Волшебная тетрадь, или «Училка» сменяет маму
Татьяна Глухова

Я еще помню те времена, когда у меня был только один ребенок. Мне казалось, что я очень устаю и ничего не успеваю. Хотя я исправно ходила гулять дважды в день в любую погоду, все время читала детские стихи, пела песни, что-то лепила и вырезала, рисовала и мастерила бусы из чего попадется. В общем, я не подозревала, как можно уставать и что такое ничего не успевать.

Теперь у меня трое детей (одна из которых – второклашка), получающий второе высшее образование муж (а значит, и я тоже немного учусь на заочном), несколько послушаний в храме (в их числе уроки в Воскресной школе и занятия с особенными детками в реабилитационном центре). И бесконечная карусель из стирки, кружков, готовки, провальных попыток навести в квартире чистоту, домашних заданий со старшей и тысячи мелких бытовых дел. Среди всего этого я честно пытаюсь успеть почитать младшей книжку, полепить с ней из соленого теста или порисовать красками.

Прошлые два года были самыми тяжелыми в нашей жизни. На нас свалились крупные неприятности, которые отнимали много денег и душевных сил. Муж пытался работать сразу на четырех работах, я – на двух. Мы почти не спали. Денег все равно не хватало, зато мы растратили все ресурсы. И я впервые столкнулась с тем, о чем раньше только читала. С эмоциональным выгоранием.

Вы знаете, что это такое? Это когда тебе ничего не приносит радости. Вообще. Ни дети, ни твоя деятельность, ни поездки, ни встречи с друзьями, ни праздники. Все заранее вызывает протест и раздражение. Все мысли бесконечно крутятся вокруг проблем, изматывая еще больше. Ты можешь концентрироваться только на негативном. У тебя все плохо. Ты все время себя жалеешь и жалуешься. Ты ждешь, что окружающие будут относиться к тебе и твоей ситуации с большим сочувствием. При этом ты сам не способен быть благодарным и принимать помощь. И ничего не можешь с собой поделать. Даже молиться толком не получается.

В конце концов я серьезно заболела. И все стало еще хуже.

Так я заглянула в глаза унынию.

Конечно, я знаю обо всех хитростях, которые обычно советуют как противоядие: отдайте детей бабушкам на выходные, сходите на свидание с мужем, найдите новое хобби, выходите прогуляться в одиночестве… Но это все теория. Если на практике у вас с мужем несколько работ на двоих, ворох дел, которые надо было закончить позавчера, детские кружки и секции, часто болеющие дети и никаких бабушек и нянь, эти рекомендации не работают. Гулять зимой по вечерам холодно, на развлечения и шоппинг не хватает денег, на новые увлечения нет сил.

Тяжелее всех было нашим детям. Они все время видели тревожных, уставших и потухших родителей. Мама и папа больше не могли придумывать на ходу веселые забавы, не хотели ни во что играть, их сложно было обрадовать рисунком, домашним спектаклем или поделкой. Дети – как и мы сами – стали нетерпимыми, раздражительными и скучными. Я плакала и исповедовалась, но мне было тяжело находиться рядом с ними. Я чувствовала себя плохой задерганной матерью, которая не может толком выслушать и занять детей чем-нибудь интересным. Да и как жена я не очень блистала: впервые за десять лет мы стали всерьез спорить и ссориться от усталости.

Это длилось месяцами, пока в один прекрасный день я вдруг не вспомнила, что я – немного учитель. Не в настоящей школе, в Воскресной. Но все-таки.

Невозможно представить себе, что воспитатель детского сада не выйдет на работу, потому что у него нет настроения. Или педагог отменит уроки физики из-за хандры. Вот и мне приходилось тащиться на занятия в Воскресной школе – не отменять же их из-за какого-то там выгорания. И я подумала: а что мне мешает поступать так же с моими детьми?

И я стала писать себе примерный план на следующий день. К примеру, с утра мы остаемся вдвоем с младшей дочкой. Значит, сможем слепить снеговика или сделать простенькую аппликацию гусеницы (если нужно было, я заранее готовила несложные шаблоны). Днем мне нужно отвести старшую дочь на кружок. Я готовлю несколько веселых словесных игр, чтобы скрасить путь. Вечером я планирую немного позаниматься с сыном азбукой, а потом мы поставим небольшой спектакль «Лиса и журавль» с помощью деревянных фигурок. Готово! Завтра мне удастся быть не самой ужасной матерью на свете.

Если у меня было вдохновение, все это не пригождалось. Но если мама просыпалась «на нуле», ей на помощь приходила училка со своей волшебной тетрадью, в которой была расписана подробная инструкция, как прожить, а не пережить новый день. Эдакий адвент-календарь вне Рождественского поста. Даже если я начинала делать какие-то задания без настроения, потом обязательно втягивалась и получала удовольствие от времени, которое мы провели вместе с детьми. Они ведь такие благодарные – рады любому занятию, лишь бы мама и папа были рядом.

Затянувшийся период уныния оказался тяжелым, но очень нужным опытом. Наши дети не виноваты в том, что у родителей нет творческих сил, зато с лихвой хватает изнурительной работы. В непрекращающейся суете они то и дело путаются под ногами, вызывая фоновое раздражение. Дети просто приходят к нам за любовью и вниманием.

Я теперь стараюсь в самые сложные времена помнить, что взрослая – это я. Это я могу сделать вечер нудным и безрадостным. И я же могу сделать его веселым и добрым: для этого мне просто достаточно достать свою волшебную тетрадь и предложить своим малышам парочку бесхитростных игр, которые сделают всех нас счастливее.

Читайте по теме «Выгорание»: Виктория Аникеева. Так усердно светили, что сгорели дотла (цикл статей) 

Опубликовано 14 ноября 2017г.

Статьи по теме: