Сельма Лагерлёфф и мысли о сказке
Артем Перлик

Бог касается каждого человека, но жизни тех, кто любит Его, он обращает в чудесную сказку, лучше которой ничего нет и которой никогда не будет конца. Один из светлых примеров этого — чудо, произошедшее с маленькой будущей сказочницей - Сельмой Лагерлёфф.

Когда Сельме было три с половиной года, у неё неожиданно отнялись ноги. Она очень испугалась и смогла успокоиться только тогда, когда её няня, Большая Кайса, пообещала всюду её носить с собой. У семьи Сельмы были знакомые — капитан дальнего плавания и его жена. Когда Кайса спрашивала, как жена капитана не боится отпускать его в море, та отвечала: «Господь хранит его». И добавляла, что у них на корабле есть райская птица.           Маленькая Сельма очень хотела увидеть эту птицу, и такой случай представился, когда ей было 9 лет. Родители взяли Сельму на корабль. Когда взрослые ушли разговаривать, девочка попросила маленького юнгу показать ей птицу. Тот провёл её в каюту капитана, где находилось это доброе игрушечное изображение. Но Сельма верила, что птица и вправду из рая, сложила ладошки в молитве и стала просить любимого Господа об исцелении. На палубе послышались крики: «Сельма! Сельма!» В каюту вбежали родители с капитаном. Они в удивлении спрашивали, как она сюда попала. И тут только Сельма сообразила, что прошла весь путь к райской птице своими ногами. С тех пор она снова обрела возможность ходить.

Мудрость сказочников - мудрость, дарованная Духом. Сельма говорила, что величайшее несчастье — это ранить чувства других людей.

Писательница получила в жизни множество почестей от соотечественников и различные литературные премии, включая Нобелевскую. Но, когда её спросили, какие из почестей она наиболее ценит, она сказала: «Возможность участвовать в жизни моих читателей. Помогать им».

Приходилось ей, впрочем, и выслушивать многочисленную критику в свой адрес, в частности от шведских протестантских пасторов, которые считали, что единственно возможная литература — дидактическая. А потому они не понимали, что подлинно великая книга воспитывает не через мораль, но явление онтологии мира, когда читатель вдруг понимает, что только добрый может считаться подлинным человеком.

Годы детства, когда маленькая Сельма была больна и не могла ходить, она слушала предания старины, сказки и родовые хроники, которые ей всё это время рассказывали бабушка и тётя. И все эти чудесные легенды позднее помогали ей в её творчестве, направив её перо в русло сказки, так как именно через сказку писательница полнее и глубже видела и открывала людям Господень мир.

Каждого из нас Бог приводит в мир тогда и так, чтобы наша красота раскрылась в нас наиболее полно. К этому раскрытию красоты, уврачеванию изначальной людской способности освящаться и освящать — и относится всё, что только случается с нами.

Сельма исцелилась по молитве к Богу, но опыт детского внимания к сказочности мира, выраженной в рассказах её родных — остался с ней навсегда. Так и каждый из нас однажды увидит всё, случавшееся с ним, как Господню милость, направленную на умножение красоты нас самих.

Мысли о сказке

Клайв Льюис писал, что сказки в высшей степени правдивы. Не потому, что убеждают нас верить в существование драконов, но потому, что говорят нам: драконов можно победить.

Сказка даёт нам увидеть мощь зла как призрачную, не способную преодолеть добро, хотя то внешне кажется куда слабее. Но каждый раз добро приходит в счастливый конец, и это один из важнейших законов, по которым существует и мир, и сказка.

Школьник Нильс из сказки Сельмы «Путешествие Нильса с дикими гусями» просит волшебного фейри понять и запомнить мудрость той библейской главы, которую родители задают ему выучить, не прилагая при этом никаких усилий. Потом Нильс наносит обиду фейри, и тот заколдует хулигана. Нильс отправляется в долгое путешествие по стране, и лишения заставляют его обратиться к пути добра как к единственно верному пути на земле. Нильс – подросток, а это время особенной гордости и тщеславия в человеке. Одна мудрая мама сказала, что это состояние может исправит только сама жизнь, нанося самолюбивому юному человеку удары и щелчки по слишком задранному носу. Тогда он может обратиться к добру и понять, что вокруг его – такие же живые люди, и они, как писал Хайнлайн «могут чувствовать. Они могут страдать».

Так горе Нильса (его заколдованность) оказывается для него исполнением его желания – возможностью, не уча главу из Библии, познать, что в ней говориться (ведь там говорится о милости к другим), но это он понял только в конце, и тогда уже благословил весь свой сложный опыт, приводящий его к такому выводу и обретению мудрости.

Интересен и сюжетный мотив, где родители наказывают сына тем, что не берут его в воскресный день в храм. Обычно для подростков, в отличии от детей, пребывание в храме ощущается как скука, и чтобы оценить ту красоту, которой мы касаемся в храме, человек должен много перенести. Но в некоторых семьях детям стараются привить мысль, что посещение храма – не нудная обязанность, а награда и привилегия самых светлых и лучших людей земли. Так, известный богослов Владимир Лосский, собирая с женой всех своих детей в храм в воскресение, не брал тех, кто особо баловался в течение недели, и говорил, что быть в храме – это быть в свете, а ты вёл себя скверно, вот и сиди во тьме всю неделю, тогда научишься ценить свет.

Так и Нильс научился ценить свет только тогда, когда сам столкнулся с трудностями и болью. Он исцеляется от гордости, не дававшей ему видеть красоту в других людях и в мире. Как говорил А.Мень: «Если все вокруг нам кажутся идиотами – то это скорее всего наша проблема». И он же говорил, что критерием нашего духовного роста является не количество прочитанных книг, не заслуженные степени и звания, не виртуозность мастерства, не строгость формализма и не суровость поста, а наше отношение к людям. Так и Нильс – только научившись человечному отношению к окружающим, вновь становится человеком.

Опубликовано 16 июля 2018г.

Статьи по теме: