Мой балканский месяц. Люди
Мария Евсина

Рассказывая о своей поездке в Сербию, я еще в прошлой статье писала, что люди там замечательные. Не устану это повторять, потому что с каждым из нас, кто сюда приехал на стажировку, происходило что-то, может, и мелкое, но приятное. Расскажу о некоторых сербах.

   

Лектор Стефан

По сути наш приезд и посещение занятий никто мог бы не курировать. Сами учимся, сами всё узнаём, ходим на пары. Но ассистент Стефан вызвался просто потому что хотел нам помочь. Он преподаватель в Белградском университете, хорошо знает русский язык, тоже ездил к нам на стажировку, не так давно закончил аспирантуру и скоро должен защищаться. Разговаривали мы, конечно, на сербском. Стефан решил не только вести у нас занятия, но и просвещать культурно. На первом же занятии он сначала раздал всем местные шоколадки, а потом просто так подарил нам всем билеты в местный драматический театр на постановку по роману «Барышня» самого известного сербского писателя ИвоАндрича.

А на следующий день пригасил в кондитерскую на пичу (по-нашему на чай, а здесь скорее на кофе, потому что чай сербы пьют редко). И мало того, что пригласил, так ещё и заплатил за 8 девушек! Для нас, русских, это кажется странным. Когда молодой человек зовёт в кафе конкретную девушку – это понятно. Но у сербов принято, что если мужчина приглашает дам, неважно, сколько их и кем они ему приходятся, то без разговоров платит за всех. Здесь к этому относятся нормально и совсем не боятся приглашать даже такую толпу, как наша. Некоторые воинственные девочки ринулись за Стефаном, когда тот пошёл оплачивать счёт, пытались его остановить, но не вышло.

В ещё один свободный день наш ассистент вызвался провести экскурсию по Белграду и по местам русской эмиграции. Стефан водил нас по паркам и храмам, подкрепляя впечатления небольшими рассказами, показал нам огромное кладбище, где похоронены знаменитости и наши эмигранты. Оценить масштабы русской эмиграции можно лишь увидев количество этих могил… Теперь уже мы после экскурсии проявили инициативу и позвали его в благодарность в хорошее кафе, а потом подарили фотографии.

Художник Лазар

Гуляем по пешеходной улице Кнезя Михаила, ищем музей современного искусства, выставку. Ищем, ищем, не находим. Проходим мимо стеклянного помещения в доме, а там – тоже выставка. Думаем: ну почему бы и не зайти? Из-за стеклянных прозрачных стен виднеются картины – абстракционизм, библейские мотивы... Что это такое?

За столом в углу сидит малоприметный дедушка. Сначала показалось, просто следит за выставкой. Мы с интересом рассматриваем картины, читаем надписи: Распятый в стране Сага, Разрушенный храм, Подарок милосердного ангела, Монах. Дедушка заметил наши внимательные взгляды, подошёл. Оказалось, это сам художник – Лазар Дмитриевич. Разговорились, и на сербско-русско-английском (русский он немного знает благодаря школе и своей первой жене) он рассказал про жизнь: как учился в Академии художеств, как начинал путь художника, как не сразу, но сложилось с писательством, как неожиданно стал писать ещё и музыку, как эмигрировал в Швецию, как женился, как растил четырёх сыновей, один из которых – профессор философии в одном из шведских университетов, как из Швеции переехал в Англию, а потом вернулся в родную Сербию. В общем, талант с интересной биографией.

Лазар рассказал и про картины. Та серия, которая меня зацепила, оказалась посвящена бомбардировкам 1999 года, когда военная группировка «Милосердный ангел» выпустила на Югославию более 23000 бомб и ракет. Тогда погибло около 500 мирных жителей, а 500000 человек осталось без работы. Было разрушено множество зданий, фабрик, школ, а кроме того – 35 церквей и 29 монастырей. Именно их почерневшие полуразрушенные остовы и изобразил художник. После рассказов Лазар подарил нам сборники своих стихов (один – поэма, второй – стихотворения о композиторах) со своими же иллюстрациями, подписал, оставил автограф, звал ещё на выставку и извинялся, что не может поговорить с нами побольше.

Аспирант Дамиан

С этим парнем нас познакомила соседка одной из наших девочек – Маша из Белгорода, которая учится на направлении «Туризм». Дамиана на факультете попросили показать новоприбывшей город, ввести в курс дела, помочь, если надо будет. Сам он аспирант, занимается демографическими вопросами, преподает. Он прогулял с нами несколько дней по Белграду, по Земуну (красивый район, частичка Австро-Венгрии), как и Стефан, тоже сводил в кафе(заплатил за нас четверых), показал, что такое настоящий сербский баскетбол (который в Сербии очень любят и смотреть, и играть в него) и даже поехал с нами на целый день в Новый сад, устроив глобальную прогулочную экскурсию по лучшим местам города.

Дамиан заботился о нас как о лучших гостях страны: водил нас везде и всюду, узнавал всё сам и делал всё так, чтобы было удобно нам. Когда одна девочка из нашей компании не смогла поехать в Новый сад, потому что приболела, он несколько раз в течение дня спрашивал, как её здоровье. И потом всегда интересовался, как мы добрались до дома, как съездили куда-то, с готовностью отвечал на наши вопросы.

                                         

Хозяйка Ирина

С ней мы познакомились случайно по дороге в монастырь Студеница. Дорога туда замысловатая, с несколькими пересадками. Про кассы, билеты и актуальное расписание пришлось в некоторых случаях узнавать на месте. Ирина сразу признала в нас русских и разговорилась. Сама она из Москвы, училась на истфаке, тоже в МГУ, живёт в Сербии шестой год, приехала сюда просто попутешествовать, паломничала по святым местам, монастырям, да и осталась жить. Познакомилась с сербом, четвёртый год замужем. В тот день, когда мы встретились, у неё был праздник: ей дали сербское гражданство. В Москву возвращаться Ирина уже совсем не хочет, чувствует себя в Сербии своей, любит роль деревенской хозяйки. Когда она узнала, что мы приехали на месяц по обмену учить язык и заодно узнать страну, то позвала нас в гости с ночёвкой чуть не в первые 10 минут общения.

Живёт добрая женщина в 10 километрах от монастыря, в 3 километрах от горы, на которой когда-то уединялся в пещерах покровитель Сербии – святой Савва. Именно Ирина открыла нам это место – испосницу, - о котором мы не слышали никогда и не узнали бы, если бы она не договорилась со свёкром, чтобы он нас туда подвёз. Они оставили нас у подножия горы, а через несколько часов приехали обратно, завезли перед автобусом в гости. Мало того, что Ирина напоила нас кофе, накормила своим айваром, деревенским сыром и каймаком, дала в дорогу буреки, сок и яблоки, опять попросила свёкра довезти до автобуса, так она ещё подождала его с нами, снова несколько раз пригласила в гости и потом ещё звонила, спрашивала, как доехали. Договорились встретиться в Москве.

Не знаю, как можно быть настолько гостеприимными людьми. Хоть Ирина и русская, хоть она и увидела своих земляков, всё-таки мне показалось, что и у неё в крови то самое искреннее сербское гостеприимство и готовность помочь в любой ситуации. А на нашу благодарность она всё удивлялась: «Да вы чего! Я сама такая же, как вы, приехала сюда. Ничего не знала, ездила как получится. А мне все вокруг помогали».

Мужчины

Вообще, по моим личным наблюдениям, Россия – женская страна, а Сербия – мужская. Мужчины здесь высокие, видные, уверенные в себе. Говорят, что патриархат не утратился даже в современной Сербии. Россия в этом плане уже далеко не та: у нас «бабы» не только коня на скаку останавливают, но и слишком часто детей растят в одиночку. В Сербии не так.

Половина, если не бОльшая часть среднестатистического храма – мужчины (бабушек, характерных для русского православия, не так уж и много). Стоят они, кстати, строго на правой стороне, а к чаше, на помазание и к иконе их пропускают первыми. Зато, как я уже заметила, платить у них за женщин принято, придерживать дамам дверь, пропускать их первыми – тоже (у нас тоже так принято, только в Москве, возможно, более спешащие и ничего не замечающие вокруг мужчины).

На улицах нередко можно встретить отца, гуляющего с детьми, даже с коляской. Не знаю, как в России, но в Сербии примерно 95% фанатов на баскетболе – именно мужчины. И некоторые, опять же, с детьми. Умилительная картина, когда вместе с фанатами в шарфах со стадиона выходит папаша с двумя дочками.

Самое приятное пришлось наблюдать в кафане. Это национальный сербский бар-ресторанчик с живой музыкой вокруг столов (одна из примет настоящей кафаны – скатерти в красно-белую клетку). Мы хотели когда-нибудь заглянуть в настоящее атмосферное место, но знали только про известную всем туристам своими популярными, но дорогими кафанами улицу Скадарлия. Знакомые сербы почему-то тоже отсылали туда, но мы решили, что это слишком шикарно для нас.

И вот, возвращаемся поздним вечером после прогулок домой по необычному длинному пути (так как транспорт уже почти не ходил) и ненадолго приостанавливаемся у двери, из-за которой слегка слышится аккордеон. Оттуда выходит хозяин и приглашает нас внутрь. Зайти или нет? Думаем, думаем и всё-таки решаемся. Несколько столиков, посетителей немного и все – мужчины. Понятно, что пять девушек сразу привлекают внимание. Аккордеонист приободряется, начинает играть что-то более весёлое, смотрим: к нему присоединяется виолончелист, гитарист. И мы уже сидим, окружённые вниманием, взглядами, музыкой (которая всё ближе и ближе к нам).

Неловко и сначала страшновато. На ум приходят русские бары, полупьяные дерзкие, противные мужики. Но тут сидишь, осматриваешься и понимаешь, что все эти взгляды – всего лишь комплимент девушкам. Никакой пошлости, никаких приставаний, знакомств, намёков. Только улыбки и уважительные жесты, означающие, что за твоё здоровье поднимают бокал. Единственный минус – курят все прямо в зале. Вежливый хозяин приносит заказы, музыканты, слегка заигрывая, но ничего лишнего себе не позволяя, исполняют почти нон-стоп то залихватские, то лирические мотивы. Кажется, что в кафане оказался профессиональный коллектив, который уже сыграл свою программу и остался просто пообщаться с друзьями, с хозяином. Постепенно музыканты начинают петь старинные романсы, известные сербские песни, которые подхватывают все посетители. По нашему заказу музыканты вспоминают даже наши «Подмосковные вечера».

Чуть позже, кажется, так же случайно, как и мы, появляются несколько девушек-сербок. Им тоже достаётся достаточная доза приличного внимания. Сербы расходятся так, что даже маленькой компанией пускаются в пляс и танцуют коло – национальный весёлый танец-хоровод. Мы сидим, улыбаемся, пританцовываем на месте в такт – счастливые! Вот где, оказывается, прячется та непередаваемая атмосфера, которую мы так долго искали по центральным улицам Белграда.

Конечно, и в России, и в других странах можно найти подобных людей. Но не думаю, что наши преподаватели стали бы так щедро дарить билеты в театр и звать в кафе, как Стефан; что кто-то водил бы так долго везде и всюду иностранцев по Москве и даже съездил бы с ними в другой город, как Дамиан; что кто-то предложил бы повозить по разным местам области и запросто пригласил у себя переночевать, как Ирина; чтобы кто-то от души отдыхал и при этом вёл себя так же прилично, как мужчины из кафаны. Может, мне просто повезло со знакомствами. А может, просто все сербы такие…

Опубликовано 02 ноября 2018г.

Статьи по теме: