Снова в Киев
Виктория Аникеева

Я выложила в Facebook своё фото на фоне поезда «Москва-Киев». Ох, сколько комментариев сразу посыпалось! Самый распространённый: «Но ведь в Киев не пускают! Куда ты поехала?!» Следующее моё фото было уже непосредственно из Киева, но многим по-прежнему было трудно поверить в реальность происходящего. Мне даже пришло несколько сообщений: «Ты сумасшедшая, но я тебе завидую». «Как ты могла на такое решиться?!» И вот именно в такие моменты я отчётливо понимаю, что люди ситуацию на Украине представляют себе только в том ракурсе, что показывает им телевизор, а он очень скуп на реальность и щедр на негатив. Очень много мифов вокруг Киева. Развеять их можно лишь одним способом: поехать туда, увидеть всё своими глазами, прочувствовать сердцем. Для меня это уже стало традицией, и у меня в этих поездках уже есть постоянная попутчица- Ольга.

Киев для меня – один самых  любимых городов. Этим  паломническим поездкам много лет назад дала начало матушка Оксана, директор православного молодёжного международного фестиваля «Братья» - она каждый год во время Великого поста привозила в Киев молодёжь из Можайска. В последнее время эта традиция прервалась, но, увидев мой репортаж, матушка написала комментарий: «Очень надеюсь в следующем году свозить всех в Киев, в родной Ионинский монастырь».

Я еду в Киев снова и снова даже не ради красивых улиц и домов. Для меня Киев – это, прежде всего, люди. О них и пойдёт речь. Хочется передать всё в реальном свете, так что не бойтесь, розовых очков не будет.

Едем из Москвы в Киев в полупустом поезде. Оно и понятно, ведь в России почти все считают, что российским гражданам въезд на территорию Украины запрещён. На самом же деле, въезд разрешён мужчинам старше 60 лет и женщинам любого возраста, важно чтобы у Вас на руках было приглашение. Его оформляет принимающая сторона (ваши друзья или родственники) и высылают Вам на электронную почту. Распечатываете и предъявляете в поезде. Об этом мы, конечно, не знали. Ведь в прошлом году приглашение требовалось только для мужчин.

3 часа ночи. Пограничники в нашем вагоне спрашивают у пассажиров приглашения, и когда уже каждый третий человек отвечает «Приглашения нет», пограничник в панике хватается за рацию и вызывает старшего: «Их тут пол вагона без приглашений! Что с ними делать?» Кого-то из пассажиров даже заставили звонить родственникам – ночью, просили выслать фото паспорта, чтобы подтвердить родство. Родственники фото выслали, а уснуть после этого ещё долго не могли. Перезванивали и по многу раз уточняли:

- Точно всё в порядке? Тебя пропустили?

-  Пропустили, – отвечала им наша попутчица. - 8 лет в Киеве не была, и ещё столько же сюда бы не ездила, если б не день рождения бабушки. Только ради неё.

Жаль, что вот так, из-за сложного пропускного режима, расшатываются родственные связи.

Пограничники уже вышли из вагона. А мы, хоть и без приглашений, но всё-таки поехали дальше, просто повезло, что нас таких оказалось много.

Два слова о нашем проводнике.  Ещё при посадке в поезд он общался с пассажирами исключительно на украинском. Я, конечно, люблю эту мелодичную речь, но разобрать, какой мне только что сообщили номер места я так и не смогла. Глупо улыбаясь, переспросила:«Какое-какое место?» Проводник Микола нехотя ответил на русском. Потом раздал нам эмиграционные карты, на украинском. Фамилию, имя мы, конечно, сообразили заполнить, а вот дальше с прочтением вопросов возникли трудности. Обращаемся к проводнику за помощью, а он: я очки забыл. И ушёл. Заполнили как смогли. Вижу проходящую мимо  нас фигуру начальника поезда, окликаю его, снова глупо улыбаюсь и говорю: «Наверное, ошибок мы тут налепили, можете проверить?» Начальник поезда зовёт Миколу, и тот появляется с новыми бланками в руках, уже на русском. Закинуть мою гитару на верхнюю полку Микола отказался, говорит – спина больная. И бесполезно было рассказывать, как мало весит гитара. Неприятно, если честно…Сдерживаюсь. Молчу. Чай принёс Микола тоже без настроения. А Ольга, моя мудрая и спокойная попутчица, уже в который раз успешно тушит мой пожар эмоций. Она, расплачиваясь за покупку, ещё и чаевые Миколе оставила. Я бы до такого не додумалась. Микола тоже был изумлён.

Киев. Едем в троллейбусе в сторону Ботанического сада. Мне нравится, что не надо спускаться в метро. Вот тебе и первая обзорная экскурсия. От конечной до конечной. Купили у кондуктора билетики, прокомпостировали их как в старые добрые времена. Снова звучит украинская речь, знакомая, родная, любимая, хоть и не совсем понятная.

Приехали. Прямо с чемоданами отправляемся в Свято-Троицкий Ионинский мужской монастырь, на литургию. В этот день она особенно красива –можно услышать византийские распевы. Спасибо отцу Афанасию, теперь при монастыре работает певческая школа византийского пения. Вообще, рассказывая про Ионинский монастырь, я сразу представляю себе лицо настоятеля монастыря, Владыки Ионы, он всегда, когда провожает нас, говорит так: «Всегда ждём!» Вот и хочется приезжать сюда снова и снова.

Монастырь действительно родной. И это в прямом смысле Дом Божий. Потому что он открыт для всех: верующих и заблудших, и в праздничной одежде, и бродяжнической. И в брюках, и в длинных юбках. И в платочках, и без них. Да мало ли кто в какой одежде? Важнее то, что он наконец-то пришёл! Я смотрю и вижу очень много молодёжи, и очень много мужчин. Владыка Иона смог собрать здесь такую большую семью! Приезжайте, чтобы увидеть всё это своими глазами и помолиться вместе с братией.

Так как это монастырь, службы здесь длятся гораздо дольше, но они невероятно красивы

Ещё одно детище Владыки Ионы – женский монастырь «Отрада и Утешение» в Ольшанке. Много раз слышала о нём, и наконец-то довелось побывать. Красиво, как в Греции. На богослужение не попали, в утешение сестры угостили нас травяным чаем и монастырскими сладостями. Жаль, что сюда неудобно добираться общественным транспортом. Нам повезло, Валера, наш друг-семинарист, каждый день интересовался, чем помочь, и в нужный момент приезжал, чтобы решить вопросы любой сложности. Он же, по традиции, провёл для нас экскурсию по Киево-Печерской Лавре.

Благодаря Валере я смогла приехать и в гости к отцу Николаю Могильному и его матушке Виктории, я так рада встрече! Матушка мне подарила свою книгу «Батюшка не танцует». Книгу можно купить и в Ионинском монастыре, а вот в России она пока ещё не продаётся.

В шаговой доступности от Ионинского монастыря есть Зверинецкий мужской монастырь, да-да, созданный тоже при активном участии владыки Ионы. В этом монастыре есть пещеры, можно попасть на экскурсию или одному побродить, приложиться к святыням. Со мной всегда вызывался гулять кто-то из Киевлян, большая часть из них – участники фестиваля «Братья», именно там мы все и познакомились. Ещё одна киевляночка– Полина, провела для нас авторскую экскурсию по «миниатюрным памятникам Киева». Из того, что запомнилось: Московские ворота, первый трамвай, граммофон (реально воспроизводящий музыку), каштан, как символ города, и, конечно же, котлета по-киевски, всё это размером с ладонь, вот уж действительно миниатюра. Очень рекомендую этот маршрут.

Ещё меня часто спрашивают, на каком языке разговаривают в Киеве. Отвечаю: почти все, с кем мы общались, говорили между собой на русском. Однако с такой же лёгкостью они переходят и на украинский язык. Наш общий знакомый, лучший волонтёр того же фестиваля «Братья», а теперь уже священник – отец Алексей –буквально несколько минут назад говорил с нами по-русски, а теперь, на солее, говорит проповедь на украинском. Красиво, и общий смысл мне ясен, но когда матушка Екатерина, увидев мое затруднение, начала синхронный перевод, проповедь для меня приобрела глубину.

Мне было сложно перейти с отцом Алексеем на «вы» и контролировать себя в минуты общения. То волонтёр был, а то уже батюшка. Я в запале, рассказывая ему какую-то ну очень интересную историю, несколько раз хлопала его по плечу со словами «Круто же, Лёха?!» А потом краснела со словами: «Ой, прошу прощения, отец Алексей, никак не привыкну». Это незабываемо.

Два слова о его прихожанах. Я всё-таки не удержалась, достала во время службы фотоаппарат и сфотографировала прихожан со спины. В кадре: отец Алесей и много-много платочков… Вот такая паства: в основном бабулечки. Одна из них мне особенно запомнилась: баба Люба. Она так и представилась. Ей 79 лет, бодра, весела и незаменима. За время моего короткого пребывания я заметила, что  баба Люба всегда появлялась в самый нужным момент, когда что-то случалось. И когда мы, оставшись на субботник, сажали возле храма деревья, она пришла и подсказала, как лучше сделать. Покорило меня в бабе Любе то, что она не ворчала и не занудствовала. Она просто приходила, делала дело и, улыбаясь, уходила.

Когда я увидела храм, в котором предстоит служить отцу Алексею, сердце сжалось, - он в очень запущенном состоянии. Это бывшее здание школы, которое не видело ремонта уже очень много лет. Буквально зимой отвалилось крыльцо, пол под ногами проваливается, и ещё совсем недавно здесь были разбиты окна. Внутри храма по-прежнему ну очень холодно. Мне вспомнились слова из песни отца Ярослава Ерофеева: «настоятель священных руин».

Я впервые видела разруху своим глазами и участвовала в таком вот настоящем возрождении храма. Мне даже удалось побывать на субботнике: пришли друзья-строители и переложили доски на крыльце – больше  пол не проваливается. Ещё один профессионал – Василий, имеющий необходимое альпинистское снаряжение, – срезал ветки заражённых деревьев. А мы успели граблями поработать, разобрать вековые завалы в сарае и – самое торжественное – посадить три дерева. Честно сказать, меня до глубины души поразил этот субботник. И это первое в моей жизни посаженное своими  руками дерево. Как же радостно, что именно на Украинской земле! Я обещала отцу Алексею, что буду навещать эту яблоньку аж до самой пенсии.

Ольга уехала в Москву раньше, а я здесь подзадержалась. Но вот и мой поезд Киев-Москва. На этот раз он битком. Кладу на столик свой красный паспорт. Проводник, неся в руках эмиграционные бланки, смотрит на стол и интересуется: все ли здесь граждане РФ? «Нет», - отвечают хором три моих попутчика. Встречаемся взглядами. Тишина. Через некоторое время она нарушается украинской речью. Это отец и сын начали между собой о политике и о выборах. Я, хоть и общительный человек, но не тороплюсь знакомиться. Наслаждаюсь этой мелодичностью речи.

Но сидящую рядом женщину заинтересовало моё длинное платье. Поведала я ей об отце Алексее и о его священных руинах. Завершив историю, понимаю, что мой громкий голос заполнил уже всё купе. Снова встретились взглядами с отцом и сыном. Молчат. Что они обо мне думают? Кем считают свою попутчицу-москвичу? Неважно. Потому что через час мы все перезнакомились. И уже хохотали вместе. Вижу изумление на лицах: «Ну надо же, - говорят. - Ты молодец, что ездишь к нам. И здорово, что так любишь Украину. Знаешь, ты, можно сказать, несёшь свет». Молчу. Улыбаюсь.

За разговорами очень быстро доехали. Перед высадкой из вагона мы добавились в друзья в Facebook. Да, киевлян у меня в друзьях становится всё больше. Спасибо Вам, родные мои, за гостеприимство. Увидимся снова, уже через год.

P.S. К моменту моего приезда в Ионинский монастырь шла уже 5 неделя поста, а ощущение было, что пост только-только начался. Потому что все предыдущие недели – мимо. То болела, то ленилась. Зачерствела...Те редкие разы, что я была в храме в Москве получалось скорее от слова «надо», а не по зову души...И казалось нереально удержать баланс между ежедневной суетой и тихой молитвенной радостью. Пришлось сбежать в Ионинский монастырь. И только здесь, в Киеве, я ожила, наконец-то проснулась духовная жажда и радость. На этом «топливе» и дотяну до Пасхи.

Опубликовано 14 мая 2019г.

Статьи по теме: