Соловьев и страсти по глобализму
Василий Пичугин

Последняя новость, которую все обсуждают, – выступление Владимира Соловьева перед Советом Федерации. Любой, кто в течение последнего года слушал его на радио «Вести FM», понимает, что ничего принципиально нового он не сказал.

Главная идея, предлагаемая Совету Федерации, – отмена статьи Конституции Российской Федерации, в которой констатируется подчинение нашего права  международному праву. Естественно, если это произойдет, уровень суверенитета нашей страны резко возрастет. Очевидно, что за Владимиром Соловьевым стоит другой Владимир. Прикрываясь фигурой спикера, он оставляет себе возможность некоего проигрыша в том случае, если Совет Федерации никак не отреагирует на это выступление. Если же Совет Федерации поймет «просьбу» президента, то у нас произойдет реформа, которая, безусловно, в очередной раз увеличит суверенитет России.

Эту реформу можно понять в контексте мировой политики: мир глобального капитализма заканчивает свое существование на наших глазах, в дополнение к единому центру мира в лице США у нас появляется еще как минимум три центра мира.

Первый центр – это Великобритания, демарш которой против России призван показать ее суверенитет, и которая смотрит за современной Европой, взяв себе в союзники Францию. Большая часть Европы на подобные вещи смотрит с недоверием («будем посмотреть», что получится у Великобритании). Есть еще Германия, которая, с одной стороны, согласилась выслать дипломатов, пусть и всего одного, с другой, на следующий день подписывает важнейший документ о строительстве газопровода Северный Поток-2.

Вторым центром силы становится Китай, который только что принял решение на законодательном уровне, что власть может не меняться сколько угодно, а это является возвращением к классической китайской модели политики, и отказом Китая от тех правил игры, которые навязывал ему глобальный капитализм.

Третьим центром силы является Россия.

Получается, что появление этих трех игроков – демонстрация того, как мир глобального капитализма уходит в небытие. С другой стороны, любой мир, когда он меняется, когда его правила до конца не прописаны, крайне неустойчив, и вероятность конфликтов неизбежно возрастает. Ну и, конечно же, бывший гегемон – США – надеется в той или иной степени контролировать  все три дополнительных центра мира.

Опубликовано 03 апреля 2018г.