Семь великих «негодяев»
Василий Пичугин

В прошлом году после очередного залпа польской вакханалии о необходимости снесения памятников советским солдатам, погибшим при освобождении Польши (дескать символ русского господства над Польшей), я оказался в Борисоглебском храме города Гродно и увидел осколок мозаики из взорванного поляками в 1924-26 годах варшавского собора в честь Александра Невского. После этой «встречи» у меня появилась идея фикс – увидеть ту площадь, на которой находился этот уникальный собор (достаточно помнить, что большинство  мозаик этого храма создано по эскизам Виктора Васнецова).

В Варшаве я часто бывал проездом, да и сам город себе неплохо представлял, но конкретное место, где находился собор Александра Невского, «в моей Варшаве» не существовало. Площадь Пилсудского (бывшую Саксонскую) я раньше видел, но она как-то не зафиксировалась в моей памяти.

Поэтому, оказавшись снова в Варшаве, я сразу же отправился на интересующую меня площадь. Теперь я уже четко представлял, где находился собор Александра Невского и насколько грандиозным он был (его колокольня в 70 метров на момент открытия собора в 1912 году была самым высоким сооружением Варшавы). Мало того, я в чем-то понял и польских националистов, у которых после обретения независимости была идея-фикс – «этот храм должен быть уничтожен». Потому что даже теперь, когда в Варшаве построена и знаменитая сталинская высотка, и десяток западных небоскребов в самом центре, если бы этот собор продолжил бы свое существование – он бы оставался, безусловно, главной доминантой польской столицы. Для польских националистов подобное положение дел было бы немыслимо.

После посещения площади во мне проснулся исследовательский зуд, мне захотелось найти побольше информации о разрушенном соборе. И, копаясь в интернете я обнаружил, что на площади находился ещё один памятник – памятник семи генералам.

Памятник представлял собой широкий тридцатиметровый обелиск, покоившийся на четырёхгранном постаменте. Верхнюю часть обелиска украшали позолоченные лавры. Внутри обелиска находилась винтовая лестница к его вершине. У его основания, на площадках постамента, находились четыре вызолоченных двуглавых российских орла с польскими орлами на груди. Орлы были отлиты из орудий польских мятежников восстания 1830 года.

Посвящен был памятник семи польским генералам (точнее 6 генералам и одному полковнику), которые во время ноябрьского восстания 1830 г. поляков против Российской империи отказались нарушить свою присягу императору Николаю Первому и перейти на сторону восставших. Они предпочли умереть, но не нарушить присяги.

Надо отметить, что никакой особой любви к России они не испытывали. Все они принимали самое деятельное участие в наполеоновских войнах против России в составе французской армии. Но все они были людьми Чести, для них присяга Императору на Священном Писании была тем, что не может быть нарушено ни при каких (какими бы важными они бы не казались) обстоятельствами.

Неслучайно, что начальные эскизы для памятника выполнил лично Николай Первый, он же составил и надпись «Полякам, погибшим в 1830 году за верность своему Монарху».

После строительства собора памятник перенесли на Зеленую площадь (ныне площадь Домбровского).

Памятник был крайне непопулярен среди патриотически настроенных поляков, которые считали восставших в 1830 героями, а погибших от их рук генералов — национальными изменниками. В биографии Марии Кюри, написанной её дочерью,  рассказывается о существовавшем  у польских патриотов обычае плевать всякий раз, проходя мимо обелиска. В этой среде часто пели частушку «восемь львов, четыре птицы охраняют семь негодяев».

Поэтому сейчас, когда по всей Польше ликвидируют памятники советским воинам, погибшим при освобождении Польши во Второй Мировой войне, лучший ответ, который может быть с нашей стороны – это восстановление где-нибудь в России (лучше в Москве или Санкт –Петербурге) памятника семи польским генералам, которые прекрасно ЗНАЛИ, что ТАКОЕ ЧЕСТЬ.

Опубликовано 29 марта 2019г.

Статьи по теме: