ЕГЭ: образование ли?
Анатолий Медведев

Закончился очередной раунд выпускных и одновременно вступительных экзаменов по системе ЕГЭ. Споры о эффективности и полезности ЕГЭ не утихают все восемь лет, которые ЕГЭ существует в нашей системе образования. Редакция «Наследника» в лице Анатолия Медведева обратилась к двум опытным педагогам, не понаслышке знакомыми со школьным образовательным процессом.

 Василий Игоревич Пичугин, кандидат исторических наук, преподаватель истории

Считаете ли вы подготовку к ЕГЭ, так называемое «натаскивание на ЕГЭ», полноценным образовательным процессом?

Да, пусть и с очень большими минусами, но натаскивание на ЕГЭ я считаю образовательным процессом.

Как вы оцениваете развитие ЕГЭ за восемь лет его существования в качестве главного экзамена страны? Как относитесь к тому, что «правила игры» постоянно меняются?

Это естественное развитие. Мы с вами прекрасно понимаем, что подобный тестовый тип экзамена был нами взят из американского опыта. Мы – русские - неоднократно брали какие-то технологии, которые применялись на западе. В связи с этими изменениями, конечно, жалко бедных школьников, которым было бы куда проще, если бы правила игры не менялись. А эти правила меняются, и весьма существенно. Это иногда достаточно сильно отражается на жизненной траектории конкретного человека, но, в принципе, те изменения, которые происходят, происходят к лучшему. Безусловно, существуют очень серьезные вопросы, например: каким образом нам снова удастся соединить русский язык и литературу? Когда в десятом классе люди писали сочинение - это был экзамен и по русскому языку, и по литературе, и русский язык не был перегружен некой своей внутренней логикой, которая многим просто не нужна. Людей, с одной стороны, учили отвечать. Безусловно, устная часть экзамена этому тоже способствовала. Человек должен уметь говорить и должен уметь писать, и исходя из этого и строился образовательный процесс. И благодаря этому примеру видно, что нас ждут достаточно серьезные изменения.

Если брать историю, да и не только ее, можно сказать, что при экзаменационной системе у ученика всегда был шанс выучить пару билетов и вытащить один из них. В ЕГЭ по истории такое уже не пройдет. Когда мы говорим, что это простая угадайка, то это, естественно, не так. Задания постоянно меняются и охватывают весь материал, и с уверенностью можно сказать, что на уровне фактологических знаний современный школьник, сдающий ЕГЭ, знает на порядок больше, чем школьник советской эпохи. Хотя плюс у второго в том, что он знал и понимал очень четкую связанную концепцию истории – марксистскую, со всеми ее плюсами и минусами, а также в том, что он был готов связно излагать исторические тексты на бумаге.

Как вы относитесь к обязательному введению ЕГЭ по истории?

В общем, положительно, но есть и определенные минусы. Пока не понятно, как все это будет осуществляться. Что произошло – люди, которые сдают ЕГЭ по истории, знают историю хорошо. Но поскольку история требуется не везде, десяти и одиннадцатиклассники забывают историю напрочь, и подобного экзамена действительно не хватает. Но нужно понимать, что это должен быть облегченный базовый уровень. Но он должен быть. При этом можно думать, когда его сдавать – может быть, в десятом классе, или в одиннадцатом, но главное, чтобы правила игры были заранее известны, все знали, когда все это придется сделать, какой объем нужно будет выучить и т.д. На настоящий момент история является самым сложным экзаменом, и мы видим, что балл по истории самый низкий по сравнению с остальными предметами.

 Зинаида Леонидовна Волошина. Учитель физики лицея №1580 при МГТУ имени Баумана, заслуженный учитель России.

Считаете ли вы подготовку к ЕГЭ, так называемое «натаскивание на ЕГЭ» полноценным образовательным процессом?

Это полноценным образовательным процессом назвать точно нельзя. Но «натаскать» на ЕГЭ невозможно без знания программы. Я много слышала заявлений, что сейчас «угадайка», ко всем этим вопросам можно заранее подготовиться и все написать. Нет, без знания программы по предмету сдать успешно, хорошо, на высокий балл просто за счет репетиторства вряд ли удастся. Все-таки основополагающее - это знание программы, которое предусматривает системные занятия ученика на уроках и во внеурочное время, не только с репетитором.

Во-первых, если говорить о физике, программа очень расширена, включены в эту программу абсолютно все разделы физики, начиная с механики, заканчивая квантовой физикой. И пройти это в короткий период времени с репетитором невозможно, это должна быть система подготовки. Другой вопрос, что трудно все эти вопросы изучить в общеобразовательной или, допустим, какой-то спортивной школе. Лучше всего справляется с подготовкой, причем не только к ЕГЭ, но и к олимпиадам специализированные учебные заведения: это лицеи, гимназии, профильные учебные заведения. Но многим ребятам не дано учиться в таких специальных школах, поэтому они вынуждены, наверное, нанимать репетиторов и таким образом догонять, но сказать, что они таким образом получают полноценное образование - нельзя. Но без навыка к обучению, которому учат в школах, даже если ребенку удастся сдать ЕГЭ и поступить в высшее учебное заведение, он дальше не сможет учиться. Да, как-то натаскают, но дальнейший процесс обучения, скорее всего, окажется неэффективен. Поэтому я за классику, за школу, в том числе и профильную. Но если не хватает часов, то надо продумывать и для таких детей какие-то другие тесты составлять. Например, спортсмены - они же большое дело делают, за честь страны выступают, но не всем же впоследствии быть профессионалами в области спорта! Может, кто-то из них захочет в дальнейшем получить, например, техническое образование. При такой нагрузке спортом усвоить физику в том ракурсе, в котором того требует программа по ЕГЭ, очень трудно. Поэтому, возможно, есть смысл определенной категории детей какие-то избирательные задания давать, но это в исключительных случаях, потому что главным требованием проведения ЕГЭ является принцип равных условий для всех выпускников.

Как вы оцениваете развитие ЕГЭ за восемь лет его существования, как главного экзамена страны? Как относитесь к тому, что «правила игры» постоянно меняются?

Явный прогресс есть, это 100%, потому что сейчас случайных неотработанных заданий практически не встречается, как в первые годы. Раньше были не совсем корректно поставленные вопросы, не совсем правильные ответы, когда можно было ответить по-разному на один и тот же вопрос. Такого сейчас практически нет. Потом очень интересные задания есть. Остались задания с правом выбора, но сейчас, чтобы ответить на два вопроса, нужно решить пять задач. Это намного сложнее, чем это было в первые годы существования ЕГЭ.

Угадайки почти не осталось. Если говорить про физику, то сейчас это либо расчетные задачи, либо задачи качественные, требующие глубокого анализа и знания. Я еще раз подчеркну, знания программы. Но помощь есть – кодификаторы, в которых указаны основные формулы и законы, которые должен знать выпускник, и это, можно сказать, как для начала занятий математикой таблицу умножения надо знать. Вот чтобы сдать физику, кодификатор тоже нужно знать как таблицу умножения, и тогда ребенку можно на что-то рассчитывать.

Как вы относитесь к выделению некоторых предметов в качестве обязательных для всех, например, истории?

Знаете, я бы историю точно бы не включала в качестве обязательного предмета для всех. Тут наверняка будут трудности. Математику и русский - это сто процентов все должны сдавать. Это культура человека. Я не говорю о том, что дети не должны знать историю. Но если ввести еще историю, то ребенок, которому предстоит поступать в технический вуз и сдавать такие предметы как физика или информатика, будет очень перегружен. Поэтому двух обязательных предметов вполне достаточно. Это не говорит о том, что история - неважный предмет, это очень важный предмет, но я не заставляла бы детей готовиться к ЕГЭ по истории, как к русскому или математике. Школьной программы вполне достаточно.

Опубликовано 20 июня 2017г.

Статьи по теме: