Почему Христос не смеялся?
Анатолий Медведев

Для современного человека смех является неотъемлемой частью жизни. Человек привык к комедии, которая на сегодняшний день достигла невероятных масштабов: от Петросяна и КВНа до современных стендапов, скетчей, вайнов и пранков на Youtube. Причем даже политические, научные, религиозные каналы пытаются заигрывать со своими зрителями, используя юмор напрямую или видеовставки из известных юмористических шоу, или даже не юмористических. Главное, чтобы в сочетании с их мыслью получилось достаточно смешно. Весь контент в конечном итоге становится развлекательным.

Тем тяжелее современному человеку открывать послания апостолов из Нового Завета и читать там что-то вроде вот этого:

Также сквернословие и пустословие и смехотворство не приличны вам, а, напротив, благодарение…(Послание к Ефесянам 5:4)

Сокрушайтесь, плачьте и рыдайте; смех ваш да обратится в плач, и радость — в печаль. (Послание Иакова 4:9)

И возникает вопрос: а смеялся ли Иисус Христос? Или Ему было можно, а всем остальным нельзя? Естественно, узнать об этом наверняка не получится, ведь, даже исходя из основного источника информации о жизни Иисуса Христа (Евангелия), мы знаем, что Он неоднократно и иногда на крайне продолжительное время оставался один, и никто никогда не узнает, что именно делал Мессия. Но в тех же Евангелиях апостолы ни разу не упоминают о том, чтобы Христос смеялся.

Но на этот вопрос можно ответить, не только исходя из исторических фактов, которых в данном случае явно недостаточно. Можно рассмотреть ситуацию с философской точки зрения.

И здесь в первую очередь стоит задать вопрос: а что такое смех вообще?

Если начать мудрствовать, то можно сказать, что смех – защитная реакция на ограничения, установленные социумом, и таким образом он освобождает от социальных норм, правил и угнетения человека обществом, в котором он живет.

Согласно же Википедии, смех — это одна из реакций человека на юмор или щекотку, проявления которой включают в себя специфические звуки и непроизвольные движения мышц лица и дыхательного аппарата.

И ключевое, на что здесь стоит обратить внимание, - слово «непроизвольный». Человек не контролирует свой смех, и получается, что он в этом не свободен. Совершенно другой вопрос, может ли смех освободить человека, является ли он движением к свободе? В любом случае обязательным условием искреннего смеха является несвобода смеющегося относительно того, кто его рассмешил.

Если же мы видим Иисуса Христа, так, как его видит Церковь, то верим, что Он абсолютно свободен. Соответственно, здесь и есть первое противоречие: Если мы принимаем на веру, что Христос свободен и искренен, можно сделать вывод, что Он не смеялся.

Однако смех не однороден по своей природе. Существует смех благородный, смех над препятствием, которое необходимо преодолеть, смех над врагом, которого невозможно победить. Этот смех, смех над собственным страхом, над собственной слабостью, по сути, единственный смех, который по словам Сергея Сергеевича Аверинцева, можно считать христианским.

И ему противостоит, в свою очередь, смех пошлый, смех хамский, смех не над своей, а над чужой слабостью. Можно сказать, что изменяется сама позиция смеющегося, и если слабый через смех над своей слабостью освобождается от страха, то сильный, высмеивающий слабого, того, кто не сможет ответить, освобождается прежде всего от общественных норм морали и нравственности. Процесс, по сути, происходит один и тот же, но результат имеет совершенно различный.

И здесь стоит вернуться к основной теме нашего разговора, а именно к тому, смеялся ли Иисус Христос. Исходя из вышесказанного, смех всегда обращает внимание на что-то, что работает неправильно, не так, как это было задумано. Человек, высмеивающий свою слабость, понимает, что должен быть сильным. С другой стороны, те, кто высмеивает чужие недостатки, или пороки общества, или чужие слабости, точно также обращают внимание на то, что работает неверно. На этом построена любая сатира, пародия, любая, даже самая безобидная, шутка. Даже когда мы смеемся просто над чьей-то глупостью, мы высмеиваем что-то неправильное.

Логично предположить, что Христос не стал бы смеяться над своей слабостью, так как все события, происходящие с Ним, были Его сознательным выбором. Он мог с легкостью избежать распятия, но не стал этого делать не потому, что был слаб, а наоборот, потому что был силен. Но стал бы смеяться Иисус Христос над людьми, распинающими Его, если видел их Своими детьми, сбившимися с пути? Очевидно, нет.

Так что с точки зрения Церкви Христос действительно никогда не смеялся, так как это противоречило бы православному учению о Нем, как об одном из лиц Пресвятой Троицы. 

Означает ли это, что смеяться грешно? Нет, смех по своей природе – это не грех, это лишь индикатор нашего несовершенства. И в современном медиа-поле шутки, которые кажутся смешными, постепенно деградируют до состояния, при котором люди готовы смеяться над тем, что ранее с точки зрения юмора было совершенно недопустимо. Более того, современные юмористы убеждают нас, что нет такой темы, над которой нельзя было бы смеяться, возвышая сам смех, как тот самый процесс освобождения от морали и нравственности, навязываемой обществом.

Опубликовано 24 декабря 2018г.

Статьи по теме: