По-недельник: Франция выбирает
Василий Пичугин

Французские выборы, которые состоялись в минувшее воскресенье, не принесли никаких неожиданностей, хотя многие этих неожиданностей ждали, потому что четыре главных претендента имели минимальнейший разрыв между собой. Как показывали социологические исследования, и Макро, и Мари Ле Пен, и Фийон, и Мишлен - все четыре кандидата могли претендовать на 20% голосов, плюс-минус 2%. И поэтому многие надеялись, что все-таки какая-нибудь неожиданность произойдет - и вместо пары Макрон - Ле Пен окажется кто-то другой.

Но никаких неожиданностей не произошло. Однако, как отметили практически все аналитики, эти выборы показали очень жесткий раскол во французском обществе. В 47 округах победу одержала Ле Пен, а в 42 - Макрон. И хотя в данный момент победа Макрона имеет гораздо большую вероятность, все понимают, что ему достанется очень непростое наследство. Франция заминирована. Даже если Макрон победит, ему придется решать очень серьезные проблемы. Этот раскол Франции на север и юг вообще может привести к расколу страны.

В этом свете всегда говорят о возможном политическом расколе Италии, где уже существует партия «Лига Севера», но Франция - это кандидат №1 на то, чтобы показать, какие могут быть радикальные последствия того, что власть и общество сильнейшим образом поляризованы. Есть «север и центр Франции», и есть «юг Франции». Особняком стоит Париж, который находится на севере, но традиционные французы давно говорят о том, что они уже давно потеряли свою столицу. Традиционных французов в Париже найти достаточно сложно - это город мигрантов. И В этой ситуации, если победит Макрон, французам будет очень важно, как пройдут выборы в Германии. Если Меркель сумеет удержаться, тогда действительно Макрону будет чуть полегче заниматься балансировкой ситуации. Если этого не произойдет, то французов ждут очень большие потрясения.

Естественно, возникает вопрос, что делать в этой ситуации России. Мы должны не просто воздействовать на Францию, мы должны постоянно напоминать французам о большом опыте взаимодействия наших стран как союзников, причем союзников даже в тех ситуациях, когда существуют жесткие идеологические разногласия. В конце XIX века, когда был образован союз Антанта, во Франции у власти были массоны, а в России было православное самодержавие – все это не помешало Александру III слушать «Марсельезу» и снять при этом головной убор. Поэтому неслучайно во Франции есть мост имени Александра III. Во французском метро есть станция, которая носит название «Сталинград».

Французский эстеблишмент это все хорошо помнит, поэтому надо работать спокойно, понимая, что ситуация во Франции очень нестабильна. При этом надо понимать, что нестабильность и проблемы существуют в любом государстве в современном мире: нельзя найти ни одного стабильного государства. В данной ситуации зачастую можно выжить только в том случае, если проблем у твоего соседа окажется больше. Если начнет распад твоего соседа, то, безусловно, внутренняя ситуация в твоей стране улучшится. Как пример – события на Украине. И Белоруссия, и Россия получили дополнительный импульс к стабильности, хотя проблем внутренних и у них, и у нас хватает. Когда ты видишь реальный процесс распада и деградации жизни, ты начинаешь ценить даже тот порядок, который есть.

подготовил Анатолий Медведев

Опубликовано 24 апреля 2017г.

Статьи по теме: