Не только мама
Мария Медведева

«Ужасно, что нынешние женщины так устают от сидения с детьми! Ведь это истинное предназначение их сущности – быть матерью. И все из-за извращенности современного мира». Эта статья попадается мне регулярно, я лишь пересказываю ее краткое содержание: автор возмущен тем, что современная женщина не хочет посвящать себя материнству, непрерывному общению с детьми, активной многодетности с последующим активным вкладыванием во всех детей.

И знаете, меня как историка и маму троих детей, это убивает!

Никогда – подчеркиваю, - никогда! – до начала XXI века женщина не проводила столько времени с детьми, сколько от нее требуют сейчас! Не было этого! Ладно, я не беру древние общества и цивилизации, в их истории я не сильна, но историю России в силу образования знаю неплохо. Так вот – семейная жизнь и семейный «бюджет» в любой полной семье строились на вкладе обоих супругов. Если семья была бедной, крестьянской или рабочей, то отец был в поле, в мастерской (кузне/конюшне/т.п.), а женщина тянула на себе более простое хозяйство. Встав с раннего утра, она задавала корм скотине, мыла полы, готовила на всю большую семью, стирала, на ней был огород и заготовки на зиму. Я молчу о прядении и прочих «женских» обязанностях. А в летнюю пору именно женщины занимались сбором плодов, ягод и грибов, их заготовкой, а также помогали мужчинам убирать на полях хлеб. Как вы думаете, много они сидели с детьми? На самом деле, младшие поручались более старшим детям (это могли быть и маленькие дяди-тети), причем старшему могло быть 4-5 лет.

Я прекрасно помню, как моя прабабушка рассказывала о своем детстве – она родилась и выросла в деревне в годы прихода советской власти, когда деревню еще не успели «перестроить» и обколхозить. Так вот, ей было около 6 лет, а ее брату – около полутора. И вот ходили они с мамой в поле убирать хлеб. Мама стелила пеленку на землю, сажала голопопого сына на нее, за ногу (!) привязывала к колышку – и уходила. Моя бабушка шла вместе с ней – помогать взрослым. Раз в полчаса она бегала проверять, как там брат. Она очень эмоционально рассказывала, как регулярно вытаскивала у него изо рта червяков и листья, а пеленка сбивалась куда-то, и брат ползал по земле. Раз в три часа мама приходила быстро покормить и снова шла в поле. И так весь день до самого вечера.

Если семья была побогаче, то, увы, я вас разочарую - и там мать с детьми весь день не сидела. Стоит почитать воспоминания тех времен. Например, книгу воспоминаний Сергея Дурылина «В родном углу». В случае, если дом был зажиточен, перед женщиной стояла задача его «ведения». В ее подчинении были кухарки, уборщицы, временно нанятые на заготовки девушки. Она должна была вести домашние счета, следить, чтобы всего было в достатке, лично проверять работу всех своих служащих, заботиться о том, чтобы в доме все было идеально. На самом деле, сложно представить себе объем ее работы! Такой дом был целым предприятием, а женщина – его главой. А еще был муж-босс, к приходу которого на столе должны были стоять горячие и холодные блюда, прислуга должна была быть вышколена, а дом – сиять чистотой. Сергей Дурылин вспоминает, что он видел мать час в день – вечером, когда все ее заботы заканчивались, они, дети, а их было трое помимо детей отца от первого брака, приходили к ней в комнату и читали вместе сказки. Вот так. И это еще не дворянская семья, просто средней богатости купцы.

На самом деле, до прихода советской власти в России не принято было ребенка или детей все время оставлять с матерью. Наоборот, мать довольно быстро от ребенка отрывали. В богатых семьях были кормилицы и няни, в бедных – бабушки и старшие сестры. Кстати, кормилицы – это отдельное явление. Каждая семья, которая считала себя хоть в какой-то степени зажиточной, стремилась взять своим детям кормилицу. Это была недавно родившая женщина из «простых», здоровая, молочная (честно говоря, выбирали как корову). И вот ей-то на попечение и отдавали дитятю. Именно она пела ребенку колыбельные, успокаивала, когда болел животик или резались зубки. Именно она видела первые шаги и сообщала родителям. А потом ребенок переходил к няне – она рассказывала сказки, учила молиться, играла… Не обращали внимание, с каким трепетом и нежностью наши писатели вспоминают своих нянь? Сказали ли они хоть половину этих слов своим родным мамам?

В советские годы пошли даже дальше. Женщина была рабочей единицей, почти такой же выносливой и трудоспособной, как мужчина. Так что появилась система яслей и детских садов, куда ребенок попадал в возрасте пары-тройки месяцев. Причем, чтобы мама могла полноценно трудиться на производстве, эти ясли-садики выстраивались по системе пятидневок – то есть в понедельник утром родителями ребенок сдавался, в пятницу вечером – получался. Среди моих очень близких родственников есть те, кто пережили в детстве эти пятидневки – и ничего, мало того, что живы и здоровы, но и более чем успешны. Однако был еще и другой вариант: отдать ребенка бабушке, вышедшей на пенсию. В любом случае, мама с ребенком не сидела.

На мой взгляд, такое отчуждение ребенка от матери, конечно, перебор. Однако и постоянное сидение с ребенком или детьми, без возможности переключения на другую деятельность – тоже ненормально. Женщина – не придаток к ребенку. Она полноценный человек со своими интересами (взрослыми, а не с Агнией Барто или кубиками Монтессори). У нее есть дом, который нужно «вести» - приготовить завтрак-обед-ужин, постирать грязное белье, помыть полы, полить цветы... Есть интересные книги, которые хочется прочитать. Есть муж, которому, по-хорошему, надо уделять больше внимания, потому что «едина плоть» сказано про мужа и жену, а не про маму и ребенка. Есть друзья, есть родные…

Но нет, современную маму запирают в одном помещении с ребенком, из «локаций» в наличии –детская площадка, поликлиника и магазин. А еще нужно постоянно с ребенком общаться, его нужно «развивать», им нужно «заниматься». А еще мало кому из мужей приходит в голову, что помощников у жены нет, и ему самому стоило бы взять на себя ребенка хотя бы на несколько часов, например, в субботу, и отпустить жену на встречу с подругой или к парикмахеру, или в кино. В общем, дать почувствовать себя отдельной, самодостаточной личностью, которая идет туда, куда она хочет, и сама распоряжается своим временем. Вынужденно отрезанная от всего, что составляло ее жизнь до материнства, женщина сначала страдает, потом начинает забывать о своих интересах. Она перестает читать умные книги, потому что устает от чтения Барто и Сутеева, перестает следить за внешним видом, потому что все равно ребенок поломает прическу и измажет кофточку (да и не видит никто, кроме этого самого ребенка), меньше внимания уделяет мужу, потому что после того, как ребенок уснул, хочется хоть немного побыть в одиночестве, привести мысли в порядок, просто отдохнуть – и чтобы никто не дергал, теряет друзей, потому что все время некогда, разучивается поддерживать нормальный разговор, потому что все интересы и события в жизни сосредоточены на ребенке… Здоровая психика этого не выдерживает – нормальная женщина стремится обеспечить себе свое личное пространство, отгородить свое «я» от ребенка.

Да и ребенку от этого не хорошо. Для нормального развития ему необходимо уметь принимать решения, самому себя занимать, учитывать чужое мнение, тянуться вверх. Не быть центром вселенной. Однако нас пытаются заставить делать ровно наоборот. Все решения принимает мама, ведь она взрослая, занимает его тоже мама – ведь иначе ребенок будет скучать, мама даже не попьет чай, потому что ребенок останется на это время один, или бросит недопитую чашку. Мама сама планомерно воспитывает эгоиста, которому на всех наплевать.

Современное общество вообще воспитывает в людях эгоизм, любовь к себе, к поставлению собственных интересов выше всего остального. Этим пестрят книги и фильмы, этим долбит реклама, на это упирает маркетинг. Жертвенность любви остается не у дел, презирается. И поэтому, памятуя о том, что материнство – это жертва, многие вообще не хотят рожать. Или сдают ребенка бабушке, а сами занимаются своими делами. Надо сказать, что необходимости «пахать», как это делали наши пра-пра-пра-бабушки, в нынешние времена нет. Нет таких домов и хозяйств, многое делают машины. И те время и силы, которые у наших пра- уходили на тяжелый труд на благо семьи, сейчас уходят на удовлетворение собственных страстей. Ведь домашний труд – это тоже жертва, это любовь к ближним. Потому что муж работает над обеспечением материальной составляющей семьи, а женщина заботится о том, чтобы в доме была комфортная атмосфера, царил мир, уют, чтобы этот семейный космос находился в равновесии. Однако сейчас на это уходит не так много времени – и вот то, что наши бабушки жертвовали на семью, теперь становится «gap». Есть в английском языке такое словечко обозначает свободу в плане выбора. Как gap year – когда школьники перед поступлением в вуз целый год занимаются тем, чем хочется. Пробуют разные профессии, ходят на мастер-классы, общаются с людьми разных специальностей - и решают, кем же они станут в жизни. Так и у нас это gap-время – мама в это время может делать то, что ей хочется. Но вот хочется почему-то все себе… Вместо созидательного труда, дополнительной заботы о детях и муже, мама рвется на полную свободу.

Скажу честно, я не понимаю мам, которые отдают детей в детский сад без существенных причин: нет мужа или он плохо зарабатывает, ребенок в семье один и ему нужна адаптация. В семьях, где есть один работающий родитель, на мой взгляд, нелогично женщине рваться в офис. Потому что ее исконное местопредназначение – все-таки дом и семья, и они уходят на задний план, а ребенка воспитывают абсолютно чужие люди. И это не няня, которую тщательно выбирали, а некая абстрактная, уж какая попадется, тетя, у которой еще 29 таких же маленьких детей в группе. Но нет, работа-карьера…

Почему же мы не ищем золотую середину?! Ведь плохо и полное погружение в ребенка, и полное от него отстранение. Плох как эгоизм, так и полное самоуничижение. Именно поэтому мне очень нравятся мамы, которые, имея трех-четырех и более (гораздо более!) детей, не растворяются в них. Да, они уже не ходят работу, как мечтали в юности. Они вынуждены подстраивать свой график под детские ритмы и расписание. Однако у них обязательно есть свой «уголок», свой мир, который только их. Кто-то печет потрясающие торты, кто-то шьет удивительные игрушки или лоскутные одеяла, кто-то пишет отзывы на новинки в мире литературы… Самое удивительное, что никуда не исчезают ни завтраки-обеды-ужины, ни грязные попы и полы, ни несделанные уроки. Однако эти мамы умеют вовремя говорить «стоп» и ставить свое материнство на паузу. Умеют разграничивать себя и детей. Знают, кто они такие и зачем они рожают и воспитывают детей. И, о неожиданность, они получают от своего продолжительного материнства (посчитайте, сколько лет будет длиться декрет, если у вас, например, семь детей) настоящее удовольствие. Они жертвуют не больше, чем могут отдать – ну разве что капельку сверху. И в ответ получают любовь, а не патологическую привязанность. И потом с легким сердцем отпускают своих детей во взрослую жизнь, не удерживая у юбки. Потому что они самодостаточны, и создают самодостаточность отношений между мужем и женой без привлечения в это единство кого бы то ни было, даже если это собственный ребенок.

Ответ на статью здесь

Опубликовано 16 мая 2018г.

Статьи по теме: