Врачи и деньги
Елена Котовская

Болеют все. Увы, это так. Некоторые, правда, не лечатся, но это, как правило, можно позволить в отношении себя самого, но не своих детей. Так что проблемами медицины и в узком, и в самом широком смысле, волей-неволей озаботился, хоть единожды, каждый.

В моем случае эта тема, особенно в последнее время, стала почти рефренной. Во-первых, дети мои болеют с каким-то упорным постоянством и все достаточно затейливо, так что сразу и не разберешься. Во-вторых, те несколько проверенных жизнью и практикой в моей семье врачей, почти «докторов хаусов», научившихся распутывать хитро закрученные эти болезни,  отвечают с недавних пор  на вопрос, как обстоят дела у нас в медицине, однотипно: «плохо, батенька». Очень бы хотелось расспросить их поподробнее, но опасаемся  - они – корифеи своего дела (один лор, другой – невролог), вызываем мы их в редких случаях и время их ограничено. В-третьих, один из наших детей (самый упрямый) годами уже выражает твердую уверенность, что станет доктором, «скорее всего, хирургом».

Сами мы не врачи, в роду у нас медиков тоже не значилось, но стойкое желание чада вкупе с доставшимся в наследство от советского периода пиететом к этой профессии подталкивает к самостоятельному поиску материала, так сказать, «на тему».

Начну не по порядку (не с самого наболевшего). Каждый раз меня изумляло параллельное и совершенно не пересекающееся сосуществование ОМС и ДМС. Почему добровольное, - а некоторые называют его дополнительным – медицинское страхование на деле ничего не дополняет? Почему, когда я заключала в государственной больнице контракт на роды и пыталась сунуть им родовой сертификат (так как мне он ни к чему, а им, может, лишняя деньга) мне посоветовали убрать его… сами знаете, куда. Почему, имея ОМС, я не могу доплачивать ДМСом? Особенно смешно мне было, когда по ДМС мне дали список поликлиник, услугами которых я могла пользоваться (включая всякие «Минэкономразвития» и «Скандинавские центры») и внутри этого списка обнаружилась и моя районная поликлиника, куда я прикреплена по ОМС! У меня не было времени проверять, что бы произошло со мной в этой поликлинике, куда я хожу с 16 лет, если бы я пошла в нее по коммерческому полису. Меня бы понесли на руках? Швейцары распахивали бы двери? Врачи те же, оборудование то же, – неужели меня бы в кои-то веки в моей родной поликлинике просто толково обследовали и полечили? А по ОМС  (на который, между прочим, идут мои налоги) в том же самом месте можно только справки в бассейн выписывать?

Моя приятельница, гречанка из Салоник, тоже очень удивлялась этой нашей системе – когда она в Греции делала операцию на мениске, она легла в частную клинику к профессору-армянину («вашему», между прочим, говорила она) и там использовала оба полиса – их вариант ОМС, а что не покрывалось – оплатила сверху ДМС.  У нас же ничего сверху не бывает. Или - или. Или жди неделями по ОМС записи на анализы (а потом еще столько же – результатов), гадая, что у твоего ребенка – ангина или мононуклеоз, ларинго-трахеит или коклюш? Или беги в ближайший «Инвитро» и быстренько все сделай за денежки, засовывая при этом свой бесполезный ОМС… в кармашек.

Что произошло бы со мной в поликлинике, куда я хожу с 16 лет, если бы я пошла в нее по коммерческому полису? Меня бы понесли на руках? Швейцары распахивали бы двери? Врачи те же, оборудование то же – неужели меня бы в кои-то веки просто толково обследовали и полечили?

Мы уже давно так и делаем. В районные поликлиники ходим только за справками для школы (хотя участковые у нас – очень адекватные, грех жаловаться). Беда «бесплатной» (а на самом деле – весьма и весьма оплаченной нашими с вами налогами) медицины не столько во врачах (врачи и в государственных, и в частных клиниках одни и те же), а именно в невозможности оперативно сделать анализы, чуть сложнее уровня «общей мочи» и «общей крови».  Но вот, оказывается, не я одна думаю, что ДМС вполне могло бы что-нибудь и дополнить (а в идеале, хорошо бы ОМС принимался во всех частных клиниках как база, а мы бы, что логично, доплачивали бы за оперативность и за то, что не входит в перечень ОМС, глядишь, и от этой бумажки вышел бы какой-нибудь толк).

По мнению рейтингового агентства «Эксперт РА», ключевым направлением рынка ДМС должна стать система, когда ДМС не заменяет, а дополняет программу ОМС. Эта мера будет способствовать исключению дублирования платежей, а значит, снижению стоимости полиса ДМС.

Ну, будем надеяться, доживем…

Не только, однако, анализы (вернее, их оперативное отсутствие) напрягает в нашей медицине. В конце концов, это, видимо, вопрос времени. И если отечественная медицина не загнется-таки под натиском реформ, через какой-то срок мы, как и весь цивилизованный мир, будем приходить в родную поликлинику, прикладывать лоб, палец и что еще придумают к монитору с тем, чтобы тут же получить мониторинг состояния своего организма и, может быть, даже диагноз. Машина все проанализирует и выдаст. Понадобится ли при этом врач?

Очень надеюсь, что понадобится!  Даже при составлении прогноза погоды, компьютер ошибается гораздо чаще человека-прогнозиста (у машины ведь нет интуиции), что уж говорить про область диагностики и излечения! Не знаю, для кого как, но в моем понимании Врач – это не просто функционер от медицины, и даже не только диагност. Вот здесь-то и возникает целый комплекс очень болезненных и серьезных проблем…   Почитайте интернет! Как люди на медицинских форумах обсуждают, осуждают, оправдывают, клянут или превозносят людей этой профессии. Для кого-то с врачами нашими «все ясно» - работают формально, квалификацию не повышают, в поликлиниках штаны просиживают, а в больницах скорее калечат, чем лечат. И им еще за это платить?!  Да, полагают сторонники этой точки зрения, на Западе зарплаты медиков в разы больше, но сколько лет они учатся! (почти вдвое больше) и в основном за свой счет, так что потом долго отдают кредиты. Почти уверена, что наши медики, не дрогнув, пошли бы на эти «зверские» условия, взяли бы дешевых западных образовательных кредитов, чтобы потом уже не задумываться всю оставшуюся жизнь, как прокормить семью. А вот приводимый тут же аргумент о повышенной ответственности западных медиков за результаты их труда действительно серьезен. Там врачи много получают, но и многим рискуют.

Достаточно распространена в блогосфере еще одна точка зрения на медработников: нечего выть по поводу мизерной зарплаты, сам знал, на что идешь, никто насильно в медвуз не гнал. Здесь у людей, видимо, в подсознании прочно сидит стереотип о том, что врач – профессия святая, а раз святой – значит бессребреник. При всей наивности, определенная правда в этом имеется. Священник, Врач, Учитель в русской культуре не может быть дельцом. Поэтому народ особенно не любит врачей-взяточников. Тех корыстолюбцев, которые готовы оказать свою помощь лишь за нелегальное вознаграждение или которые назначают, чтобы вытянуть деньги из несчастных больных, ненужные обследования и, не дай Бог, операции. Некоторые, впрочем, готовы сами благодарить врачей за качественное лечение, мотивируя это реально низкими их зарплатами. Зарплаты и вправду низкие (сейчас к этому подберемся). Но сами принципы «благодарения»! Показательно, что наиболее горячий отпор всем этим «приношениям» после операций я встретила именно со стороны врача -  его аргумент: «Вы же не будете передавать бутылку коньяка машинисту метро, за то, что он хорошо доставил вас от дома до точки назначения. Это его работа».

Теперь к зарплатам. Почему так расходятся цифры официальной статистики и реальные деньги, которые получают медики? Здесь, как ни странно, все очень просто. Так же, как и в высшем образовании. Бюджет выделяет деньги в больницу или поликлинику. Денег, кстати сказать, достаточно, чтобы зарплаты рядовых врачей соответствовали официальной статистке. Но дальше происходит интересное. Все полномочия по распределению финансов – в руках администрации (как и в вузах). И логично, что администрация начисляет себе 100, 200, 300 и так далее (в зависимости от региона) тысячные зарплаты, а врачам, - 10-20-30 (но не более) – соответственно.

Один из медиков делится своими наблюдениями: «Коллега рассказывал, что замдиректора больницы как-то оставил у них в операционной телефон. В этот момент всем дали зарплату, и начали приходить эсэмэски с суммами, которые поступают на счет. Телефоны рядовых сотрудников и замдиректора больницы лежали рядом, и сообщения были такие: 22, 23, 31 и 770 тысяч рублей».

Чтобы как-то выжить, медики берут лишние ставки, дежурства, часы, что совершенно недопустимо ни для здоровья самих медиков, ни нашего с вами. Если профессор вуза ишачит на двух ставках, это плохо. Если то же самое вынужден делать врач – это уже смертельно - для нас. Поэтому, обделяя врачей, администрация прежде всего и впрямую обделяет пациентов, предлагая нам измученных, усталых, выгоревших на производстве людей, на которых мы и срываем свой праведный гнев за негожее лечение. При этом те, кто, не дрогнув,  гребут себе выделенные бюджетом деньги, назначая себе такие бессовестные, в РАЗЫ превышающие среднюю, зарплаты, чистенькие и улыбающиеся, сидят в своих кабинетах, недоступные для нашей критики.

Врачи не должны уметь считать деньги. Это правильная мысль.  «Хороший врач – немного духовник». Но. Это мы должны обеспечить врачу возможность эти пресловутые деньги не считать!

Однако, официальные объяснения чиновников, почему такие низкие ставки в медицине, звучат следующим образом: все привязано к МРОТ, а эта величина очень низка (о чем сейчас заявляет в правительстве Голодец).  Низкий МРОТ не мешает, кстати, формировать астрономические зарплаты администрации. Министр здравоохранения Скворцова предложила всем медикам, чьи реальные доходы не соответствуют среднестатистическим, писать жалобы ей лично. Представляю кабинет министерства, заваленный этими бумагами до потолка. Не проще ли поднять МРОТ и отрегулировать зарплаты чиновников от медицины?

Проблема низких (на уровне неквалифицированного рабочего персонала) зарплат врачей заключается, на мой взгляд, не только в цифровом выражении, но и в том унижении, которое в эту ситуацию вкладывается. Называется это просто: ВОПИЮЩАЯ НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬ. Я нисколько не сомневаюсь, что большая часть добросовестных врачей шла в свою профессию по зову сердца и готова заниматься ею и дальше. Более того, добрая половина из них способна и «потерпеть» безденежье в критические моменты жизни нашей страны, например, в случае войны и катаклизмов. Но при условии, что ТЕРПЯТ ВСЕ. Но когда часть медицинского сообщества, высшее руководство, получает совершенно другие деньги, когда в стране победившего капитализма считается, что любая услуга «должна быть адекватно оплачена» (и люди, обслуживающие этот строй, прекрасно умеют высчитать стоимость соответствующих услуг), подразумевать, а порой открыто заявлять, что российские врачи должны работать почти бесплатно в силу исконного профессионального энтузиазма («знали, куда шли») – это не просто цинизм.  Думающие так люди подсознательно (или сознательно) паразитируют на исконном образе Святого Врача, не берущего денег с пациентов, а если простой рядовой врач смеет не достигать этой степени святости – то он и не врач вовсе, и не достоин  лечить таких уважаемых и адекватно оплачиваемых работников, как мы с вами.

Врачи не должны уметь считать деньги. Это правильная мысль.  «Хороший врач – немного духовник», считает, например, д.м.н., профессор, президент Научного общества гастроэнтерологов России, Леонид Лабезник.

Но. Это мы должны обеспечить врачу возможность эти пресловутые деньги не считать! Не выискивать, где бы еще подхалтурить, и поддежурить, чтобы прокормить семью. Или мы (налогоплательщики) обеспечим базовые потребности людей, которые нас лечат, или уж давайте принимать закон, запрещающий врачам заводить семью! Пусть станут совсем уж ангелоподобными. 

Мне бы очень хотелось, в недалеком будущем, после того, как чудо-компьютер быстренько и без очереди протестирует меня, получить диагноз из рук Доктора Хауса, и чтобы операцию мне делал кто-нибудь из школы Святого Луки Войно-Ясенецкого. Но я вполне бы согласилась отдать себя и свою семью в руки обычных, но спокойных, не издерганных тремя ставками и беготней из госклиник в частные, просто честно делающих свою работу, врачей.  

И немного о личном:

медицина в москве

Как вы думаете, что на этой фотографии? Сельский госпиталь времен Гражданской войны? Палата в глухой российской глубинке? Нет, не угадали, это – центр Москвы, детская Морозовская больница, 2012 год. И это, заметьте, еще «тучные», докризисные нефтедолларовые годы...

медицина зарплаты

Опубликовано 04 мая 2017г.

Статьи по теме: