Революция или переворот?
Александр Зверев

Беседовал Василий Пичугин

В чем разница между революцией и переворотом? Люди порой не чувствуют очень серьезного расхождения между этими двумя понятиями.

Мне кажется, наоборот, многие различают революцию и переворот. Некоторые, например, отказываются называть революцию 1917 года революцией, а называют ее переворотом. А другие называют ее революцией. Это расхождение имеет формальный характер, но все же есть определенные глубинные предпосылки. Потому что переворот подразумевает простую смену власти, даже вследствие каких-то интриг. Когда говорят о революции семнадцатого года, часто упоминают интриги английской разведки, интриги различных спецслужб как зарубежных, так и своих, интриги элиты и так далее. И отказываются в этом видеть какое-то глобальное фундаментальное изменение.

Да, вспомним дворцовые перевороты 18 века, где просто меняются монархи, но система принципиально не меняется. Но если происходит свержение монархии, по сути это уже настоящая революция.

В России была традиция дворцовых переворотов. Такой переворот подразумевался и в феврале 17 года. Если бы Николая II сменил его брат или сын, это был бы классический переворот. Россия в десятых годах 20 века стояла на пороге каких-то глобальных преобразований. Это было неизбежно. К этому вело и демографическое развитие, и интеллектуальное, и духовное.

Произошел мощнейший демографический бум. Огромная масса молодого крестьянства, выросли миллионы молодых людей. В стране не было необходимых механизмов, чтобы их окультурить и воспитать в старых традициях. У этого имперского колоса сил на них просто-напросто не было.

Перед Россией стояла глобальная задача эмансипации. Развитие крестьянства – серьезная задача. Не случайно в это же время происходит развитие грамотности, расширение школьного образования, которое меняло жизнь крестьянства еще более кардинально, чем реформы Александра II. Потому что школа прерывает традиционную смену поколений.

Крестьянство - это люди, которые существуют в традиционной культуре. Если для них ввести всеобщее обязательное образование, они превращаются в других людей.

Представьте, тысячу лет люди жили, передавая из поколения в поколение определенные обряды, традиции, которые были воцерковлены в свое время после крещения Владимира. И эти традиции передавались не через школу, а в семье, через связь поколений. А всеобщее школьное образование меняет систему связи поколений кардинально. Этот процесс, поскольку он начался еще до революции, можно было направить в какое-то русло, иначе он должен был неизбежно привести к серьезным потрясениям. Государь понимал этот вызов. Не случайны его интересы к крестьянству, он всегда проявлял желание выйти на общение с ним, минуя посредников.

Если посмотреть на нашего последнего Государя, это внимание к народной жизни, - с одной стороны, понимание того, что есть серьезный разрыв между элитой и народом. И в то же время - попытка увидеть некое будущее. Говоря о желании Государя общаться с народом минуя элиту, ты имел ввиду Распутина?

В том числе. Многих раздражало не поведение Распутина, а именно то, что Государь общается с представителем народа. В этом элита видела явный вызов себе. Мне кажется, была определенная ревность.

Если вернуться к образованию, то всеобщее школьное образование открывает перед нами другую проблему. Обычно в русской революции обвиняют Петра Первого - в том, что он расколол русское общество. Но раскол в русском обществе был связан не с реформами Петра Первого, а с традицией высшего образования, которое сложилось как раз после Петра Первого. Я имею ввиду, что образование разделилось на две линии. Первая – традиция светского образования, Университет. А вторая – это духовное образование.

В твоих работах есть мысль, что произошел раскол нашей духовной касты. В любом обществе есть три касты: воины, жрецы и люди, которых занимаются хозяйством. И вот наша духовная каста раскололась. Вследствие светского образования у нас появляется интеллигенция, которая ощущает в себе священническое служение.

Тем более, что многие из них были детьми священников. Они, конечно, ощущали свою миссию по отношению к народу. От этого никуда не уйти, это из поколения в поколение передавалось.

Если вспомнить начало образования в Европе, там не было такого раскола. Теология была частью вообще университетского образования. Эта традиция сохранялась очень долго. В дальнейшем, конечно, эти пути расходились, но такого резкого расхождения, как у нас, не было. А у нас она привела к той ситуации, которая сложилась уже накануне революционных событий в начале 20 века.

У нас, с одной стороны, священнослужители, а с другой стороны – интеллигенция, которая ощущает себя этим новым жречеством. Которая безусловно хочет донести до народа это некое новое содержание.

Да, это одна из глубинных проблем революционных потрясений в России. Потому что проблема внутреннего раскола общества так или иначе должна была разрешиться.

Продолжение здесь

Опубликовано 09 ноября 2017г.

Статьи по теме: