После мечети
Елена Котовская

Так вышло, что на прошлой неделе я оказалась на одном мероприятии в Большой Московской Мечети: нам провели экскурсию, накормили-напоили и побеседовали в конференц-зале. Мечеть и вправду большая и красивая, еда была вкусная, а вот выступления заместителя главного муфтия навели меня на некоторые, не совсем радостные, размышления. И касались они вовсе не мусульман.

Мне запомнились слова выступающего о том, что они всячески поощряют получение самого великолепного образования, какое возможно, для своих женщин. Это образование пригодится ей в деле воспитания детей, ибо «рай находится под ногами женщин» (насколько я поняла). То есть именно от уважаемой супруги и матери зависит, какими вырастут мусульманские дети. Зам муфтия так и выразился: УВАЖАЕМОЙ СУПРУГИ И МАТЕРИ. Как все просто и логично! Женщина получает образование, чтобы справиться с ролью, в рамках которой она уважаема всеми членами ее мира. Ей комфортно и спокойно: ей не надо метаться по офису, перебирая бумажки, не надо искать себя в рамках «творческой реализации», разрываясь между любимым делом и семьей, не надо стесняться низкого социального статуса домохозяйки.

Традиционное общество, община выбрали для женщины единственно предназначенный ей путь. Ограничена ли ее свобода? Ограничена в какой-то степени: не быть ей ни бухгалтером, ни хирургом (если нужда не погонит, но об этом, как я понимаю, тоже позаботится община). Однако никто не запрещает ей получать высшее образование и совершенствоваться в полученном. Наоборот, там, где это возможно, это поощряется. И под «хорошей женой и матерью» понимается не только качественная кухарка, полотерка и нянечка-воспитательница, но и умная, интеллигентная, утонченная женщина, способная передать семье свой богатый внутренний мир.

Ничего подобного я не слышала в рамках православной проповеди. На то, конечно, имеются объективные причины: мы не этническое меньшинство в мегаполисе, не возрождающаяся в духе традиционных ценностей замкнутая община, мы – гораздо более широкая аудитория. Продуваемая, так сказать, всеми ветрами. И если относительно следования евангельским заповедям двух мнений для христианина быть не может, то вот в деле формирования уклада жизни возможно следование собственному вкусу и предпочтению. Единства тут, конечно, нет никакого. Когда православные пытаются жестко или полужестко выстраивать «патриархальный уклад жизни», с некоторой неизбежной оглядкой на старообрядчество и возможностью сектантского привкуса (так как приходится противостоять всему окружающему миру), то в этой системе женщина не работает, а если и учится, то на домашнем (заочном) образовании – чтобы не «повредиться». И в такой системе, какие бы прекрасные слова не произносились о пользе высшего образования для воспитания детей, его, как правило, получить не удастся и, тем более, не удастся полноценно им воспользоваться. Там, где имеет место настоящая образованность, требуется определенная свобода, а в вышеописанной системе неизбежно царит ограничение и цензура. Внутри подобных семей (а я знаю таковые) интеллектуалами позволительно быть мужчинам, женщинам же по умолчанию предлагается направить свою высшую образованность на усовершенствование засолки огурцов и замешивания теста.

Для более многочисленной группы «светских» православных высшее образование и работа для женщины – не вопрос. Все православные масс-медиа, можно сказать, воспевают работу женщин-психологов, дефектологов, организаторов, врачей, волонтеров и проч. Однако даже для работающих православных женщин по умолчанию же предполагается необходимость как минимум несколько усиленного, чем «у неправославных светских», деторождения. Как это совместить с работой – оставляется на усмотрение женщины. Внутренний дискомфорт ситуации очевиден. С одной стороны – многочисленные «просемейные» публикации на тему, как нехорошо, родив детей, поотдавать их в ясли-сады-продленку, а не заниматься самоличным формированием их характера «хотя бы до пяти лет». С другой стороны, часто в соседней же колонке живописуется веселый и общественно полезный труд молодой православной девушки. Типа, «думайте сами, решайте сами…» А учитывая однозначное предпочтение светского секулярного общества работающей независимой и успешной женщины перед находящейся в состоянии социального аутизма домохозяйкой, выбор православной девушки особенно непрост.

Ты можешь предпочесть светскую модель с двумя детьми и творческой работой, но будешь мучиться тем, что не спасаешься чадородием; или же можешь рискнуть посвятить себя семье, но будешь горевать о «пропадающем» высшем образовании. Так как, повторяю, в православной публицистике нет (по крайней мере, мне не попадалось) идеи и описания того, как можно употребить это самое образование в рамках семьи помимо премиального чтения с выражением «Курочки рябы» и полотерства. Слов, конечно, произносится много, но идея ценности для семьи хорошо образованной и культурной женщины, «уважаемой супруги» самой по себе, а не в плане применения полученных навыков для успешной зубрежки детских уроков, как правило, не прокламируется. А ведь не для каждого мужа требуется исключительно кухарка: кому-то нужна жена-друг, кому-то – соратница в спортивном образе жизни и т.п. Если образование и интеллектуальные потребности мужа достаточно высоки, логично предположить, что ему хотелось бы иметь и супругу себе «по плечу». К тому же роль женщины в семье в современном мире становится все менее функциональной – готовка, стирка, мытье посуды – все (к счастью) более-менее заменяется техникой. Зубрежку тоже можно в какой-то мере переложить на кружки-репетиторов-компьютеры. А вот саму организацию Дома (для кого – с блинами-пирогами, а для кого - с путешествиями или скалолазаньем) никакая техника не заменит, эту функцию может выполнить только «уважаемая супруга».

Однако, к сожалению, понимание роли супруги как в светском обществе, так и в православии (в отличие от мусульман), увы, не выстроено и не прописано. Или Домострой, или нелегкий выбор между яркой творческой внешней работой и рутинной малопрестижной даже в православной среде (кроме священнических семей) «домосидятиной». Поэтому так много попыток совместить и то, и другое, часто «на разрыв», поэтому так некомфортно православной женщине «сидеть дома» и «рожать детей»: в этом качестве она, увы, НЕ уважаема ни государством, ни обществом (уважают «совмещающих»).

«Не волнуйся, я уверен, ты еще выйдешь и поработаешь, вот увидишь. Подрастут дети, станет полегче – и побежишь», - утешает любящий муж свою многодетную супругу. «Какому работодателю я буду тогда нужна?», - с грустью думает жена. И обоим не приходит в голову, что это неправильная установка, неверно воспринятая роль! Дети подрастут – поедем всей семьей в далекие путешествия, будем гулять в парке, займемся садом-огородом (кому что нравится). Наконец-то поездим всей семьей по монастырям (посвятим время засолке огурцов, заведем питомцев, поставим домашний спектакль). Варианты – различны. Семья – целый мир, и не обязательно сбегать из него от скуки в мир внешний, следуя многочисленным рекомендациям периодически «вырываться» из семьи, посвящать время себе самой и своим интересам. Не обязательно понимать семью как нечто нудно-обязательное, как некую трудовую и дисциплинарную повинность с некоторым правом периодических выходных. «Настоящий» мир, все сколько-нибудь ценное и стоящее при таком подходе неизбежно находится «на выходе» - вовне – и этим можно воспользоваться «урывками», либо «на старости лет». Неудивительно, что любая неглупая женщина с высшим образованием понимает, что ее образование «преизбыточно» для исполнения роли только лишь «домохозяйки» в подобной модели семьи.

Но что, если развернуть вопрос по-другому? За что в мусульманском мире принято уважать «уважаемую супругу и мать»? Помимо пирогов и ухоженных, с утертыми носами детей? По-видимому, за то, что женщине в семье удается успешно транслировать ту систему ценностей, которая распространена в ее мире и выстраивать ту уникальную атмосферу дома, которая в наибольшей степени устраивает не абстрактного, а именного ее, уникального, выбранного ею супруга, с ЕГО потребностями и ЕГО системой нравственных ценностей.

Эти ценности, конечно, различаются в исламе и православии, но суть от этого не меняется. Дом в широком смысле слова обычно строит женщина, и если в более традиционалистском мусульманском обществе в этом Доме ценятся одни качества, то в широком мире православия спектр востребованных «опций» также может быть шире. Вот здесь как никогда может потребоваться широкое образование: внутри своей семьи женщина может стать и психологом, и дефектологом, и врачом, и художником-оформителем, и экономистом, и менеджером по персоналу, и логистом (список можно продолжить). Но, повторяю, ВНУТРИ семьи, а не вытаскивая все эти навыки наружу при работе на чужого «дядю». Если эти, а не только характерные для традиционного общества умения быть образцовой домохозяйкой и воспитательницей, будут признаваться и цениться обществом и самими супругами, если семья будет действительно, а не на словах архаизирующих буклетов, рассматриваться как уникальный спасительный остров, достойный всестороннего вложения в него своих сил и умений, тогда, возможно, православной женщине удастся не по формальному названию только, но и по существу стать полноценной «уважаемой супругой» в нашем, увы, неполноценном мире.

Опубликовано 20 ноября 2017г.

Статьи по теме: