Живые мертвецы на карте мира
Василий Пичугин

– На чем будем сражаться, сударь? На шпагах, саблях, или предпочитаете пистолеты?

– Я, это, на зомби специализируюсь.

– Что, зомби? Вы серьезно?.. А, впрочем, почему бы и нет.

Зомби появились в массовой культуре в конце 20-х годов XX века – так говорят открытые источники. В англоязычной литературе слово «зомби» впервые употребляется в 1929 году. Именно тогда известный репортер «Нью-Йорк Таймс» Вильям Сибрук выпустил книгу «Остров магии». В ней Сибрук рассказывает о своей жизни на Гаити, в гаитянских джунглях в доме Маман Сели, которая была знаменитой колдуньи культа вуду. Сильнейшее впечатление на читателя производят сведения об управляемых ею мертвецах. Так «массовые» американцы и европейцы узнали о вуду и зомби. Прошло немного времени, и Голливуд и сопутствующие фирмы поставили на поток зомби-продукцию. И теперь «Ходячие мертвецы» (известный американский сериал), зомби-апокалипсисы, называние телевизора «зомби-ящиком» – термины, с которыми знаком любой подросток. К тому же именно зомби добавили столь необходимую чертовщинку главному празднику западной молодежи – Хеллоуину. С этого момента зомби всегда квалифицировались как продукт культа вуду (Западная Африка, Гаити), апробированный в США.

Но при этом мощная европейская традиция некромантии как-то ушла на второй план. А некромантией в Европе занимались довольно усиленно и в языческом Риме, и во время Средневековья, и уж тем более в период Ренессанса. Понятно, что создание в Праге Голема (человека из неживой материи, оживленного каббалистами) – это не совсем зомби, но что-то очень близкое. Европа об оживших мертвецах знает очень много и давно. И поскольку проблема управления, манипулирования сложными системами – одна из главных мировых тем, опыты европейских некромантов всегда находились под пристальным вниманием политиков западной цивилизации.

Самое грандиозное использование геополитического зомби произошло во второй четверти XX века. США и Великобритания сошлись в отчаянной схватке за мировое господство, первые пытались его получить, вторые – удержать. После Первой мировой войны воевать по-настоящему мировые лидеры не хотели – уж больно затратно, – но решили обогатить историю войн и воевать иначе. Как? Создаешь зомби-государство и запускаешь его на своих противников. Перед Второй мировой войной и Великобритания, и США создавали одного и того же геополитического зомби – фашистскую Германию (политический труп Германии оживили буквально за 5 лет) – и боролись друг с другом за то, кто лучше будет его контролировать. Победили американцы. Всю силу зомби пришлось расхлебывать Советской России.

Опыт Второй мировой оказался настолько впечатляющим, что получил продолжение в наше время.

Американцы, осознав, что глобальный мир с глобальной экономикой больше не работает, решили создать свою глобальную региональную империю. Подобная перестройка возможна только с помощью большой войны или серии глобальных войн. Первая фаза на наших глазах уже состоялась: зона тихоокеанской торговли уже создана, на очереди – атлантическая зона (страны, вошедшие в тихоокеанскую зону: США, Канада, Мексика, Австралия, Новая Зеландия, Япония, Вьетнам, Чили, Перу, Вьетнам, Малайзия, Бруней – показательно, что среди них нет Китая – против него и дружим – и Индонезии, единственной крупной исламской страны Юго-Восточной Азии). Но к центральной части американской империи (Канада, США, Мексика) присоединить Европу – дело достаточно трудное. И европейским странам, которые только что гордились своим собственным геополитическим проектом 500-миллионнной Европы, соглашаться на понижение собственного статуса и серьезные экономические издержки просто так не с руки. Для этого им нужно было представить серьезные доказательства. Таким доказательством стал ИГИЛ.

Исламское государство Ирака и Леванта – именно так расшифровывается аббревиатура этой террористической организации, которая уже с 2013 года имеет признаки квазигосударства, но заточена только на одно – на войну и разрушение.

Появились люди, которые, как и фашисты в свое время, решили строить Великий Рейх, простите, исламский Халифат. Большая часть халифатчиков родом из Ирака, они пылают праведным гневом, видя, во что превратили их родину западные страны. От арабского социализма они перешли под зеленое знамя пророка, как когда-то протестанты-немцы встали на рельсы языческого национализма в расовой упаковке. Причем, если почитать материалы о создании ИГИЛ, то на первый взгляд все очень ясно: одна организация соединилась со второй, затем к ним присоединилась третья. Все это так, при одном «но». Когда ты видишь, как остатки иракского отделения Аль-Каиды соединяются со структурами разгромленных спецслужб убитого президента Хусейна, то тебя не оставляет чувство: перед тобой мертвая политическая материя, которую кто-то решил оживить. Работа политических некромагов восхищает – мертвое выглядит как живое. Пассионариев собирали со всего мира – зомби должен был получить необходимую жизненную энергию. Поэтому никто границы с ИГИЛ особенно не контролировал.

Восставший мертвец так испугал всех соседей, что бедные ломанулись куда глаза глядят. Им помогли глядеть в сторону Европы. Теперь проблема беженцев – европейская проблема номер один. И скоро в Европе станет как-то не очень хорошо – и совершенно очевидно, что появятся голоса, которые будут говорить очень громко: «Спасение – в присоединении к Атлантической зоне свободной торговли, Америка нам поможет!» Показательно, что теракты обрушились на Париж спустя всего две недели с того момента, как президент Олланд заявил, что Франция не присоединится к Атлантической зоне.

Но кроме загона Европы в новую американскую империю ИГИЛ играет еще одну сверхважную роль: он кое-кого разгоняет. Если посмотреть на карту мира, то очевидно, что вне зоны новой американской империи остаются такие крупные игроки как Китай, Россия, Индия, Иран, Турция, ЮАР и Бразилия. И американцам очевидно, что после того как США начнет свое новое имперское строительство, остальные крупные игроки попытаются как-то объединиться. Создание БРИКС послужило лучшим тому доказательством. Поэтому созданный ИГИЛ, который находится в самом центре Евразии, прекрасно напрягает и Индию, и Китай, и Россию, и Иран, и Турцию. Американцы потирают руки и готовы бороться с геополитическим зомби, которого сами создали. Финансированием ИГИЛ занимались государства, которые были с нуля построены американцами после Второй мировой войны в зоне, контролировавшейся прежде Британией (Саудовская Аравия, Катар).

Что делать России в этой ситуации? Увы, с зомби придется бороться. Причем опыт Великой Отечественной войны, которая нам стоила более 20 миллионов человеческих жизней, доказывает – зомби нельзя пускать на свою территорию.

С зомби надо воевать в составе максимально большой коалиции. Поэтому, забрасывая Турцию тухлыми турецкими помидорами за сбитый наш самолет, надо тем не менее пытаться сохранить стратегический союз с ней.

Необходимо всячески проникать в политическую структуру ИГИЛ (не сомневаюсь, что наши люди там уже есть) и выяснять, как же работает данный зомби. Только представляя его настоящую структуру, с ним можно будет эффективно бороться.

На данном этапе задача номер один – очень хорошо поработать с исламом. Нужно просто и ясно (это очень сложная задача) показать людям демоническую сущность ИГИЛ и развести его с суннитским исламом. Не случайно еще в 2014 году во Франции предложили использовать арабскую аббревиатуру ДАИШ вместо ИГИЛ и всячески избегать расшифровки ИГИЛ как «исламское государство». Цель подобного переименования предельно простая – отделить ИГИЛ от ислама. Ведь имя несет уникальную пропагандистскую энергию. А если на каждом перекрестке при каждом удобном случае называть ИГИЛ «игилом», то есть исламским государством, то иначе как исламское государство (единственное и настоящее) люди эту группировку воспринимать не будут.

В России еще в марте 2015 года межнациональный совет по делам религий при Госдуме РФ под руководством патриарха Кирилла предложил использовать аббревиатуру ДАИШ вместо ИГИЛ в средствах массовой информации. При этом было четко разъяснено, для чего это необходимо сделать. Были приведены факты отрицательного отношения лидеров самопровозглашенного халифата к подобной аббревиатуре (обещают отрезать языки всем, кто их так называет, в том числе и потому, что данное сокращение звучит уничижительно для их уха, у них возникают ассоциации с неприятными словами). Но только в самом конце ноября 2015 года отечественные СМИ начали массово использовать аббревиатуру ДАИШ вместо ИГИЛ (показательно, что наши прозападные СМИ на такую аббревиатуру, конечно, не перешли).

Самую последовательную позицию по этому вопросу занял президент Чечни Рамазан Кадыров. В своих выступлениях он всегда расшифровывает ИГ как «иблисское государство» – «государство дьявола». И в этом с Кадыровым трудно не согласиться (в этом вопросе его практически никто не поддерживает). А ведь ислам и христианство знают, что такое антисистема (ассасины-исмаилиты в исламе, богомилы и альбигойцы в христианстве), что за антисистемой всегда находится отец тьмы, и бороться с антисистемой нужно до ее полного уничтожения. Только обнаружив зло, только выведя его из тени, можно его уничтожить – зомби не любят солнечного света. Поэтому пропагандистские технологии по демонизации ДАИШ – первоочередная задача.

И если этого не сделать, монстр будет продолжать иметь мощную энергетическую подпитку (слишком много людей в исламском мире ненавидят современную западную цивилизацию) и справиться с ним будет очень сложно. Он разнесет на куски политический мир Евразии, и кое-кто этому будет очень рад.

Опубликовано 14 августа 2017г.

Статьи по теме: