Так честнее
Евгения Новосельцева

Иногда мне кажется, что я плохая христианка. Плохо исполняю свои обязанности, неважно или мало молюсь, не могу жить по заповедям, поступать по любви. И это, конечно, грустно. Но я думаю, что лично мне важно опираться на одну простую и в то же время сложную вещь. На внутреннюю честность.

Честно признаваться Богу в том, что я чего-то не умею. А иногда даже как упертый ребенок и не хочу. Ну что ж, печально, конечно, но такова моя внутренняя правда. При этом признание не означает того, что я ничего с этим не планирую делать, просто честность дает дополнительные силы для работы над собой.

Однажды я прочитала такие слова митрополита Антония Сурожского: «Есть отрывок в подвижнических писаниях V или VI века, дерзновенный отрывок, где говорится: даже если бы Сам Бог предстал перед тобой и сказал тебе сделать что-то, то, если твое сердце не говорит: «Аминь», «Да будет», – не делай этого, потому что Богу не нужно твое дело, Ему нужно твое сердце. Бог дожидается гармонии и единства между тобою и Им, а не того, чтобы из страха или по принуждению ты делал что-то, что остается внешним действием, а не выражением того, чему ты научился и чем стал».

Но уже слышу, мне возразят: а как же известное – если нет любви, делай дела любви и она появится? Здорово, если среди вас есть те, для кого это правило работает. Но у меня так не получается.

Я могу рассказать только о своем личном опыте, никому его не навязывая. Каждый волен сам выбирать, что ему ближе. Недавно на какой-то особой глубине я прочувствовала слова из «гимна любви» апостола Павла: «И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы» (1 Кор. 13:3). Кажется, ведь именно любви ждет от нас Бог, а не чего-то другого? «Милости хочу, а не жертвы» (Ос. 6:6 и Мф 9:13).

Когда лично я пыталась делать дела любви без любви, а с понуждением, то в итоге получалось только одно раздражение. Как психолог могу сказать, что подобное насилие над собой часто приводит к тому, что человек начинает играть в спасателя, а затем он превращается в агрессора (тирана, преследователя) или жертву – это знаменитый треугольник Карпмана. В такой ситуации человеку действительно не хватает любви и он срывается. Иногда на людей давит то, что они обязаны помочь кому-то. Но такие случаи редки: если просящему не может помочь один человек, то почти всегда находится тот, кто в состоянии дать эту помощь.

Психологи говорят о том, что жертвовать своими силами и отдавать последнее оправдано в двух ситуациях – угрозы жизни и здоровью ближнего. Как гласит известное выражение, кислородную маску в самолете следует надеть сначала на себя, а потом на ребенка. Возможно, для кого-то мои размышления звучат как самооправдание. Но заметьте: я не утверждаю категорично и не говорю, что это подойдет всем. И речь абсолютно не идет о том, что нужно прекратить жить по заповедям или делать дела любви.

Вернусь к теме внутренней честности. Давайте вспомним, за что Господь ругал фарисеев? За показную праведность, при том, что внутри них жило много нечистых побуждений. Мне кажется, когда человек не хочет или боится признать в себе какой-то грех, какую-то сложную особенность характера, он поступает похожим образом.

Замечала, что самое сильное осуждение начинается с фразы: «Я не хочу осуждать». Но внутри уже осудил. Не говоря уже о том, что в большинстве случаев мы осуждаем в других то, что сложно принять в себе. Что ж, это нестрашно. Главное – честность, честность и еще раз честность. Ведь от Бога ничего не спрятать. Признание в себе того, что условно называют негативными чертами (условно потому, что наши недостатки – продолжение достоинств) требует особого мужества. И если вам это удалось, я вас поздравляю – значит, вы до этого проделали огромный путь внутренней работы.

Опубликовано 17 августа 2020г.

Статьи по теме: