Не забывайте: он просто изучает мир
Мария Медведева

«Да чтоб я еще им достала этот пластилин!» - в который раз думала я, пытаясь отлепить основательно влипшие друг в друга синий и желтый комочки. Вместо аккуратно слепленных машинок я в который раз получила перемазанный пластилином пол, перемешанные цвета и наевшегося фиолетовым кусочком младшего сына.

Эта мысль «да чтоб я еще…» посещала меня регулярно с тех пор, как старшему исполнился год, и у нас дома появились пластилин, гуашь, цветная бумага и мелкий конструктор. С момента присоединения к творческому процессу второго ребенка мысль стала только настойчивее. Каждый раз я надеялась, что вот сейчас-то все будет по-другому, все получится – и дети будут делать именно то, что я задумала. И каждый раз восклицала: «Да чтоб я еще хоть раз!»

А потом я просто успокоилась. Потому что я, даже подумав «да чтоб я еще раз!», все равно достану этот несчастный пластилин. И его опять перемешают и съедят. И от гуаши придется отмывать не только кисти и стаканчик с водой, но и весь стол, пол, детей и себя. Дети вообще по природе своей редко делают то, что им говорят. Потому то те задачи, которые мы перед ними ставим, скучны. Ну вот зачем лепить какую-то там машинку, если хочется понять, что будет, если перемешать кусочки разных цветов?!

Ребенок постоянно познает мир. Он весь в этом процессе. Варианты же, предлагаемые взрослыми, чаще всего довольно просты, быстро наскучивают. Словно ставится одна и та же заезженная пластинка.

Представьте, что вам дали нечто новое, доселе неизвестное. Оно непривычной формы, фактура и плотность незнакомые, всю поверхность покрывают какие-то пятна, непонятно, полое оно или цельнокусковое… И вот вы хотите это нечто изучить – ну интересно же! – а вас сажают перед ним за стол и говорят: «Его можно гладить». И все. Только гладить. Нельзя постучать, чтобы узнать, есть ли внутри пустота. Нельзя помять. Нельзя понюхать или облизнуть. Нельзя поднять, чтобы определить вес. Даже смотреть на него толком нельзя. Сиди и гладь!

Ребенку нужно полноценное изучение свойств предмета, как и любому человеку. Просто мы, взрослые, в свое время этот предмет (предположим, пластилин) уже изучили со всех сторон, знаем, что будет в случае смешивания разноцветных кусочков, что он невкусный, что его тяжело отлепить от стола и пола. Знаем, потому что когда-то сами все это попробовали сделать. А ребенок еще не знает…

Именно исходя из этой мысли – ребенок портит вещи не потому, что плохой, а потому, что он изучает свойства предметов, которые не знает в силу опыта – и нужно рассматривать его поступки. Ребенку неинтересно будет лепить машинки до тех пор, пока он не «познакомится» с пластилином как следует. Ему неинтересно в третий раз рисовать рыбок, ведь хочется попробовать что-то еще, например, разрисовать себя. Новую игрушку в какой-то момент хочется бросить – неизвестно же, как она отскочит от пола. И пока хоть что-то не разобьется, ребенку бесполезно объяснять, что это может случиться.

Так что я успокоилась. И уже не разлепляю кусочки пластилина – иногда это делают дети, иногда так одним комком и убираем. Доставая краски, я заранее готовлю в ванной полотенца для мальчишек и тряпку для мытья пола. Я разрешаю разбрасывать игрушки по всей комнате: просто разделила их на контейнеры и достаю только один, чтобы убираться потом было проще. Я завела растворитель, чтобы отмывать фломастеры от всех возможных поверхностей: потому что их все равно разрисуют, я не в состоянии следить за детьми 24/7. Я не слежу, чтобы в головоломки играли «правильно» - просто выдаю сыновьям коробку, и они сами придумывают, что с этим можно сделать (что интересно, в конце концов все равно играют так, будто я дала им инструкцию). Первые наши мозаики очень быстро превратились в мусор. Я не ругалась. Просто приобрела мозаики на фанерной основе. Я перестала выбрасывать коробки сразу – сначала я даю их детям: оказывается, из них можно сделать много интересного. Я разрешаю брать им табуретки и делать из них троллейбус – с условием, что потом все вернут на место.

Я не разрешаю им лишь то, что может угрожать здоровью. Нельзя залезать в аптечку и брать без спросу таблетки. Нельзя самостоятельно брать ножи. Нельзя самим греть воду в чайнике. Нельзя открывать окно. Запретов не так уж и много – но они железобетонные.

Это не значит, что я перестала произносить про себя фразу «да чтоб я еще…» и внутренне протестовать. Чаще всего, когда у нас появляется в доме что-то новое, я в первый раз обязательно возмущаюсь происходящему, переживаю. Но мысль, что ребенку это важно, успокаивает. Кто-то скажет, мол, такой подход ничему ребенка не научит – он так и будет жевать пластилин. Однако ребенок, как и любой нормальный человек, на месте стоять не может. Освоив пластилин, мои мальчишки прекрасно лепят такие «нужные» машинки. Поначалу перемазывая гуашью всю комнату, теперь он угваздывают только стол, а старший начал рисовать осмысленные картинки.

Рано или поздно, на виду или тайком, но ребенок попробует сделать вещи, которые родители запрещают. Чем больше запретов, тем больше шанс, что все их попытаются нарушить. Именно поэтому лучше создать ситуацию, когда запрещают немногое, но запрещают жестко. Если что-то не угрожает жизни и здоровью ребенка – дайте ему свободу. В конце концов, вместо разбитой чашки всегда можно купить новую, пластилин и так проживет недолго, а двери рано или поздно придется красить. Зато ребенок точно не будет бояться браться за новые дела и научится тому, что неизвестное явление можно и нужно изучать со всех сторон, а родители будут поддержкой, а не злобными надзирателями.

P.S. А еще очень помогает процесс осознания, что сохранение «расходников» не имеет никакого смысла. Ну вот серьезно, сколько вы собираетесь хранить эту конкретную пачку пластилина? Месяц? Год? Он же предназначен для того, чтобы из него лепить. А краски нужны для рисования. Поэтому лучший выход – принять тот факт, что все эти вещи всего лишь «расходники». И не переживать по этому поводу. Понаблюдав за нашими творческими занятиями, я поняла, на какое время нам хватает пачки пластилина, коробки красок или пачки цветной бумаги. После этого я посчитала, какое количество финансов мы готовы выделять из семейного бюджета ежемесячно на «расходники» и посетила магазин канцтоваров. Рассмотрев варианты, я выбрала расходники подходящей ценовой категории. Например, гуаши нам хватает на 1-2 раза, так что мы пользуемся самой дешевой. Акварель уходит гораздо медленней, так что раз в три-четыре месяца я покупаю коробочку в средней ценовой категории. С пластилином сложнее: ведь самый дешевый невозможно размять… Поэтому пару месяцев мы брали самый разный пластилин, постепенно повышая стоимость. Наконец, найдя идеальный вариант соотношения цены и качества, стали покупать его, а я посчитала, сколько раз в месяц мы можем достать пластилин с полки.

Опубликовано 27 марта 2018г.

Статьи по теме: