Я готов отдать жизнь
Мария Берова

Владимир Владимирович Елисеев, майор запаса, вице-президент Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа», глава охранного агентства, член редакционного совета газеты «Спецназ России», участвовал в открытии кадетского корпуса в родном городе Кыштым.

Однажды, в 1983 году, во время игры в волейбол, ко мне подошел человек и предложил: «Володь, не хочешь заняться нормальной мужской работой?» - «Это какой?» - «Перейти непосредственно в КГБ». Наверное, все военные того поколения мечтали работать в комитете государственной безопасности. Потом служба, увольнение в запас.

В мае 2016 года между ветеранским содружеством Группы «Альфа» и Челябинской епархией было подписано соглашение о сотрудничестве в деле военно-патриотического, духовно-нравственного и гражданского воспитания молодежи, приобщения юношества к службе в армии и достойному званию воина России. Владимир Владимирович поделился историей создания подразделения «Альфа»:

Подразделение антитеррора было создано 29 июля 1974 года личным распоряжением председателя КГБ СССР Юрием Владимировичем Андроповым. Необходимость создания этого Управления была продиктована тем, что в Москве в 1980-м году должны были проходить XXII летние Олимпийские игры. Печальный опыт проведения Олимпиады 1972 года в Мюнхене, когда во время Олимпийских игр палестинскими боевиками была захвачена сборная команда Израиля по борьбе, и когда при освобождении полицейскими силами в ходе спецоперации все заложники погибли, показал, что, для обеспечения безопасности проведения Олимпиады в Москве, необходимо создать специальное подразделение. Основные задачи Группы «Альфа» – это освобождение заложников со всех видов транспорта, объектов движущихся и не движущихся, выполнение задач, продиктованных современным временем. Первоначально Группа состояла из 30 человек. Все – сотрудники комитета госбезопасности, по своему физическому состоянию на уровне мастеров спорта по разным видам спорта. Физически здоровые, морально устойчивые, преданные Родине и своей службе. Затем, по мере взросления и увеличения задач, стоящих перед Управлением, – оно вырастало. И к моменту развала Советского Союза состояло из 200 человек. Сейчас количество человек в Управлении «А», центре специального назначения ФСБ России, достаточно для выполнения любых задач.

Какие качества отличают бойцов спецназа «Альфа» от других бойцов? Какие люди сейчас допускаются до службы в «Альфе»?

Начнем с того, что это офицерское подразделение, –  у нас нет ни солдат срочной службы, ни контрактников. То есть, это люди, которые целенаправленно стали офицерами, защитниками нашего Отечества. Требования к ним – крепкое здоровье, умение ориентироваться в любой обстановке и принимать правильные решения. Потому что от каждого действия зависит жизнь не только самого сотрудника, но и жизнь его товарищей, которые вместе с ним идут на выполнение боевых задач, а также жизнь заложников, которых они освобождают.

Уровень подготовки на сегодняшний день достаточно серьезный: по оценкам мировых специалистов, «Альфа» является одним из лучших подразделений в мире по борьбе с терроризмом. Многие из офицеров других подразделений считают за честь службу в «Альфе». Чем мы отличаемся от других? Ну, наверное, тем, что наше управление входит в федеральную службу безопасности, а также возможностью проявить свои лучшие качества в том подразделении, которое занимается настоящей работой и делает полезное дело для государства.

В чем отличительные особенности группы «Альфа» от других подразделений ФСБ РФ?

Специальных подразделений в ФСБ всего три. Они входят в центр специального назначения ФСБ РФ со своими задачами и возможностями. Поскольку идет необъявленная война, все три Управления занимаются практически одной и той же работой: это выявление и уничтожение бандформирований, их главарей и спасение людей, ставших жертвами терроризма. Других подразделений в ФСБ нет.

Вы не раз бывали в зоне боевых действий и антитеррористических операциях. Скажите, какая задача была для Вас самой сложной и … страшной?

Операции – они все сложные. Страха перед проведением операций как такового нет, страх приходит уже после того, как все это свершилось и идет анализ, каким образом это все происходило, что могло бы произойти, если бы что-то пошло не так - и ситуация развернулась бы в другую сторону. Тогда это уже внутреннее состояние на пороге страха. Перед проведением и во время операции, организм и мысли работают на том уровне подготовки, который предшествовал боевым действиям - и там, на поле боя, выполняешь все то, что наработано неделями, месяцами, годами. Задумываться о том, боишься ты или не боишься – времени нет. Ну, из сложных операций это, конечно, сухумская, август 90-го года, когда 73 преступника и из них 12 приговоренных к смертной казни, захватили заложников в изоляторе временного содержания. Помимо этого, бандиты завладели оружием в три с половиной тысячи стволов, нарезного и гладкоствольного, и к нему более 70 тысяч патронов. Мы проводили операцию по освобождению заложников. Она была уникальна тем, что в ней принимали участие два подразделения: офицерский «Альфа» и спецназ внутренних войск «Витязь» дивизии имени Дзержинского, в основном солдаты срочной службы. Операция прошла успешно, заложники были освобождены, преступники обезоружены и загнаны в свои камеры. Единственное, с нашей стороны был ранен Игорь Орехов, –  пуля попала ему в шею, которую вытащили на третий день в Москве, и военнослужащий «Витязя» также был ранен в ногу.

Почему вы сотрудничаете с Русской Православной Церковью?

Взаимоотношения с Русской Православной Церковью у нас давние. Начнем с того, что при выездах Патриарха всея Руси Алексия II в разные регионы страны и за рубеж, наши сотрудники обеспечивали его безопасность. На сегодняшний день у нас заключено соглашение с Челябинской епархией по взаимодействию –  это тоже символично, итог нашей работы в Челябинской области. Военно-патриотическое объединение «ВОИН», имени героя России Александра Перова, который погиб в Беслане при освобождении заложников в школе №1, было создано по согласованию с Патриархом Алексием II и под патронажем Челябинской епархии. Для ребят, которые занимаются в военно-патриотических клубах, ну и для нашего подразделения, вера в то, что они делают связана с русскими традициями, с нашим отношением к Церкви, и, к тому же, в какой-то степени верой в себя и в Бога. У нас тесные взаимоотношения с нашей Русской Православной Церковью, есть вице-президент Поляков Сергей Анатольевич, который осуществляет взаимодействие между нами. Поэтому все едино, хоть и говорят, что Церковь отделена от государства. Наоборот, в последнее время мы видим, что и руководство страны, и Владимир Владимирович Путин уделяют большое внимание возрождению храмов, монастырей и веры нашей, несмотря на то, что нападки на Православие идут по всему миру. Поэтому нам надо защищаться, оберегаться и делать все для того, чтобы наше Православие оставалось, развивалось и было во что верить, и в кого.

Организация «ВОИН» является единственным военно-патриотическим объединением, который имеет статус официального резерва «Альфы». Не одного на сегодняшний день выпускника объединения в «Альфе» не служит, – они служат в других спецподразделениях официальных ведомств и управлений. Для «ВОИНа» это дает возможность соприкоснуться с подразделением и с ветеранами подразделения. Каждый год мы выезжаем на военно-полевые сборы, проводимые «ВОИНом». В этом году они будут проходить в августе на базе танкового полигона под г. Чебаркулем. Практически каждый год их посещает Перов Валентин Антонович, отец Александра Перова. Для ребят, которые там занимаются, это важно: встретиться и с ветеранами, и с отцом Героя России. Это останется на всю жизнь.

Что дает тем, кто занимается в организации «ВОИН», эта подготовка?

Во-первых, они реально отличаются от ребят, которые занимаются в данном направлении. Их уровень подготовки настолько высок, что когда они приходят по призыву служить в войска, то их можно ставить сразу младшими командирами, поскольку у них и строевая, и воздушно-десантная, и подводная, и горная, и стрелковая подготовка, –  то есть, они готовые защитники Отечества.

Во-вторых, дружба, потому что они постоянно находятся вместе и вместе уезжают на сборы; у них хорошие контакты с кадетами из Челябинска. Они совместно проводят встречи, бальные вечера, где и кадеты, и девушки, и курсанты «ВОИНа», – то есть, следуют русским традициям. Все это обогащает внутренний мир и создает ощущение того, что они востребованы в будущем. Тем более, когда они приходят из армии: к ним с большим интересом относятся руководители разных правоохранительных органов. Это готовые люди, прошедшие армию и способные двигаться дальше в военном направлении.

Есть в Русской Православной Церкви Святые воины, которые защищали русскую землю. Существуют ли в вашем восприятии такие Герои, с которых Вы берете пример?

Конечно! Александр Невский, Дмитрий Донской. С этими именами непосредственно связана наша деятельность и наши ощущения. Тем более, в Тульской области у нас есть Фонд Дмитрия Донского, объединяющий ветеранов многих спецподразделений, инвалидов локальных войн и вооруженных конфликтов, потому что это люди, на которых стоит равняться, первые из тех, кто встал на защиту нашего Отечества. Даже рядом с нашей академией ФСБ стоит храм Александра Невского. Я считаю, что это неразрывные страницы нашей истории, от которых, мы, по определению, не можем отойти.

Как Вы воспринимаете фразу «за други своя»?

Я ее воспринимаю, как участник многих операций по освобождению заложников: положить свою жизнь за жизнь живущих. Потому что отдать себя, пожертвовать собой – это прерогатива сотрудников нашего подразделения. Заложник должен быть освобожден любыми способами и средствами, в том числе и самопожертвованием сотрудников. Яркий пример – это освобождение захваченных детей и взрослых в школе №1 в Беслане, когда наши ребята закрывали собой людей, то они реально отдавали свою жизнь за тех, кого спасали. И сейчас, если говорить об этой заповеди, то к нашему центру специального назначения это относится в первую очередь, поскольку в наше время погибло порядка 90 человек из центра специального назначения при исполнении воинского долга. И, в большей степени, как раз при вызволении пленных из рук преступников. Это внутреннее состояние бойца, поскольку, если ты не способен отдать жизнь за кого-то, то не место тебе в подразделении. Я бы вот так сказал. И в моей жизни было тоже немало ситуаций, при которых я мог бы погибнуть, но, к счастью, я пока живой, могу работать, что-то делать и жить.

Ваш девиз по жизни?

Польза для всех, с кем я нахожусь.

Опубликовано 03 августа 2017г.

Статьи по теме: