Работа VS зарплата
Екатерина Голосова

Интернет пестрит деловыми мамочками, которые ухаживают за 2-3-4 детьми и успевают работать. Обычно на себя. Торты печь, игрушки валять, мастерить сотуары из полимерной глины, открывать интернет-магазины.

И, знаете ли, я тоже приноровилась. Торты есть, дурака валять, топтать тротуары, а иногда месить сапожками глину, открывать двери магазинов. Шучу. А если серьезно – нашла я, нашла себе применение в декрете, устраивающее троих детей, мужа и меня, да еще и по специальности. Даже подумывала блог завести об этой своей многофункциональности. На манер того разряда блогеров, кто так быстро осваивает науку учить менее технически продвинутых жизни – жизни своей и, конечно, единственно верной.

Но ключом к тому, чтобы найти баланс между своими обязанностями жены и матери и желанием работать, стало решение достаточно скользких вопросов: «зачем мне это надо?», «что я буду с этого получать?» и «чем я жертвую?»

Не буду томить описанием долгих размышлений.

Голод на признание и достижения – это раз. Мои очаровательные дети не очень-то понимают в моей специальности, и оценить меня как редактора и преподавателя, пока я мою горшки, они не могут.

Желание не потерять квалификацию и отточить некоторые навыки – это два. На работе мои обязанности были мельче моих научных интересов, а преподавание и редактура почти не пересекались в рамках одного места работы. Как редактор я была неинтересна в школе, как учитель – почти вредоносна в редакции.

Возможность переключаться с деятельности бытовой на умственную – три. И обратно, кстати, тоже. Здесь и комментировать нечего.

Оставалось найти себе «место под солнцем», где я смогла бы реализовать такие потребности. Вопрос заработка при этом не был в фокусе для меня, но, конечно, мысль о том, что  «трудящийся достоин пропитания», сомнений не вызывала.

А тем временем в одной из соцсетей на меня как многодетную мать вышел семейный клуб нашего района, пригласили стать подопечной, стали помогать подарками, билетами в театр. И вполне закономерно, что мне захотелось сделать что-то для таких же мам, как я. Например, начать готовить их детей к экзаменам в школе по своей специальности. Но руководству клуба не меньше был нужен человек, пишущий тексты для освещения работы организации, а также редактирующий официальные бумаги для различных инстанций. В таких случаях, наверно, надо писать «и на мои плечи легла ответственность…» или «и кто, если не я». Нет. Я с радостью взялась за новое для меня дело, не приносящее мне дохода как такового, но приносящее уважение и чувство, что небо мною коптится не зря.

Конечно, занятость со своими детьми сама по себе уже огромная и не самая легкая работа. Но для меня было очень важным показать дочерям, что женщина не обязана жертвовать работой или семьей, что одно с другим можно совместить, если сохранять спокойствие и уверенность в том, что ты действуешь в своих интересах.

Я не жертва обстоятельств, я не начала этот марафон от безысходности или безденежья. Я сама хотела вновь взяться за работу, потому что мне интересно мое дело.

Профессиональная самореализация, если исходить из готовности брать ответственность на себя, – это пространство свободы, когда ты можешь устанавливать правила своей игры в зависимости от личных приоритетов, даже если чем-то приходится жертвовать. В декрете у тебя есть возможность отвлечься от установок начальства, коллег, других гуру и расставить все по местам самой.

Чем же я пожертвовала? Тогда мне казалось, что я пожертвовала заработком. Волонтерская деятельность не приносила и не приносит денег.

Когда я была маленькой, я слышала от некоторых людей, как они рады, что работа у них – «не бей лежачего», что есть возможность «просиживать штаны» или «бумажки перебирать», «урвать побольше, оставшись незамеченным», да и вообще «моя хата с краю, ничего не знаю». Кстати, кто еще помнит лозунг «Хватит работать, пора зарабатывать!»?  Мне до сих пор представляется это рабской психологией. Тебя будто покупают, а ты просто надеешься продаться подороже. А если исходить из того, что твой труд обогащает не только работодателя, но и тебя, а в конечном итоге – общество? Наивно? Может быть. Но пока у меня получается работать в этой системе координат. И – заработок находит меня сам.

Ведение достаточно большого количества учеников позволило мне улучшить свои преподавательские качества. В результате предложения о частных уроках стали приходить всё чаще, но и теперь я не бросаю волонтерство. Уроки с ребятами, родителям которых не очень легко позволить себе частного преподавателя, заряжают позитивом и помогают оценить сильные и слабые места каждого упражнения, каждого преподавательского хода. Я прихожу к «платному» ученику с целым спектром представлений о том, какую обратную связь я могу получить на каждый проблемный вопрос и с какими трудностями он мог столкнуться. Опция репетитора «прокачана» большим количеством учеников, которых когда-то я взяла бесплатно, и продолжает совершенствоваться.

Отсутствие оплаты пугает нас ровно до того момента, пока мы считаем, что от нас ничего не зависит, что мы существуем в рамках Эвклидовой геометрии: вложив свои силы в этот труд, я должен получить отдачу именно здесь. Но бухгалтерия высших сфер гораздо многомерней и при этом честнее наших представлений.  Вкладываясь сейчас в чужих детей, я инвестирую в Божий промысел о себе. Впрочем, вернемся к очевидному.

Работа с текстами для клуба, переписка с дружественными и не очень организациями заставляет быстро искать пути выхода из самых разных ситуаций, учит вести переговоры, доносить информацию до многих и многих заинтересованных в жизни нашего клуба людей. Я не могу сказать, что стояла у истоков этого благого начинания, но есть и мой вклад в то, что сейчас она стала такой, какая есть. И внутреннюю кухню благотворительной организации я знаю ровно настолько, чтобы поражаться трудолюбию организаторов, заряжаться альтруизмом этих людей. Кстати, все активисты нашего клуба тоже не получают за свой труд денег и тоже не считают, что смысл их работы теряется от этого.

Новые знания – вот еще один вид прибыли от когда-то принятого мной решения фокусироваться на интересном деле, а не зарплате. И это очень ценная для меня часть прибыли.

Апостол Павел был бесконечно прав: трудящийся достоин пропитания. Не сказано, что этот трудящийся обязан быть рабом, но и не сказано «праздный зевака». Господь дает и нам возможность выбора поприща по своим силам, интересам. Как мне кажется, закон необходимости труда должен радовать нас как возможность самореализации по благословению свыше, а не как печальная участь. Бесспорно, любой труд утомляет, но труждающийся и обремененный приходит к Господу, и Господь успокоит его – чувством правильно выбранного пути, отдыхом, вдохновением, да и материально. Ты со-трудник Божий, со-трудник тысячелетиями проверенного Работодателя. Разве не счастье это сознавать?

Опубликовано 28 ноября 2017г.

Статьи по теме: