я рассказываю о своем детстве, то просто не могу не вспомнить наших замечательных соседок – трех колоритных бабушек. Да-да, тех самых, которые изображаются на картинках сидящими в рядок на лавочке и вечно кого-то обсуждающими.

Они знали всё на свете и слыли первыми доносчиками на нас родителям.

Все ребята за глаза обзывали их неразлучное трио злюками, сплетницами и вообще «бессердечными старушенциями», которые сами упустили свою молодость и из зависти хотят лишить её и нас. Мне не доводились лично встречаться ни с одной из них, и я придерживалась на их счет общего мнения.

Как-то раз я бежала на футбольную площадку, как вдруг передо мной выросла грузная фигура бабы Тани с двумя тяжелыми сумками наперевес. Пробегая мимо неё, я крикнула: «Бог в помощь!» и уже хотела было продолжить свой путь, когда услышала в ответ скрипучий старческий голос, прерывающийся тяжёлой отдышкой: «Бог-то поможет... А ты бы сама помогла! Не видишь что ли, я, старая, задыхаюсь уже, а до дому ещё пятнадцать минут ходьбы»...

И вот мы идем с ней в противоположном от футбольного поля направлении, и я безжалостно кляну себя в душе за то, что не успела вовремя скрыться от навязчивой старухи.

И кто меня дернул за язык пожелать ей Божьей помощи? Отказать же уважаемой тете Тане я не посмела не только потому, что изрядно её побаивалась, а еще из-за природной доброты душевной: ведь ей действительно нужна была помощь, а я бежала развлекаться.

Я шла, и у меня в голове боролись два голоса. Один возмущённо взвывал к жизненной несправедливости и злился на проклятую бабу Таню, а другой уговаривал потерпеть и сделать доброе дело ради Христа.

Однако преимущество было явно на стороне бунтаря, и крики, ежесекундно доносившиеся до моих ушей с поля, только подогревали растущее с каждым шагом раздражение: ведь сегодня вечером должен состояться финальный матч между местными командами, а «крыть» Костика кроме меня некому! Теперь мы точно проиграем...

«И всё из-за бабы Тани!!» – подначивал меня писклявый голосок. В моей душе всё клокотало и взрывалось, а идущая рядом старушка, казалось, и не подозревала о страданиях своей маленькой помощницы и с довольным видом разглагольствовала о погоде, зарплатах и прочих неважных вещах. Я подрыгивала и ускоряла шаг, пытаясь как-то подогнать незваную попутчицу, но все мои старания были тщетны. Вместо должных пятнадцати минут мы, как мне казалось, плелись к её дому все долгие полчаса.

Когда я с кипящим сердцем заносила сумки в тесную прихожую, мой взгляд случайно упал на часы: и, о ужас! Оказалось, что с момента нашей злосчастной встречи прошло даже не тридцать, а целых сорок минут! От злости и отчаяния я чуть не разрыдалась... Всё. Матч закончился. Я подвела свою команду. Этого было достаточно, чтобы забыть всякие меры предосторожности и накинуться на безмятежную тетю Таню с жестокими обвинениями. Она удивленно посмотрела на меня поверх толстой оправы круглых очков и неожиданно сказала: «Ну что ж, заходи тогда, чаек хоть с тобой попьем. Да вытри же слезы! Я думала, что ты боевая девчонка...»

Что мне оставалось делать? Игра уже закончилась, а появляться на глаза расстроенным ребятам хотелось тогда меньше всего. И я согласилась...

В тот вечер «вредная» баба Таня открылась для меня с совершенно неожиданной стороны. Она оказалась душевной и искренней старушкой, которая в прошлом была такой же маленькой разбойницей и озорницей, как и я сама. Мы разошлись поздно вечером добрыми друзьями, и по дороге домой я вдруг четко поняла: плохих людей не бывает! Есть неприглядные маски, пустые слухи и злые домыслы. Но не люди.

Впоследствии мы познакомились и с остальными бабушками, и мы частенько собирались у кого-нибудь дома на чай. Вчетвером. Я – семилетняя девочка с бойкими глазами и двумя косичками, и три бабули в белых ситцевых платочках. И, что удивительно, в каждой из них я очень скоро обнаружила что-то особенно хорошее и привлекательное! Свойственное только им. Баба Валя отличалась своей собранностью и честностью, баба Оля – трудолюбием и мудростью, а моя любимая баба Таня – чистосердечностью и мягкостью.

Узнав поближе каждую из них, я долго мучалась чувством вины от того, что раньше так плохо думала об этих милых старушках.

Не хочу сказать, чтобы они были идеальными, однако, обращая внимание на их положительные качества, я постепенно перестала замечать недостатки. Вскоре я догадалась, что абсолютно все люди обладают какой-то своей изюминкой – надо только суметь её разглядеть, и осуждения как не бывало.

Это открытие настолько потрясло впечатлительную душу маленькой девочки, что она на всю жизнь запомнила «случайный» урок доброты, преподанный ей любящим Творцом. С тех пор, как только у меня подкрадывается по отношению к кому-нибудь паучок осуждения или раздражения, я тут же начинаю выискивать в человеке его изюминку. Этот способ стал моей палочкой-выручалочкой и уже на протяжении многих лет помогает оставаться с окружающими в хороших отношениях не только внешне, но и внутренне. Я постоянно работаю над тем, чтобы при общении с людьми концентрироваться на их положительных качествах, достоинствах и за всё это время окончательно убедилась в том, что в каждом человеке есть хорошие стороны и у каждого можно чему-то поучиться.

Опубликовано 00 0000г.

Статьи по теме: