Умные вещи. В сапогах-скороходах к биороботу
Анастасия Екимова

С каждым днем предметный мир вокруг нас стремительно «умнеет». «Умный» дом, «умный» телефон, «умный» котел отопления, «умный» электросчетчик, «умные» ворота. Недавно «умная» остановка появилась. Наш зад согревает лавка с инфракрасным обогревателем, пока мы подзаряжаем смартфон и копаемся в интернете, ожидая автобуса.

Умный электросчетчик без нашего участия отправит данные о потреблении энергии. Умный холодильник закажет продукты на дом, а «умные» ворота гостеприимно откроются перед своим повелителем. Как тут не почувствовать собственное превосходство над неудачником-ретроградом, стоящим в очереди за продуктами и собственноручно открывающим калитку? Только у технологического прогресса есть обратная сторона медали, и дело не в том, что счета за электричество получаются космическими, продукты - просроченными, а ворота вообще самостоятельно подписываются на платные сервисы от МТС.

Мечта о вещах-помощниках, облегчающих жизнь и наделяющих сверхспособностями, сопровождает человечество с момента его возникновения. Скатерть-самобранка, меч-кладенец, дудка-самодудка, шапка-невидимка, сапоги-скороходы не случайно упоминаются в фольклоре, этом  зеркале национального менталитета. Аналогии между былинными и современными гаджетами напрашиваются сами собой: золотая рыбка – 3D принтер, волшебный клубочек – навигатор, яблочко на тарелочке – вэб-камера и т.д. Только вот герои древности использовали могущественные артефакты для решения глобальных целей типа победы добра над злом, а гаджеты 21 века – это капиталовложение в собственные лень и тщеславие.

Условием для «могущества» современных «ручек-самописок» и «яблочек на тарелочках», то бишь «умных» домов, водонагревателей и фитнес-браслетов является подключение к интернету. Эта система включенности устройств в сеть получила название «интернет вещей». «Сеть физических предметов, оснащенных встроенными технологиями для взаимодействия друг с другом или с внешней средой, … способная исключить из части действий и операций необходимость участия человека» - такое определение дает Википедия. Иными словами, все, что окружает человека, -  автомобиль, кофеварка, ботинки, утюг - могут «общаться» между собой и действовать самостоятельно.

Пробой пера в онтогенезе «умных вещей» стал компьютерный текстовой редактор, подчеркивающий ошибки. Вполне себе грамотные люди с радостью и облегчением стали уповать на машинный «разум». А с появлением функций Т9 и автозамены счастью невежд, избавленных от необходимости следить за правописанием, не было предела.

Обывателю как-то не приходит в голову, что смартфоны, умные холодильники, сигнализации, фитнес-браслеты и ворота – это такие же компьютеры, которые запросто подвержены взлому. Размышления о компьютерной безопасности обычно оканчиваются фразой: «Ой, ну подумаешь, прочтут мою переписку с бабушкой о ее высоком давлении», подчеркивая тем самым собственную неинтересность для киберпреступников. Возможность «бунта» собственных вещей не то что не пугает, а даже вызывает улыбку. То, что ворота подписались на рассылку от МТС, воспринято как хохма, а не как тревожный звоночек о потере контроля над собственной повседневностью. Мы не замечаем, как управление нашим бытием потихоньку переводится на внешний уровень.

«И что в этом страшного или плохого?» - спросит читатель. Опасность «умных вещей» - это фантазии автора-мракобеса, начитавшегося конспирологических теорий.

Дело в том, что «умные вещи» - это начальная ступенька лестницы, ведущей к трансгуманизму. Ни у кого не вызывает недоумения, что понятие «умный» приписывается неодушевленным предметам. Что значит «умный»? Мыслящий, способный принять решение и сделать открытие. Наделенный созидательной силой. На это способен только человек. Мышление – это часть его божественной природы. Разгадать механизмы мышления - означает проникнуть в суть божественного замысла, получить неограниченную власть. Не смотря на громкие лозунги и заявления, это еще никому не удалось. «Если бы человек изучал себя, то увидел бы, насколько он не способен идти дальше. Как может часть познать целое?» - вопрошал гениальный Блез Паскаль.

Маркетинг внушает готовые связки – человек и вещь, в принципе, равноценны, равнозначны и взаимозаменяемы, т.е. являются воплощением друг друга. Это часть рекламной компании по продвижению гибрида человека и вещи, подпитываемая мощной теоретической базой. Французский социолог Бруно Латур считает, что наш мир уже давно заполнен гибридами: соединениями машин и людей, природных явлений и технологий, имплантов, трансплантантов и др.  А Донна Харавэй в своем «Манифесте киборгов» прямо говорит о том, что фигура киборга, физического и семиотического гибрида биологических и технологических элементов – наше будущее.

Продвижение идеи о «сверхчеловеке» началось с малого – с приобщения к технологиям на потребительском уровне. В философии науки есть специальная теория «экономии мышления», согласно которой «наши мысли соответствуют не объективной действительности, а тому, насколько в процессе мышления сэкономлено времени и умственных затрат для познания исследуемого явления» (Эрнст Мах, Рихард Авенариус). В бытовом отношении экономия мышления – это привычка думать ярлыками, блоками, уже готовыми причинно-следственными связками. «Умная вещь» - комфорт – расширение возможностей и «свобода» – сверхспособности – биоробот – одна из таких цепочек, внушаемая маркетологами.

Но трансгуманизм пока еще не так популярен, как хотелось бы его адептам. Поэтому атака ведется в обход ключевых позиций, через «умных» помощников. Но очевидно, что с развитием «интернета вещей» будет появляться все большее количество людей, готовых вживить в собственное тело устройства для лучшей и более удобной коммуникации с современными технологиями.

Кто победит в этой битве – сторонники или противники трансгуманизма – неизвестно. Уповаем лишь на то, что последнее слово останется за Богом.

Опубликовано 02 июля 2018г.