Какая-то не такая молодежь
Протоиерей Максим Первозванский

Говорят, что современная молодежь какая-то особенная. Может, это миф, просто люди старших поколений привыкли ворчать про ее какую-то особенность?

В чем всю жизнь состоял конфликт отцов и детей? В том, что картина мира детей отличалась от картины мира отцов. Но во все прежние времена, как в традиционном обществе, так и в обществе модерна, эта картина была статичной или, выражаясь математическим языком, скалярной (терминология Б.С. Переслегина). Человек воспринимает мир определенным образом: христианин воспринимает его согласно Символу веры, мусульманин согласно Корану, коммунист согласно истории партии, руководящим марксистским документам и так далее. Есть какая-то статичная картина мира, которую он может дополнять, развивать, углублять. Но базовые ее положения – «на том стою и не могу иначе».

Эта картинка мира у отцов и детей могла различаться. Иногда сильно, иногда не слишком. И поэтому конфликт был либо сильным, либо не очень. Я вижу мир так, а вы - по-другому. Мы начинаем с вами активно спорить, выяснять отношения, иногда даже драться, а иногда и воевать. Это процесс конца 20 - начала 21 века. Если в конце 20 века он только начинался, то сейчас мы видим его во всей своей красе.

Маленькое отступление. Дело в том, что картина мира может меняться. Я мог быть вчера православным христианином, потом совершилась революция, и к 30-му году я стал убежденным коммунистом. Или наоборот, был убежденным коммунистом, потом картина мира рухнула, и я стал приверженцем рыночной экономики. Такая картина мира, которая находится в динамике (например, я еще придерживаюсь христианских идей, но уже пропитался идеей марксизма), называется векторной.

А есть еще более сложное устройство сознания. Это когда я могу быть одновременно и христианином, и буддистом. Такая картина называется тензорной. Тензор – это матрица, некая табличка с ячейками. Сегодня ты такой, завтра ты другой, в третьей ситуации ты третий.

Я могу привести пример, как это происходило со многими людьми, имеющими серьёзное естественно-научное образование. Например, наука говорит о том, что нашему миру 13 миллиардов лет, есть Вселенная, галактики, есть своя динамика, развитие. В животном мире есть эволюция. А христианское вероучение говорит о том, что мир сотворен за шесть дней и пребывает неизменным в той части, которая не касается воплощения Иисуса Христа. Представьте, человек ученый, серьезный, 30-40 лет, проникается идеями христианства, узнает про шестоднев - факт, который его научному мировоззрению противоречит. Он в динамике находится: обсуждает, думает, как согласовать. Через какое-то время человек спокойно принимает, что мир был сотворен за шесть дней. При этом сначала свет, а потом солнце. А потом он приходит на научную конференцию, где обсуждают темную материю, далекие квазары, черные дыры и еще что-нибудь. Ему уже не надо это согласовывать, потому что это у него в одной ячейке матрицы, а то - в другой. У молодежи примерно то же самое. Только у них это заранее вшито, они уже дети постмодерна. Они уже не путают историю России с фэнтези, они спокойно видят и то, и другое. Для них князь Владимир Мономах не более реален, чем Гэндальф Серый. Если они серьезно будут думать и анализировать, они скажут: да, конечно, это книжная реальность, а то миф, это сказки, а то наука. Но в реальном практическом устроении собственного сознания им это не требуется. Они легко переключаются из одной фазы в другую. Они могут поддерживать иногда множество самых разных картин мира. Просто нужная картинка включается в нужный момент. И они умеют играть по правилам этой картины мира, абсолютно не испытывая никаких внутренних противоречий.

Вы согласны с утверждением, что поскольку у современной молодежи слишком много возможностей для игры, причем иногда в уникальных пространствах, именно новый уровень игры и привел к возникновению тензорного мышления?

Да, думаю что так. Давайте вспомним шок советского общества от возникновения первых толкинистов, которые всерьез играли. Люди на них смотрели как на сумасшедших. Целые передачи выходили на телевидении, анализировали, потому что не понятно было: как же можно, ведь есть же реальность, а девушка играет эльфийскую принцессу, наверное, ей в жизни любви не додали. Это еще в дотензорные времена было непонятно. Ведь у человека тогда могла быть только одна картинка мира. Либо статичная, либо векторная. А сейчас это не вызывает вопросов. Сегодня я участвую в толкинской реконструкции, завтра я поехал на Бородинское поле и хожу под барабанную дробь за французов. При этом я могу быть еще кем-то третьим. Конечно, есть и взрослые такие. Но у молодежи с этим совсем просто. Они играют, при этом играют серьезно. У них такого нет, что вот на самом деле я знаю, что я комсомолец Василий Пупкин, но сегодня я поиграю в реконструкцию. Он действительно проживает жизнь русского пехотинца на Бородинском поле, а потом он действительно проживает жизнь эльфийского принца.

Опубликовано 05 октября 2017г.

Статьи по теме: