Будет ли война? Да, будет
Василий Пичугин

В пространстве вокруг 9 мая невольно всегда возникает вопрос: будет ли вскоре война, а если будет, то какая?

Нынешний День Победы оказался очень продуктивным для ответа на подобный вопрос.

Можно спокойно сказать – да, война будет. За несколько дней до Дня Победы американский президент сообщил о том, что он собирается выйти из ядерной сделки по Ирану.

После такого заявления с Трампом переговорили и президент Франции Макрон, и английский премьер Тереза Мэй, все они пытались убедить главного человека Америки отказаться от столь радикального шага.

Благодаря «ядерной» сделке, заключенной в 2015 году, когда Иран и страны «шестерки» (США, Франция, Великобритания, Германия, Китай и Россия) достигли соглашения по иранской ядерной программе –  (Иран допускал инспекторов МАГАТЭ на свои ядерные объекты в обмен на отмену санкций против Ирана), в мире произошли очень серьезные геополитические перемены.

Это соглашение оказалось серьезным звонком для одного государства. Когда в 2012 году такой гуру мировой политики, как Генри Киссинджер сказал, что через 10 лет Израиль прекратит свое существование, многие восприняли подобное заявление как чересчур радикальное. Тем более в тот момент казалось – ещё немного, и коалиция государств во главе с США нападет на Иран (главного врага Израиля). Вместо этого, как было сказано выше, была заключена ядерная сделка с Ираном.

После этого серьезность ситуации в Израиле оценили по-настоящему. Израиль почувствовал себя припертым к стенке, но сдаваться не собирался. И были брошены все силы, чтобы Клинтон, продолжательница решения демократов о ликвидации Израиля, выборы проиграла, а Трамп, сторонник сохранения этого государства, выиграл. Поэтому очень забавно выглядит вакханалия вокруг пресловутых «русских хакеров», повлиявших на американские выборы («Русские хакеры» в реальности  напоминают «русскую мафию» в Америке 70-х годов: ее составляли в основном евреи - выходцы из Советского Союза). В Америке все прекрасно знают, какое государство повлияло на результаты выборов, но предпочитают говорить о «русских» - так привычней.

Причем вся сложность ситуации состоит в глубоком расколе международного еврейства по вопросу о существовании государства Израиль. Одни за, другие – против.

Обычно подразумевается некое единство евреев по основным политическим вопросам – в реальности подобное «упрощение» к действительности не имеет никакого отношения (яркий пример – позиция Киссинджера, еврея по национальности, который выражает мнение очень влиятельной еврейской группы).

Трамп свою позицию (произральскую) по Ирану не скрывал во время президентских выборов, а теперь ее реализует. Понятно, что для Израиля – это шанс на спасение, на продолжение собственного существования. Америка, с одной стороны, покажет, кто по-прежнему самый сильный, и сможет получить серьезные экономические дивиденды – цена на нефть вырастет, и США, за недавнее время ставшие одним из главных нефтедобывающих государств, получат серьезные дивиденды.  Понятно при этом, что основное финансовое бремя США в этой войне хотят переложить на Саудовскую Аравию (ещё один ненавистник Израиля). С другой стороны,  риски для США, причем, очень серьезные, тоже имеются.

 Фактически за короткое время Трамп показал «кузькину мать» всему миру – Китаю, Европе, Турции, России, Мексике, Северной Кореи, Сирии. Американский президент уверен, что с помощью акций устрашения он сможет в ходе переговоров добиться очередных преференций для США.

В этом он очень напоминает Никиту Сергеевича Хрущева, главного специалиста по «кузькиной матери» - по политическому блефу.  И, увы, – можно смело констатировать, что Трамп (и часть американской элиты, стоящей за ним) - зарвались.

Разрывая ядерную сделку с Ираном, Трамп, безусловно, наносит тяжелый удар по Европе, по европейской экономики. Именно европейские компании получили самые лакомые контракты по экономическим проектам с Ираном – одних аэробусов Иран собирается закупить более 100 машин. Главный потребитель иранской нефти - Китай, так что действия Трампа – это удар и по Китаю. Но ещё раз повторю: Америка наносит слишком много ударов –которые, с одной стороны, конечно, напоминают, что США – самое сильное государство мира, но с другой стороны свидетельствуют, что сила эта уходит.

Именно поэтому просто так европейцы, которых привычно называют вассалами Америки, удар по Ирану не стерпят, разногласия между США и Евросоюзом выйдут на совершенно новый уровень. Вассал (на уровне государств) остается верным только тогда, когда его зависимость приносит ему ощутимую пользу. Вассальность европейцев США, в виду ослабления последней, приносит все больше издержек…

И если недавно в деле Скрипалей Запад демонстрировал показное единство по поводу химической атаки в Сирии, особенно, когда это дело касалось только России, то после нового Ирангейта, который может привести к колоссальным потерям европейских экономик, «единство» Запада затрещит по швам.

Антиизраильская позиция Европы не вызывает вопросов. Поэтому после очередной американской акции – открытие посольства в Иерусалиме (в результате протеста палестинцев убито 60 человек) – Бельгия, не последнее государство в Европе, отозвала своего посла в Израиле. И это уже конкретный шаг, показывающий Трампу, как Европа относится к его деяниям. Очевидно, что чисто символическими демаршами Европа не ограничится.

И самым лучшим способом нанесения ответного удара для Европы будет не какая-то прямая дипломатическая и торговая конфронтация (хотя и это будет  иметь место), а совместные действия с антитрамповской частью американской элиты.

Так что Трампу не позавидуешь – внутриамериканская напряженность вскоре выйдет на совершенно новый градус противостояния.

Ну а что касается России, – то у нас, безусловно, увеличиваются шансы для построения НАШЕГО будущего. У России есть шансы только тогда, когда появляются системные противоречия у условного Западного Мира. Сегодня они на лицо. Но достигать собственных целей в мировой политике Россия сможет только тогда, когда эти противоречия достигнут максимальной напряженности. Эта точка ещё не достигнута. Так что ждемс и смотрим на Крымский мост, который «случайно» (и это - не воля и расчет нашего президента, а воля метаструктур, находящихся гораздо выше его) оказался открыт в момент нового перелома мировой политики. И крымский мост не просто соединил Российское побережье Кавказа и Крым, а показал, что у России есть будущее, и возможно оно будет НАШИМ.

Опубликовано 21 мая 2018г.

Статьи по теме: