Покемоны, Познер и Карлсон
Василий Пичугин

Как-то поспорили Карлсон и Фрекен Бок. Фрекен Бок смела заявить, что на каждый вопрос можно ответить – «да» или «нет». На это Карлсон задал ей такой вопрос: «Ты перестала пить коньяк по утрам? Отвечай: да или нет?». Бедная Фрекен Бок не нашлась, что ответить…

Карлсон всегда был по отношению и к Фрекен Бок, и к Малышу ловким манипулятором. Поэтому он снисходительно говорил своему младшему подопечному: «Выиграл или проиграл в споре Карлсон, он всегда сияет как начищенный пятак».

Главным Карлсоном нашего телеэфира в постсоветское время был Владимир Познер. Никто так не умел профессионально манипулировать собеседником, как Владимир Владимирович – спровоцировать его на неадекватное поведение, сбить убедительную аргументацию провокационным вопросом, и в результате своих действий провести в умы телезрителей либерально-атеистическую  идеологию (недаром он главный гуру и «почетный академик» российского капиталистического телевидения). Он был поистине Карлсоном-асом по отношению и к своему «малышу» - телезрителю, и к своим «интервьюируемым персонам». Увы, годы берут свое, и рейтинги Познера неумолимо ползут вниз. А когда ты больше полувека в телеэфире, для тебя рейтинг популярности – это мощный наркотик, от которого отказаться очень сложно.

Он был поистине Карлсоном-асом по отношению и к своему «малышу» - телезрителю, и к своим «интервьюируемым персонам»

Поэтому после осуждения блогера Соколовского за то, что тот для раскрутки своего монетизированного блога ловил покемонов в Храме на крови в Екатеринбурге, бедный Владимир Владимирович обратился к Владимир Владимировичу, чья фамилия тоже на «П» начинается, с риторическим вопросом: «Я, как известно, атеист. Следовательно, считаю, что бога нет. Я не то чтобы бегаю кругом и кричу «нету, нету» с утра до вечера, но и не скрываю своих убеждений. Я хотел бы получить исчерпывающее разъяснение: исповедуя этот взгляд, я нарушаю Уголовный кодекс РФ? Может быть, Патриарх Кирилл скажет, оскорбляю ли я его религиозные чувства, утверждая, что бога нет? Может быть, председатель Конституционного суда скажет мне, имею ли я право думать то, что я думаю, и высказывать то, что я высказываю? Может быть, глава государства внесет ясность, не ожидает ли меня суд и, даст бог, извините за каламбур, мягкий приговор?»

Карлсон – самый милый хам в детской литературе, поэтому в конце наш телевизионный Карлсон написал два слова: «Удачи Вам». Ну просто очаровательно.

Но в принципе все послание вызывает одно чувство: «стареет Познер, стареет, раньше так топорно не работал», даже инквизицию вспомнил, попугал всех…

Ну а администрация Владимира Владимировича, чья фамилия на «П» начинается, – там не дураки сидят, –  увы, старение тоже заметила, отвечать не удосужилась. Ну что взять со старичка? Он ведь писал: «В России меня держит только моя работа. Я не русский человек, это не моя родина, я здесь не вырос, я не чувствую себя здесь полностью дома — и от этого очень страдаю. Я чувствую в России себя чужим. И если у меня не будет работы, я поеду туда, где чувствую себя дома. Скорее всего я уеду во Францию». Авось и улетит старенький Карлсон в милую Францию. Вот именно там, на родине католической инквизиции (появилась во время альбигойских войн), и атеистической инквизиции (Великая Французская революция), все эти инквизиции возродятся, и там будет очень весело. И в будущем «безудержном веселье» такого «красивого, умного и в меру упитанного мужчины в самом расцвете сил» как Владимир Владимирович Познер будет очень не хватать.

Опубликовано 19 мая 2017г.

Статьи по теме: