Прибыль – это не обязательно деньги
Александр Парамонов

Беседовала Мария Первозванская

О правильной постановке целей в жизни и в предпринимательской деятельности мы беседуем с Александром Ивановичем Парамоновым, кандидатом педагогических наук, доцентом, и одним из основателей молодежного предпринимательского движения в России.

 Жить, в принципе, можно по двум сценариям. Первый – живешь, как живется, и смотришь, что получится. Второй – когда ты хочешь чего-то в этой жизни добиться. То есть составляешь некий план. Александр Иванович, как в идеале выглядит такого рода жизненное планирование?

Я думаю, говорить о «планировании жизни» сложно. В каком возрасте человек может начинать планировать свою жизнь? В 7 лет? В 14? Или достигнув совершеннолетия? Здесь речь идет, скорее, об укладе, семейных и родовых традициях, которые «протопланируют» жизнь человека.

Я придерживаюсь точки зрения, которую предлагал наш мыслитель Н. Г. Алексеев (1932–2003). У любого человека есть некие ценности – то, что он считает ценностным для себя в этой жизни. И есть практика их реализации в каком-то деле, если можно так выразиться, «с определенной позиции». Но это не значит, что у человека есть одна-единственная цель на всю жизнь: целей может быть много, и позиции в течение жизни могут меняться. Иначе говоря, воплощение ценностных оснований в практику и порождает цель.

 А если у человека есть цель, но для ее достижения придется переступить через свои же ценности?

У разных людей – разные ценности, и не обязательно со знаком «плюс». Важно понимать, что есть тот предел, после которого нарушение становится необратимым. И такого рода нарушений допускать нельзя. Если же человек всё-таки делает подобный шаг, тогда становится понятно, что у него теперь этих ценностей нет. Он их может по-прежнему декларировать, но по жизни он не выдержал. Разные обстоятельства бывают, но это, так или иначе, остается преступлением против ценностей.

Разумеется, жизнь-то разные варианты предлагает. Скажем, у Вас есть глобальный и с глубоким смыслом проект, и для реализации его Вам необходимы денежные средства, достаточно много и достаточно быстро. Эти средства могут предлагать разные фонды. Вы обращаетесь в какой-нибудь фонд (например, Серафима Саровского), но там кроме Вас еще много людей, и у кого-то есть более важные, актуальные проекты. Вам говорят: «Простите, в этом году не получится. Подождите немного». А тут подкатывает какой-нибудь «Сорос» и говорит: «Давайте, делайте свое мероприятие. Мы дадим денег, даже в два раза больше, чем Вам надо. Но…» И начинает свои «но». Мероприятие состоится, но окраска его и смысловое содержание поменяются. Например, была идея, что вопреки всему надо укреплять и развивать экономику России. И вот денег в два раза больше дадут, «но»: чтобы смысл был прямо противоположный, чтобы в России молодые люди получали качественное образование за государственный счет, а потом переезжали работать за границу. И тут уж Вам решать, противоречит ли это Вашим ценностям.

 Сейчас все активно пользуются термином «бизнес», возникшим в англоязычных странах. Русский же термин – «предпринимательство». У меня ощущение, что за этими словами скрываются два совершенно разных явления. Так ли это?

Да, это так. Различия эти исторические. Есть источники, которые показывают, что само слово «предпринимательство» появилось в русском языке лет 400 тому назад. Когда началось мануфактурное, фабричное производство, увеличился объем товарообмена с западными странами, и возникла необходимость появления слова-термина, с помощью которого можно было бы общаться с иностранцами и рассказывать о результатах этой активности. И такое слово было сконструировано как калька с немецкого Unternehmung и было чем-то похожим на явление деловой активности, которое назвали через два старославянских слова «пред» и «приятие». Даже при этимологическом разборе слова «звона денег» не слышно. «Приятие» – это когда что-то принимают либо это что-то приятное.

В бизнесе закреплен один вид прибыли – финансовый. В предпринимательстве это не обязательно деньги. По сути, прибыль – это приращение любого ресурса. Например, было у человека 10 единиц знаний, он нечто предпринял, и их стало 15 единиц, у него есть прибыль – 5 единиц знаний. Эта прибыль, при необходимости и умении, может быть переведена в денежное выражение.

 И это, наверное, не единственное различие?

Да, конечно. В бизнесе, как правило, говорят, что у них есть и социальная миссия. Она действительно там присутствует иногда, но скорее для того, чтобы сам бизнес шел лучше. Это своего рода PR для формирования позитивного мнения, ради улучшения развития бизнеса. В предпринимательстве по-другому: люди, которые занимались, да и сейчас занимаются предпринимательской деятельностью, из своих прибылей и доходов строили храмы, дома для неимущих, кормили бедняков, открывали богадельни, больницы. Говорилось, что это «десятина». Но это не значит, что это была десятая часть – это вполне могла быть и половина всех доходов. И это делалось вовсе не для того, чтобы бизнес лучше шел. Это делалось от души. И люди, исходя из своих ценностей, вот так вот цели трансформировали. Работали не ради того, чтобы заработать, а ради того, чтобы и твоя семья, и твои работники нормально жили, и чтобы другим людям можно было помочь. Конечно, бывали и исключения, - те, кто работал чисто ради прибыли. Но это именно исключения. Вообще-то, в момент появления термина и после речь шла, видимо, о хозяевах. О хозяине и хозяйстве хорошо писал П. Н. Савицкий. Видимо, всё-таки у нас корневое явление – это хозяйство. Но в период перед революцией 1917 года предприниматели сыграли свою негативную роль, потому что цели сместились в сторону «заработать», и они начали мутировать в бизнесменов. И мы видели, чем это закончилось и как это сейчас продолжается.

  А в современном капиталистическом мире, когда законы бизнеса диктуют: «ты не съешь – тебя съедят», возможно ли заниматься предпринимательством?

Конечно. Хотя и очень непросто. Это зависит от того, какие у тебя цели и ценности. Сейчас декларируется, что есть и еще будут создаваться законы, которые призваны облегчить предпринимательскую деятельность, создать для нее благоприятные условия, чтобы предприниматели богатели и развивали страну, вкладывали деньги в добрые дела. Но это в теории. На практике всё гораздо хуже.

  Есть ли сейчас в России примеры удачного предпринимательсва?

Да. Например, С. Н. Федоров (1927–2000) создал Московский исследовательский институт микрохирургии глаза («Центр Федорова»). С одной стороны, это было высококлассное, международного уровня лечебное учреждение, с другой – это большое хозяйство, которое он наладил. Он еще и сельским хозяйством заниматься начал, но многого сделать просто не успел.

Еще был А. С. Паникин (1950–2002), который из небольшого кооператива создал систему магазинов «Панинтер», которые работали многие годы.

Б. Б. Сергуненков, президент компании «ВАПА», основные предприятия которой находятся в Санкт-Петербурге. Этот человек наладил производство красок в России. Рынок забит не ими, и в любом магазине красок представлены вполне определенные финские марки, но специалисты знают, что краски производственного объединения «ВАПА» лучше. Там серьезная научная и материальная база. Но красками всё не ограничивается. На острове Коневец им построена часовня в честь святого благоверного Великого князя Александра Невского. В качестве пожертвований при воздвижении храма священномученика Алексия Сибирского в с. Козлово в Тверской области студентам передавались краски, строительные материалы. А вообще, этот храм в Козлово построен при большом участии еще одного предпринимателя, В. А. Блинова.

И таких примеров довольно много. И стоит заметить, что часто люди, успешные в предпринимательстве, довольно активны в социальном служении.

Предположим, что я хочу заниматься предпринимательством, открыть свое дело. Что мне для этого нужно? Какие цели нужно перед собой поставить? Какие у меня должны быть ресурсы для этого?

Если «предположим» – то получается своего рода ответ «в никуда». Советовать что-то можно, только познакомившись с конкретным человеком. Здесь же можно дать лишь какие-то общие советы. Есть одна возможная линия – начать учиться.

 Этому можно научиться? Это реально?

Да, можно. Например, Московский колледж предпринимательства №11 – это учебное заведение, где этому специально учат. Есть программа, создаются условия. Когда студенты к нам только приходят, они, естественно, проходят определенный отбор. У нас конкурсное поступление, и не каждый попадает. Это государственное образовательное учреждение, для тех, кто прошел по рейтингу, обучение бесплатно, то есть оплачивается из бюджета. Хотя есть группы, куда попасть проще, по итогам собеседования, но человек, оплачивая свое обучение, принимает на себя ответственность за то, что он будет учиться и разовьет свои способности.

Но здесь, опять же, не начинается с того, что: «Ребята, давайте прямо сейчас банк откроем или супермаркет на Ленинградском шоссе». Учат исследовать различные сегменты рынка и вообще исследовательской работе. Параллельно учат заниматься проектами. Небольшими. Чтобы появилась определенная группа навыков, которые в дальнейшей предпринимательской деятельности, скорее всего, пригодятся.

Например, одна из наших студенток создала банк учебных видеофильмов и роликов. Смысл проекта в том, чтобы в течение определенного времени вести видеозапись встреч преподавателей со студентами, а потом это всё объединить и получить не печатный учебник, а видеокурсы. Это некоммерческий проект. Но в дальнейшем, если его грамотно раскрутить, «упаковать», то, возможно, в других учебных заведениях, да и в нашем тоже, студенты могли бы его за определенную сумму, как книги, покупать.

Но прибыль создается уже в момент образования этого видеобанка. Раньше его не было, а теперь – есть. Это прибыль. Это продукт. И, по факту, это предпринимательская деятельность. Еще мы издаем журнал «Предпринимательский проект», в котором из номера в номер рассказываем о молодых предпринимателях.

 А какие еще есть варианты, кроме учебы?

 Можно участвовать в конкурсах. Уже более 20 лет ежегодно проводится Московский городской конкурс «Лучший предпринимательский проект учащейся и студенческой молодежи». То есть молодой человек придумывает, чем он хочет заниматься, составляет проект, бизнес-план, продумывает свое дело, делает заявку и участвует в конкурсе. А дальше с ним начинают при необходимости работать консультанты и эксперты, то есть всё равно дальше идет учеба, но параллельно с реализацией проекта. И дальше, если он с умом к этому относился, неважно, выиграл он или не выиграл в конкурсе, главное, он понял, как что делать, и что ему надо или, наоборот, не надо. Если не надо, он время перестанет терять.

Если же этот молодой человек выиграл, он едет на бизнес-фестиваль, общается с другими начинающими предпринимателями. Бывают случаи, когда мы выводим таких молодых предпринимателей на субсидии. Есть же государственные структуры, которые в ряде случаев действительно помогают в становлении дела. То есть он выходит на взрослый конкурс, у него уже всё проработано.

Иногда бывают самородки. Но как это получается, я не знаю, они развиваются по какой-то уникальной траектории.

 Если вернуться к вопросу о ресурсах: из того, что Вы рассказали выше, я поняла, что для создания дела важны не только деньги, но и что-то другое.

Да, ресурсы – это не только деньги. Деньги тоже важны. Но предпринимательством занимаются не ради денег, цель совершенно другая. Не «деньги ради денег». И как только они появляются, их правильно вкладывают: либо в семью, либо в какой-то более широкий сегмент общества. Знания – это тоже ресурс. И навыки, умения, опыт.        

 Александр Иванович, почему часто хорошие идеи не удается реализовать?

 Если идея была действительно хорошая, а реализовать ее не удалось, – наверное, недостаточно хороши были те, кто ее реализовывал.

По теме:

Архиепископ Амвросий Петергофский. Существует ли православное предпринимательство?

Опубликовано 08 ноября 2017г.

Статьи по теме: