Зацепинг: почему подростки готовы рисковать жизнью?
Мария Чупрова

Вчера в Государственную Думу был внесен законопроект, который предусматривает наказания для так называемых «зацеперов». Зацепинг (он же прицепинг, транспортный серфинг или просто зацеп) – наружная езда на транспорте в неприспособленных для этого местах. В основном этим занимаются подростки, причем уровень травматизма и смертельных исходов довольно высок. Почему же подростки делают это? Почему рискуют своей жизнью?

На самом деле одна из задач подросткового возраста – проверить себя: «Насколько я сильный? Круче ли я вон того парня? Могу ли я делать вещи, которые не может делать он?» Проверка себя, своей силы воли очень часто связана с риском. В наше время прыгали по гаражам, лазили по недостроенным домам. Подросткам свойственна проверка «на слабо».

Если посмотреть глубже, то выясняется, что подростки, которые делают какие-то вещи, связанные с большим риском и адреналином, когда-то были травмированы. Игра со смертью свойственна людям, которые пережили пограничное ощущение смерти. Часто подростки, которые доходят до таких вещей - это ребята, в опыте которых был момент сильного страха, острое ощущение небезопасности.

Причем это может произойти и с подростком из благополучной семьи. Просто эту травму родители могут недооценить, могут не понять, насколько сильный стресс испытал их ребенок. Может быть, года в два-три он лежал в больнице один и пережил ощущение: «Мамы нет, я могу тут умереть, и меня никто не выручит». Или в садике оставляли надолго. Момент травмы мог быть в довольно раннем возрасте. И чем сильнее было ощущение небезопасности, тем, с определенной вероятностью, более рискованные вещи будет совершать этот ребенок в подростковом возрасте. Его может потянуть прыгнуть с парашютом, заняться скалолазанием или прыгать по крышам и заниматься «зацепингом». Подростковый возраст - это возраст, когда все пробелы, все проблемы, которые встречались раньше, поднимаются на поверхность. Представьте себе некую башенку из разных кирпичиков, которая строилась на протяжении жизни ребенка. В подростковом возрасте эта башенка разваливается, остается куча кирпичиков, – и подросток должен их собрать в новую башенку. Все проблемы, которые были до сих пор спрятаны, вылезают, ярко проявляются. Подросток отрабатывает то, что раньше не имел возможности отработать. С этим связаны и подростковая раскованность, и подростковый протест.

Подсознательного желания покончить с собой у таких детей чаще всего нет. Это игра со смертью, но не желание умереть

Иногда подростки в своих затеях заходят очень далеко. Однако сложно связать увлечения с высокой степенью риска с суицидальными наклонностями. Есть такая категория суицидников: иногда подросток глотает таблетки или еще что-то делает с таким расчетом, что его успеют спасти. Это как бы послание: «Вот я умру, и вы поймете, какой я был хороший! Вы еще поплачете!» В такой ситуации подросток до конца уверен, что он не умрет. Так и ребята, которые делают что-то с риском для жизни, уверены, что все обойдется. Подсознательного желания покончить с собой у таких детей чаще всего нет. Это игра со смертью, но не желание умереть.

Есть еще один важный момент, который помогает понять ситуацию. Речь о компьютерных играх: там, в виртуальной реальности у героев много жизней. Если тебя «убивают», в следующем раунде у тебя снова будет несколько жизней. Опять же, делаешь какое-то задание – и можно получить дополнительные «сердечки». Все игры на этом построены. Подростки, рискуя жизнью, верят, что все будет хорошо. Подросток живет в компьютерном мире, где у него есть много жизней. Ощущение, что в реальной жизни все не так, у него часто теряется. Именно поэтому подросток не понимает окончательности смерти, непоправимости некоторых вещей.

Подготовила Мария Медведева

Опубликовано 21 марта 2017г.

Статьи по теме: