Теория маленького чуда
Мария Кузьмина

В своем стремлении добраться до края Земли, покинуть вечное искушение многолюдия большого города, рассеивающего мысли и расслабляющего молитву, святые подвижники в пятнадцатом, шестнадцатом и семнадцатом веках направляли свои стопы к Студеному морю или, как говорили тогда, «морю дышущему океану». Именно здесь, на берегу Белого моря, сталкиваясь с суровой северной природой, в полном отказе от показного рисования, под зорким взглядом Недреманного ока, наедине с таежной природой, и выплавлялся тот твердый в терпении и молитве дух, который лег в основу русского национального характера.

Испокон веку северная русская земля, губернии Архангельская и Вологодская, осмыслялись на Руси как духовная вотчина Великого Новгорода, вот почему одним из главных святых покровителей поморов стал наиболее почитаемый новгородский святой – преподобный Варлаам, игумен Хутынский. При этом народная молва наделила праведника особого рода компетенциями: считалось, что преподобный может управлять погодными явлениями, которые подвластны ему. Основание для возникновения этого поверия находим в самом Житии: как известно, однажды преподобный предсказал новгородскому владыке выпадение снега на Петров пост. И, несмотря на недоверчивый скепсис архиепископа, предсказание сбылось: в июне месяце преподобный приехал к владычнему двору на санях, однако тотчас же поспешил утешить опечалившихся горожан, пояснив, что выпавший снег растает, уморив опасных насекомых, поразивших злаки, и сам природный катаклизм станет Божиим благодеянием для новгородцев.

Вот почему в тот момент, когда погода в поселке Нименьга, в котором находится Преображенский храм, построенный в XIX веке на месте древней церкви XVI столетия, испортилась, участники экспедиции московского благотворительного проекта «Общее дело» знали, что делать. Дело в том, что огромный, четырехпрестольный Преображенский храм сохранился очень хорошо, однако в самое последнее время в здании начала протекать крыша, что для деревянного строения равнозначно смертельному приговору. Меры по латанию дыр должны были быть предприняты безотлагательно. Но из-за сложностей, возникших в дороге, большая (мужская) часть участников экспедиции задержалась. И в тот момент, когда весь мусор был вынесен из всех притворов, когда завалы внутри церкви были разобраны, и хозяйственные надписи советского периода истории храма, превращенного частично в сеновал, частично – в колхозный склад, прочитаны, основная часть работы все же выполнена не была. В этот ответственный момент, когда надлежало начать кровельные работы, зарядил дождь – пускай и не ливень, но, тем не менее, довольно сильный дождь, составивший в соединении с порывистым ветром непреодолимое препятствие для реставрации здания. Участники экспедиции, спустившись вниз и осознав, что времени ждать у моря (у Белого моря, поскольку от Нименьги до кромки берега менее 10 километров) погоды у них нет, встали на молитву. Посовещавшись, решили «соборне» прочитать акафист преподобному Варлааму, начальнику погодных явлений. И что же? В тот момент, когда последний икос был пропет, небо стало понемногу расчищаться, а крупные, увесистые капли поначалу перешли в мельчайшую морось, а после и вовсе исчезли. Какие-то полчаса совместного чаепития, - и вот уже выглянувшее августовское солнышко подсушило намокший шифер, и работа на крыше пошла своим чередом.

Вечером, когда все участники экспедиции собрались у покосившейся a-la Пизанская башня колокольни для того, чтобы совместно крутить проволоку, оказалось, что все были необычайно заняты (нельзя терять концентрацию и отвлекаться по пустякам, иначе проволока перекрутится и придется все переделывать заново), и никому долгое время не приходило в голову посмотреть на небо. А небо разверзлось над трудолюбивыми муравьями, почти буквально воспроизводя слова крещенского тропаря: «Возвращашеся иногда Иордан река милостию Елиссеевою… и разделяхуся воды сюду и сюду, и бысть ему сух путь иже мокрый». Яркая полоса чистейшей лазури простиралась над вытянувшимся вдоль длинного проволочного каната отрядом добровольцев, в то время как справа и слева от этих полос небо заволокли перистые облака… «Ну и что? Давление поменялось, циклон сменил антициклон», – скажут вечные скептики и материалисты. «Преподобне отче Варлааме, моли Бога о нас!» – скажем мы.

Опубликовано 13 ноября 2017г.

Статьи по теме: