Литсреда: 5 книг-антиутопий
Евгения Новосельцева

Зима - время традиционных забав на морозном воздухе и теплых, уютных вечеров с книгой и пледом. Один из увлекательных жанров, который затягивает в свои необычные миры с головой, - жанр антиутопии. Утопия и антиутопия в общих чертах похожи: и та, и другая рисует идеальный мир, но кардинальное отличие состоит в оценке действительности. Антиутопия всегда относится к происходящему негативно, утопия же воспевает изображаемый строй.

Для вас в «Литсреде» сегодня 5 романов-антиутопий. Приятного зимнего чтения!

1. Е. Замятин «Мы»

Евгений Замятин – родоначальник жанра антиутопии. Именно этот роман, вошедший в школьную программу, стал первым образцом нового жанра.

Интересно, что Замятин был крупным инженером-кораблестроителем и лучше других знал, как создается механизм, машина, сооружение. Потому ему легко далось описание жизни типичного тоталитарного государства со всеми присущими ему атрибутами. Коллективное стоит в таком обществе на первом плане: «"Мы" — от Бога, а "Я" — от диавола». Роман изображает общество, в котором люди всего лишь винтики системы и даже личное имя человека превращено в номер. Единственное средство избавить человека от преступлений – это лишить его от свободы. 

2. А. Платонов «Котлован»

Непростой и, на мой взгляд, странный текст. Может быть, именно в такой форме лучше всего передать ужасы нового строя. Повесть представляет собой как бы ответ вопросу Достоевского о слезинке замученного ребенка. Не стоит она того, чтобы на ней строить счастье будущих поколений.

Интересно, что маленькую героиню зовут Анастасией (в переводе «воскресение», «воскресшая»). Но воскресения в мире Платонова не происходит, в тексте больше мотивов умирания и распада. Движения вперед, развития в повести нет: котлован, который старательно роют герои, непонятно, кому и для чего нужен.

3. В. Набоков «Приглашение на казнь».

Еще один сложный для понимания текст, состоящий из сплошных зашифрованных ходов. Противопоставление внутреннего мира личности жесткой системе, одиночество и безвыходность положения главного героя – характерные черты антиутопии, представленные в набоковском романе.

По сути, сюжет составляют воспоминания обреченного на казнь Цинцинната Ц. Герой пишет свой дневник, одновременно создавая им художественный текст романа. Набоков в своем произведении показывает непохожую на остальных личность. В ходе повествования выясняется, что главная особенность героя – его непроницаемость – заключается в способности видеть и чувствовать иначе, чем другие. И эта черта Цинцинната расценивается как угроза обществу.

4. Д. Оруэлл «1984»

Оруэлл считал себя продолжателем идей Замятина. В романе «1984» он довел идеи своего предшественника до логического конца. Любовная линия еще ярче заостряет и углубляет трагическую составляющую. Несчастливая концовка только добавила роману культовости. Он мгновенно стал бестселлером. До этого момента в мире еще не издавалось подобной книги. Прежние романы в жанре антиутопии не могли похвастаться таким тщательно проработанным и описанным художественным миром, который придумал Оруэлл. Хотя английскому писателю и не нужно было ничего сочинять. Фактически он логически развил все те явления, которые породил нацизм и другие тоталитарные режимы первой половины XX века.

5. Р. Брэдбери «451 градус по Фаренгейту»

Увлекательный научно-фантастический роман, который в некоторых своих частях стал настоящим пророчеством. Был написан под впечатлением Брэдбери от того, как нацисты сжигали книги.

Автор тонко подметил механизм стирания индивидуальности: его проще всего начать с уничтожения культуры (и в первую очередь литературы) как способа мыслить, познавать мир. Тем не менее, кажется, что у Брэдбери, в отличие от предыдущих авторов, есть какая-то надежда на возрождение. Есть люди, которые помнят наизусть значимые тексты, значит, возможно передать их и начать жизнь заново, изменить мир после большой войны.

Опубликовано 17 января 2018г.

Статьи по теме: