Борьба за Иерусалим
Антон Николаев

Комментарий редакции портала «Наследник» о последствиях заявления Трампа дает аналитик по США и Великобритании Антон Николаев.

- Как повлияет официальное признание Трампом Иерусалима столицей Израиля на внутреннюю и внешнюю политику Америки, а также других влиятельных держав?

Прежде всего, хочется отметить, что смысл заявления Трампа в значительной мере искажён глобальными СМИ, многие из которых контролируются противниками нынешнего американского президента. По большому счету, оно было гораздо скромнее: Трамп от имени Соединённых Штатов признал то, что Иерусалим де-факто является столицей Израиля. При этом им ни разу не было произнесено слово «восточный» или «западный», что позволяет довольно широко толковать сказанное.

Тут необходимо напомнить историю вопроса: в 1947 году ООН принял решение о создании на территории бывшей британской Палестины двух государств – еврейского (Израиль) и арабского (Палестина). Определение статуса Иерусалима отложили, он должен был перейти под международный контроль. Однако уже в 1948 году Израиль провозгласил западный Иерусалим своей столицей, восточный оставался под контролем Трансиордании (впоследствии – Иордании). Предполагалось, что он станет столицей Палестины после официального провозглашения этого государства. Однако в 1967 году Израиль аннексировал и восточную часть города. Подавляющее большинство стран мира не поддержало действия израильтян и воздержалось от перевода своих дипломатических представительств из Тель-Авива.

США признало Иерусалим столицей Израиля еще в 1995 году, соответствующий закон был принят конгрессом. Однако каждый президент страны раз в полгода накладывал вето на его исполнение. Так продолжалось более 20 лет. Трамп фактически лишь напомнил о том решении и объявил о готовности перевести в Иерусалим американское посольство (не сразу, а через те же полгода, что предоставляет определённое пространство для манёвра).

Думается, что причин, сподвигнувших американского лидера на этот шаг, было несколько. Во-первых, своим заявлением он быстро сменил медийную повестку дня: переключил внимание враждебных ему СМИ с темы «русских хакеров» и контактов представителей своего окружения с русскими. Кроме того, он убрал на второй план новости о визите Путина на Ближний Восток, о победе России в Сирии и сомнительных успехах американцев на данном направлении.

Второй момент. Любые крупные решения в Штатах - это всегда результат некоего компромисса (взаимная выгода противоборствующих сил – основа американской политической культуры). Возможно, что и «окончательное признание» столичного статуса Иерусалима стало частью некоей сделки, скажем, было озвучено в обмен на принятие конгрессом налоговой реформы, которую Трамп активно продвигал.

Третье: президент США постоянно говорит, что решение по Иерусалиму было принято в рамках выполнения предвыборных обязательств. Корневой электорат Трампа - консервативные белые американцы, средний класс, подавляющее большинство которого - протестанты. А, как мы знаем, протестанты порой любят евреев даже больше, чем они себя сами. Памятуя о давнем поверье, согласно которому перед Вторым пришествием все представители «избранного народа» должны собраться на Святой Земле, «протестантские фундаменталисты» подталкивают их к этому.

Кроме того, надо отметить значительную роль «еврейского лобби» в лице его конкретных представителей. Так, крупный бизнесмен Адельсон, внесший 20 млн. долларов в предвыборный фонд Трампа, признал, что неоднократно звонил президенту и напоминал ему об обещании признать Иерусалим.

Вообще говоря, на поведении американского лидера сказалось то, что за год президентства он практически не выполнил ничего из того, что обещал – не дали. А иерусалимский вопрос предоставил почву для консенсуса с противоположным политическим лагерем, да и «реализовать проект» технически довольно просто: уже сейчас в Иерусалиме функционирует генеральное консульство США, преобразование его в посольство не потребует значительных затрат.

Полагаю, что если решение будет осуществлено, оно станет частью некоей «крупной сделки», а именно попытки мирным путём решить арабо-израильский конфликт - ни больше, ни меньше. Этим непосредственно занимается Джаред Кушнер, зять Трампа и его старший советник, этнический еврей, находящийся в дружеских отношениях с израильским премьером Нетаньяху.

Казалось бы: политик, обладающий таким влиянием, должен добиться желаемого в два счёта. Однако всё не так просто. В ближневосточных делах находит отражение борьба интересов внутри американской элиты. Достаточно сказать, что госсекретарь Тиллерсон (выходец из нефтяного концерна «Эксон мобил», находящегося под контролем клана Рокфеллеров) открыто говорит, что Кушнер не посвящает его в детали своих переговоров с саудитами.

Каким же может быть «план Трампа-Кушнера»? Судя по утечкам, которые были опубликованы египетской прессой в ноябре, речь пойдёт об обмене территориями. Вероятнее всего, к сектору Газа будет прирезан Северный Синай, часть территории Египта. Взамен Тель-Авив отдаст Каиру часть пустыни Негев. Палестина, в свою очередь, передаст Израилю территории в исторических областях Иудея и Самария. По мысли авторов идеи, финальной точкой станет всеобщее признание Иерусалима (скорее всего, только западного) столицей Израиля. При этом де-факто израильтяне будут контролировать весь город. Взамен лидеров еврейского государства обяжут пойти на признание независимости Палестины. Вот такой замах. Осталось убедить Рамаллу. Похоже, что этим сейчас занимаются саудиты.

Задача противников Трампа – торпедировать усилия Кушнера, поскольку в их интересах разжечь новый конфликт в регионе и таким образом решить задачу поддержания высоких цен на нефть и стабильного доллара. 

Опубликовано 20 декабря 2017г.

Статьи по теме: