Компьютерная игромания: анализ феномена
Алексей Майоров

Июнь 2018 года стал своего рода переломным месяцем в вопросе о том, существует ли в природе зависимость от компьютерных игр или нет? Именно в этом месяце Всемирная организация здравоохранения, наконец-то, ввела игровое расстройство (англ. gaming disorder) в список болезней МКБ-11 (11-ая редакция Международной статистической классификации болезней и проблем, связанных со здоровьем – своеобразный мировой межгосударственный стандарт здравоохранения того, что принято считать болезнью, а что нет). Несмотря на то, что в действие новую редакцию документа планируется ввести в 2022 году (то есть достаточно скоро), когда будут разработаны сопутствующие нормативные акты, спор о статусе данного расстройства тем не менее продолжается.

В этой статье хотелось бы ответить на некоторые сложные вопросы, связанные с игровой зависимостью от компьютерных игр (а также частично от Интернета) – к какому типу зависимости относится данное расстройство и что собой представляет, является ли понимание данного расстройства однозначным в современной медицине, какие отрицательные явления оно может вызвать и есть ли хоть какие-то положительные аспекты данного расстройства и, наконец, какова позиция Церкви относительно данного типа зависимости.

Современная психотерапия и наркология в рабочем порядке разделяет все типы зависимости (аддикции, от англ. addiction — зависимость, пагубная привычка, привыкание) на химические и психофизические. Разница между ними состоит в том, каким образом человек приобретает зависимость, а вернее сказать, источник зависимости. Так, например, алкоголь и табакокурение очевидным образом являются химическими типами зависимости, так они связаны с непосредственным употреблением конкретных химических веществ. Например, зависимость от еды и, рассматриваемая здесь зависимость от компьютерных игр являются психофизическими зависимостями, так как никаких конкретных химических веществ человек не употребляет.

Однако же стоит отметить, что, строго говоря, все типы зависимости так или иначе фактически являются химическими. И причиной этому дофамин – нейромедиатор, который вырабатывает сам человеческий мозг. В народе дофамин имеет название «гормона счастья». Он является химическим фактором внутреннего подкрепления и служит своеобразной «системой вознаграждения» человека через чувства удовольствия и удовлетворения. Это в свою очередь влияет на такие важные аспекты жизни человека как обучение, мотивация к действию, самосохранение. Любопытно также, что дофамин, в отличие от окситоцина (который важен для создания чувства доверия) имеет важнейшее значение для выработки чувства привязанности к чему-либо или даже кому-либо.

Химические наркотики, как например никотин и многие другие, фактически заменяют естественную выработку дофамина, при этом повышая его естественную концентрацию в разы. Тем самым чувство привязанности или зависимость наступает раньше и становится прочнее, чем от естественных причин. Ровно таким же способом действуют разнообразные не химические «наркотики» (если так можно выразиться) – порнография, азартные игры, компьютерные игры, телесериалы и т. д.

Любопытным остается факт, что долгое время «игровое расстройство», она же зависимость от компьютерных игр, не признавалось не только болезнью, но и в принципе каким-либо нарушением здоровья, даже незначительным. Во многом данная позиция была связана с относительной «молодостью» явления, сам термин «игровая зависимость» был употреблен лишь на рубеже 70-80-х годов прошлого века. Во-вторых, некоторые исследователи справедливо утверждают, что применение методов борьбы с классическими зависимостями (табакокурение, алкоголизм, порнозависимость) крайне ограничено и едва ли возможно. Так по мнению исследователя М. Орзак, методы лечения, используемые при лечении людей, страдающих алкогольной зависимостью, неприменимы и мало эффективны при работе с людьми, страдающими игровой зависимостью, при этом рекомендуется применять методы, используемые при лечении расстройств пищевого поведения.

В данном случае компьютерную зависимость нельзя рассматривать, как отдельное психическое расстройство, так как она является следствием других зачастую более серьезных и глубинных психологических проблем. Очень важно на первом этапе – выяснить предпосылки и причины возникновения игровой зависимости в конкретном случае. Необходимо обнаружить первопричину и бороться непосредственно с ней.

Также существуют группы исследований, которые в принципе отвергают существование какой бы то ни было зависимости от компьютерных игр. Данная относительно слабая позиция современной светской психотерапии и психологии относительно борьбы с данным типом зависимости связана с фундаментальным подходом к пониманию излечения человека, и именно это отличает ее от православного понимания данной зависимости, на чем более подробно остановимся чуть ниже.

Однако прежде необходимо ответить на вопрос – как формируется такая не-химическая зависимость. Современная психотерапия в рабочем порядке выделяет несколько стадий.

Первую стадию можно обозначить, как стадию легкой увлеченности. После того, как человек несколько раз поиграл в компьютерную игру, ему начинает нравиться предлагаемая виртуальная реальность (визуальный аспект, звук, сама имитация реальной жизни или же каких-либо выдуманных фантастических сюжетов). Компьютерная игра дает человеку возможность с достаточно большим уровнем реальности осуществить свои мечты (например, оказаться в роли известного спортсмена, пострелять из оружия, управлять танком или истребителем). То есть, происходит реализация скрытой потребности в принятии роли. Человек получает заряд положительных эмоций в процессе игры. На данном этапе у человека отсутствует постоянная потребность в игре, сама игра является лишь легким редким увлечением.

Второй этап можно обозначить, как этап устойчивой увлеченности играми. У человека появляется постоянная мало осознаваемая потребность систематически играть в компьютерные игры.

На третьем этапе формируется устойчивая зависимость от компьютерной игры. На данном этапе психика человека может начать отражать не воздействие объективного мира, а виртуальный мир. На данном этапе люди могут часто по несколько часов играть в одиночестве. Люди могут испытывать отрицательные эмоции и даже впадать в депрессию, если на протяжении долгого времени лишаются возможности поиграть в компьютерные игры. На данном этапе существует риск полностью погрузиться в виртуальный мир, человек может довести себя до психических и соматических нарушений. Могут появиться такие последствия, как агрессивность, рассеянное внимание, психомоторное возбуждение, депрессивный синдром. Могут проявиться такие физические симптомы, как боль в глазах, головные боли, онемение и боль в пальцах кисти (синдром карпального канала). У человека появляются признаки дезадаптации, возникают социальные и психологические проблемы. 

Четвертый этап — это этап привязанности. На данном этапе отмечается спад игровой активности человека, изменение психологического содержания личности в сторону нормы. На данном этапе человек меньше уделяет внимания компьютерным играм, но все еще присутствует легкая форма зависимости.

То есть, как можно заметить, в отличие от химических типов зависимости – зависимость от компьютерных игр (как, впрочем, и все типы не-химических зависимостей) в конечном итоге стремится к некоему оптимуму и не покидает аддикта до самого конца. Именно данный аспект проблемы используется в светской психотерапии для ее решения.

Кратко говоря, для светской психотерапии стоит задача не излечения как устранения фактора зависимости и его последствий, а социализация аддикта. Иными словами, адаптация зависимости к насущным потребностям аддикта. На практике это происходит следующим образом – если молодой человек подвергся зависимости от компьютерных игр, то данная зависимость проявляется в определенного рода устойчивых симптомах:

  1. Игроман пренебрегает важными вещами в жизни для утоления своей зависимости.
  2. Аддикт часто разрушает отношения с близкими людьми (например, с родителями, семьей, друзьями).
  3. Раздражение и разочарование значимых для зависимого человека людей.
  4. Скрытность или раздражительность при критике зависимого поведения со стороны окружающих и безуспешные попытки изменить это поведение.

Так аддикт (то есть зависимый человек), например, начинает испытывать чувство отчуждённости от своих сверстников, если речь идет о школьнике/студенте, пренебрегает базовыми составляющими человеческой жизни – учебой, работой, отношениями с противоположным полом и пр. Возможно, аддикт сможет направить свою зависимость в конструктивное русло – допустим, общаться и знакомиться с новыми людьми в рамках компьютерных ролевых многопользовательских игр (то есть иным способом преодолеет замкнутость), или заняться компьютерными играми на профессиональной основе (то есть превратить свою зависимость в профессиональную деятельность, то есть обратить минус в плюс). Однако такая стратегия психотерапевтической работы не имеет цели полного избавления от зависимости (по возможности ряд психотерапевтов все-таки ставит такую цель, но ее достижение заведомо признается едва ли достижимым).

Православная психотерапия и душепопечение не может принять данную точку зрения, хоть она и не лишена внутренней логики.

В рамках православной антропологии и православного учения о человеке аддикция, то есть страсть, изоморфна, иными словами, формально пьянство, влечение к азартным играм и игровая компьютерная зависимость не различаются, так как они представляют собой проявление одной и той же страстной природы. Их различия заключаются в источниках страсти, в ее конкретных проявлениях, вместе с тем – результат с точки православного вероучения остается одним и тем же – гибель души, духовного начала человека, а вместе с ним и гибель тела. Самое понятие «пристрастие» тесно связано с понятием «страсти» и понятием «одержимости». Конечно же, нельзя говорить о том, что всякий аддиктивный зависимый от компьютерных игр одержим бесом, в вульгарном смысле этого слова, однако же, можно с полной уверенностью утверждать, что аддикция, как страсть в православном понимании этого слова, искажает изначальную, Богом заданную траекторию развития природы человека. Иными словами, страсть — это противоестественное явление. Вот как определяется страсть в словаре по богословской антропологии под редакцией протоиерея Андрея Лоргуса: «Страсти по православному учению, - устойчиво воспроизводящиеся душевные состояния, целиком подчиняющие человека некоему мирскому стремлению и тем самым лишающие его возможности стремиться к Богу, достигать общения с Ним и продвигаться к соединению с Ним». И в другом месте: «Основные проявления страсти – «во-первых, страсть, укрепившись в человеке, превращает его в пленника и раба… <…> во-вторых, будучи следствием падшести и греховности, она и ведет неизбежно ко греху». Можно сказать, что данное понимание является общим местом для православной антропологии, и найти похожие определения можно у многих православных авторов, которые так или иначе затрагивали данный вопрос, например, протоиерей Георгий Флоровский писал: «Страсти суть место, гнездилище зла в человеческой личности… Страсти всегда безличны, <…> Страстный человек, «человек, обуянный страстями», теряет свою личность, личностную идентичность».

Именно поэтому святоотеческая аскетика определяет страсть как болезнь и в данном случае святоотеческая точка зрения не так уж и далеко от той, которую высказывает Всемирная организация здравоохранения.

В случае с игроманией можно выделить классические для православной аскетики и антропологии стадии заражения:

  1. Прилог (приражение) – эта стадия характеризуется рождением самого образа страсти. Сам по себе прилог не является грехом, а скорее мыслью о грехе, образом, предшествующим согрешению. Как правило прилог – это просто мысль и именно на стадии прилога борьба с грядущей страстью самая легкая. Как писал преподобный Макарий Оптинский: «Не допускай сему Каинову семени возрастать в тебе, но подавляй малые ростки его, убивай «младенцы вавилонские», пока они еще младенцы. От прилога низлагай оные самоукорением и смирением».
  2. Сочетание (содвоение или внимание) – данная стадия также не является грехом, однако она уже является началом зла и переход на следующую стадию вполне может состояться. Строго говоря, мысль человека в данный момент останавливается на рассмотрении образа греха и происходит своеобразный диалог с помыслом. На этой стадии человек взвешивает все «плюсы» и минусы от грядущего согрешения, и если минусы и/или разум не смогут перевесить мнимые плюсы от согрешения, то человек принимает решение согрешить.
  3. Сосложение или услаждение – на этой стадии человек прилагает сердце и чувство ко греху, а конкретнее сладострастно предвкушает процесс совершения греха.
  4. Пленение (желание) – важнейшая часть развития страсти, так как именно на ней согрешение начинает повторяться несколько раз (как правило помимо пленения, как его составную часть выделяют решение и дело). Иными словами, на этом этапе происходит: а) приложение воли и разума к совершению греха, б) четкое решение согрешить, в) сам процесс согрешения.
  5. Страсть (болезнь души) – наконец многократное прохождение всех вышеописанных стадий приводит к привычке согрешать, которая в свою очередь и превращается в страсть. В конечном итоге страсть становится частью природы человека, и ее излечение становится крайне трудным.

Духовная природа данного явления заключается в действиях духов злобы, нечистой силы или бесов, на самом начальном этапе формирования страсти. Именно их силами запускается процесс возникновения аддикции.

Таким образом, лишь определение и борьба с изначальными причинами может способствовать полному и бесповоротному излечению человека от данной греховной страсти. Между тем, светская психотерапия способна лишь облегчить аддикцию (да и цели полного излечения, как можно было заметить, в ее рамках не ставится).

В связи с этим можно сформулировать четыре базовых православных подхода (которые необходимо применять комплексно, в совокупности) для излечения игровой зависимости:

  1. Участие в Таинствах Церкви, участие в богослужении, келейная молитва.
  2. Наличие духовника и его личный пример.
  3. Смена информационного поля (смена источников информации – со светских на духовные).
  4. Ресоциализация (спорт, путешествия, участие в кружках и сообществах по интересам).

Опубликовано 18 октября 2019г.

Статьи по теме: