Почему мы боимся свободного времени
Александр Гладков

На днях я поймал себя на мысли, что время будто бы ускорилось, и привычные 24 часа сжались всего лишь до двух-трех. У вас так бывает? При очевидной субъективности подобной оценки неизменной физической реальности, есть, кажется, и вполне объективные основания: современная жизнь не терпит промедлений.

Скорость придает ощущение качества и полноты, которые в свою очередь создают иллюзию счастья. Если у нас чего-то нет, мы сразу чувствуем себя обделенными, обиженными, сам мир – а точнее Бог – при всех наших «достоинствах» и «талантах» нам недодает. А это, ну согласитесь, несправедливо, даже обидно. Наши желания, множащиеся день ото дня, и словно ниточки паутины оплетающие души, задают координаты жизни. Да, именно «хотения» прокладывают те рельсы, по которым поезд под именем «человек» движется в будущее. Такой путь широк и приятен, зато, увы, ведет он в никуда. Его конечная цель – тупик.

В последнее время все чаще меня занимают подобные проблемы; приходится размышлять о быстротечности жизни и ее цели, задаваться вопросом: «О чем же все мы (или многие из нас) думаем, на чем сосредоточены наши мысли?»    

Хочется успеть везде и всюду – устроиться на работу с очень хорошей зарплатой (а иначе зачем «оно» нужно?), непременно состоять в отношениях – для себя и для статуса, и чтобы «вторая половинка» обладала совершенным «характером» – красотой, пропорциональной длине ее ног или размеру его кошелька. Банально? Да! Вульгарно? Согласен. Но, признайте, до боли правдиво.

Еще хочется, да нет же, просто необходимо, приобрести машину, квартиру, дачу из бруса с панорамными окнами, пусть и в кредит на 180 лет, зато стать «хозяином»/«хозяйкой» своей жизни, встречаться с друзьями за бокалом итальянского красного, ходить на концерты, выставки, ездить в путешествия, покупать брендовую одежду, гаджеты и аксессуары, и веселиться, делая селфи и попивая капучино в парке. Хочется проматывать видеопленку своей жизни так, будто ее всегда можно вернуть в исходную позицию, хочется вечного «оптимизма» и «хеппи-энда» голливудских фильмов. «Оптимизма», безнадежно далекого от настоящей жизни, и напоминающего эйфорию кретина.

Конечно, этот грубый, набивший оскомину перечень «самого-самого» у многих вызовет возражения – слишком карикатурно, пошло и примитивно звучит, да и что плохого в том, чтобы иметь материальные блага, разве не заслужили мы теплого и мирного быта, семьи и любви? Насчет того, заслужили или нет – не знаю. Но вот сам факт засасывания каждого из нас – в бóльшей или мéньшей степени – в трясину бытовых нужд, навязанных обществом «неутолимых желаний», безусловно, очевиден. Наша жизнь, переступившая порог 21 века, перемалывает хороших и плохих, талантливых и бездарных, амбициозных и не претендующих ни на что. В ее горниле рождаются некие среднестатистические теплохладные существа.

И да, все мы почти без исключения пребываем в иллюзии, будто что-то можем изменить, будто наше индивидуальное бытие, само пространство и время не принадлежат Богу.  

Всякого рода «оседлость» (или, иначе говоря, постоянство) – бытовая или профессиональная – воспринимается как «пережиток» старого, почти отмершего прошлого. Часто слышим: «Смени мужа, если он тебя не устраивает, ведь мало зарабатывает или и того хуже…»; «уйди от жены, раз после родов не только фигура, но и характер испортился…»; «брось работу, не приносящую тебе сразу – здесь и сейчас – много денег, влияния, удовлетворения…»; «порви связи с друзьями, коль скоро вы оказались на разных социальных уровнях, иначе этот “балласт” будет тянуть тебя вниз…».

Увы, но постоянство, терпение и верность – спутнику ли, профессии ли, окружению ли – сейчас не в чести. Точнее даже не так – смысл этих высоких понятий замыливается, и все подчиняется простой логике – живи только так, как тебе приятно, комфортно, ведь «ты у себя один».

Зато «кочевой дух», для которого характерна смена всего и вся, – людей, отношений, представлений, рода занятий, – находится в магистральном движении «большинства». И чаще всего подобная жизненная практика сопряжена с постоянным перекладыванием вины и ответственности с себя на других: «плохой коллектив – а я хороший»; «муж – сволочь, а я – святая»; «друзья обделили вниманием, найду лучше». Все просто и понятно, логично, а главное – сознательно выбивается почва из-под внутренней работы, а труд души и терпение обесцениваются.   

Если человек не сделал чего-то здесь и сейчас, шанс, как будто данный ему свыше, а на самом деле ничего общего не имеющий с божественным, высоким, началом, безнадежно упускается. По крайней мере, так ему говорят с детства, вкладывая в сознание программные «борись», «выгрызай себе место под солнцем», «стань лучшим», и он в это крепко верит. Чуть-чуть замешкался, запнулся, и тебя – вопреки скромным способностям и талантам, вознесенным до небес – быстро поместят в категорию неудачников, проигравших, «лузеров». И все – с таким трудом взращенное самолюбие получило смертельный удар, накрыла очередная волна депрессии, а потом и пресловутое выгорание обнаружилось.

Так по навязанному кем-то сценарию человек (и не какой-то абстрактный, а все мы в той или иной степени), не вписавшись в дикий ритм мира сего, пробуксовывает, вязнет в силках собственных ожиданий, страхов, сомнений, нереализованных амбиций и… гибнет. Иногда физически, но гораздо чаще и страшнее – духовно. Глядя на этого несчастного, нет, всматриваясь в самих себя, хочется сказать – остановись! Разорви придуманные кем-то правила игры, преобразись из белки, запертой в вечно крутящееся колесо, в человека – подобие Божие.   

После чтения этих «пессимистичных» слов читатель, наверное, спросит: «Хорошо, пусть так. Но как же из всего этого ужаса вырваться? Ведь нет ни сил, ни – по большому счету – настоящего желания преодолеть этот кризис зацикленности». Сила привычки, инерция, да и просто – «ну хочется же» – не дают оторваться, как говорится, от грешной земли и обратить свой взор горé. 

Я и сам задаюсь этим вопросом.

Многовековой опыт Православной церкви дает вполне простой и понятный ответ: прежде всего, не стоит забывать – Господь всем нам дал свободу воли. А потому, если воспринимать свою жизнь как неизменно конечную, а наш путь – ориентированным на вечные ценности, то и не стоит с таким ажиотажем прилепляться к земному. Чаще необходимо задаваться вопросом – «а зачем оно мне нужно»? «Я положу свою жизнь, потрачу драгоценное и невосполнимое время своей души на приобретение квартиры, или машины, или дачи. Прекрасно! А вот, бац, и сгорит все, или украдут, или еще что». И снова цикл запустится, только раз от раза аппетит-то возрастает. Наш хитрый ум прикидывает: «получу страховку, возьму новый кредит, продам бабкину квартиру и куплю коттедж». А дальше что? Да, в общем-то, и ничего. Материальная цель всегда ограничивает сама себя.

Можно обучиться чему угодно, накачать прекрасное тело, выучить десяток языков и быть при этом глубоко несчастным человеком; и даже огромное состояние или успех не являются залогом душевного благоденствия. Можно загонять себя каждый день на работе, подработке первой, второй, десятой…, приносить в дом деньги, но семья – при относительном материальном благополучии – будет несчастной. Вроде и еда хорошая, и жена при шубе, а ребенок облагодетельствован игрушками, но все равно плохо. Почему? Да потому, что материальное снова затмило духовное, а «побрякушки» подменили радость живого общения и сопереживания.

Да, все мы обременены заботами, каждый должен трудиться, зарабатывать, кормить семью, и у всех нас разные ресурсы – духовные, физические, интеллектуальные. Однако важно помнить: мы – существа духовные, а потому настоящее счастье для нас лежит вне сферы материальной. И вкладывать необходимо с умом и мерой в «капитал духовный», а не в нечто преходящее и тленное, лишенное благодати Божьей. 

В какой-то степени мне помогает подобная саморефлексия, а равно и призыв задуматься о главном: побудь наедине с собой, разберись в себе, «уберись в себе» – вымети всю грязь мыслей из своей души, чтобы, как говорится в молитве, «Господь вошел под сень сердца твоего». Ведь выбирая «напряженный» график жизни, мы в большинстве случае не даем сами себе шанса разобраться в самих себе, мы таким образом бежим от грустных мыслей, не понимая, что тревога, щемление сердца или совести – это предупреждение о проблемах духовной жизни, а не повод укрыться в кино с целью развеять тоску под хруст попкорна.

Можно распланировать день так, что секция будет сменять секцию, и ребенок (или взрослый) – по рассуждению родителей (или самого себя) – непременно должен стать «здоровой полноценной личностью». Но кто же он, если при умении боксировать, танцевать и говорить на иностранных языках, остается пустым? И нет в нем ни доброты, ни щедрости сердечной, ни тепла, способного согреть того, кому плохо. Я не хочу сказать, что все без исключения такие «пустые сосуды». Нет, конечно. Но чем насыщеннее, интенсивнее, а точнее – суетливее жизнь наша или наших детей, чем плотнее наши графики и испещреннее наши ежедневники, тем меньше у нас шансов потратить время с пользой для души, узнать в себе самих себя – подлинных, разобраться в мыслях и чувствах, поговорить с Богом, рассказав Ему то, что беспокоит и мучает.

Нам кажется, что бегая с места на место, успевая и тут, и там, выстраивая одновременно и семью, и работу, мы – как в обычной жизни – сможем вскочить на ступеньку последнего поезда, уносящего нас в Рай. Увы! Так не получится.     

Человек боится свободного времени: обратите внимание, если мы остаемся дома, то чаще всего тяготимся, изнываем от скуки, и смотрим телевизор или компьютер, включаем радио, создаем эффект присутствия в нашей жизни людей, а точнее «толпы». Подобная иллюзия присутствия отвлекает нас от главного: если человеку дан шанс побыть немного одному, а это дар от Бога, то и использовать время необходимо с пользой. И чем чаще мы будем погружаться в молитву, чем настойчивее воспитывать в себе терпением, неторопливость в мыслях и действиях, тем контрастнее будет все происходящее в мире.

Наша душа, как писал один старец, – это «не рынок, а келья», а потому не стоит привязываться к мелочам, придумывая себе поводы для нервотрепок, депрессий и выгораний. Все это зачастую реакции на мнимые проблемы. И если чего-то не успел – успокойся, всего и не успеть, довольствуйся малым, и многое осилишь; нет у тебя материального достатка – не беда, зато оно наверняка компенсируется чем-то другим, и куда более важным – мужем или женой, родителями, детьми, деревом под окном, ясным небом и теплым солнышком, да мало ли чем. У любой «антиценности», занимающей все наши мысли и чувства, всегда есть в незримой оппозиции настоящая ценность без кавычек – т.е. то, что способно возвысить наш дух.

Часто я сам себе задаю неудобные вопросы и стараюсь найти подходящие ответы, и один из них: «Не хочешь суетиться? Так и остановись!» Это просто. Достаточно понять и захотеть. Достаточно уяснить, как быстро пролетает жизнь, и что второго шанса не будет. И не надо утешать себя сказками о том, что «вот сейчас – первые 10, 20, 30, 40 лет – я поработаю, зато потом заживу по-царски». До этого «потом» можно и не дотянуть. Да и кто даст гарантию, что не отпадет, не иссякнет само желание, не уйдет радость и не останется лишь инерция жизни или ее видимость. Как сказал один мудрец, «бедняк всегда счастливее богача, ведь первый дышит свежим воздухом, а второй – зловонием своих бесчисленных желаний».

Церковь указывает нам – пребывающим в иллюзии свободы, но по факту оказавшимся в рабском состоянии – спасительную тропу. Просто жить, выбрав срединный путь, помогает вера в Бога, вникание в самого себя и отсечение лишних желаний/хотений; стремление понять ближнего, поставив себя на его место, терпеливо и кропотливо проникаясь его проблемами и помогая, не ожидая награды. Чем больше, чем искреннее, чем сильнее мы будем возрастать в духе, тем незначительнее для нас будет все напускное, и та часть материальной жизни, без которой можно и даже нужно обойтись. 

Опубликовано 18 июня 2018г.

Статьи по теме: