Пятерка за контрольную по зомби
Антон Захаров

Обзор физиологии драконов и русалок. Контурные карты с ареалами расселения оборотней. Изучение состава зелий гаитянских шаманов. И все это - прямо на уроках. Нет, это не Хогвартс. Это самые что ни на есть реальные российские школы. Просто в них работают весьма нестандартные преподаватели, один из которых – Антон Захаров, учитель биологии в школе «Летово» и известный популяризатор науки.

Антон, почему ты решил заняться преподаванием?

Всегда любил рассказывать окружающим про научные открытия и науку вообще, поэтому после университета сразу занялся популяризацией. Но быстро выяснилось, что в этом деле слишком мало системности: люди приходят к тебе один-два раза, поэтому поделиться стройной картиной мира не успеваешь. В поисках большей системности пришел в образование и понял, что тут-то и открываются горизонты.

Какие горизонты популяризации открываешь сейчас?

Непосредственно сейчас читаю книгу про зомби - “Мозг зомби. Научный подход к поведению ходячих мертвецов” Тимоти Верстинена и Брэдли Войтека.

Расскажи поподробнее.

Я начну с другой книги, а к этой потом вернусь, чтобы небольшая предыстория была. В 80-х годах гарвардский палеоботаник по имени Уэйд Дэвис решил выяснить, что стоит за историями о зомби. Само слово «зомби» возникло на Гаити, поэтому ученый именно туда и отправился. Он исследовал те зелья, которые гаитянские шаманы, занимающиеся Вуду, изготавливают для превращения людей в зомби. Зелья используют двух типов; одно для «правильного умерщвления», второе для «оживления».  Рецепты, естественно, разные, каждый варит, кто во что горазд, но во все зелья первого типа обязательно входят пять ингредиентов: сожженные человеческие останки (в основном кости), небольшая древесная лягушка, большая жаба, которая водится в Новом свете, многощетинковый червь и один из видов иглобрюхих рыб (типа рыбы фугу), а в зельях второго – дурман.

И в чем физиологический эффект?

Фугу содержит тетродотоксин, яд, парализующий мышцы. Тетродотоксин блокирует нервные сигналы, поэтому речь идет вообще обо всех мышцах. Малые дозы этого яда, по мнению того ученого, вводят человека в состояние паралича: жертва еле-еле дышит, так что без аппаратуры этого не обнаружить, пульс не прощупывается… Если не знать, что происходит, - человека легко принять за труп. Это парализованное тело кладут в гроб, а на следующий день вынимают. Человек, естественно, не в адеквате, потому что даже если его отпустило, то он уже получил гипоксию. И в этот момент ему дают второе зелье – с дурманом. А в дурмане у нас скополамин, от которого человек, во-первых, получает мощную физиологическую реакцию – зрачки расширяются, потоотделение повышенное и куча всего другого, а во-вторых, начинает галлюцинировать и становится податливым к разного рода внушениям. Человеку говорят «иди вперед» - он идет, «возьми лопату и копай» - будет копать. Очень похоже на то, что «оживленный» таким образом человек становится рабом шамана.

Проблем с дозировками у шаманов не возникает? Или они за столетия наработали эмпирический опыт?

Конечно, возникает. Объяснение этого палеоботаника очень спорное именно по этой причине. Переборщить с тетродотоксином – плевое дело.

Японцы ювелирно вырезают у рыбы внутренние органы, в которых содержится максимальная концентрация тетродотоксина, а остальное умело готовят. На Гаити рыбу сушат целиком и измельчают. При таком подходе (и в тех условиях) рассчитать дозу яда вообще нереально – у отдельных рыб, естественно, варьируется концентрация яда, и адекватных методов ее измерения у шаманов точно нет.

Но ты не учитываешь, что эта гипотеза, во многом, умозрительная, игровая. Серьезной научной критики она не выдерживает.

Есть ли альтернативные подходы к теме живых мертвецов?

А как не быть? Как раз в той книге, которую я упомянул в самом начале, дан подход, условно говоря, неврологический: берем образ зомби из массовой культуры – сериалов, книг типа твоих «Ходящих сквозь огонь» - анализируем поведение живого мертвеца и делаем предположения о том, какие области мозга у него повреждены.

Мертвецы едят, не насыщаясь – значит, не работают определенные нейроны в гипоталамусе. 

А зачем масскультурные источники использовать, если есть аутентичные?

Да, реальный исторический контекст мы не рассматриваем, хотя стоило бы, чтобы анамнез был максимально корректный. Но тут уже нужны хорошие историки-популяризаторы, готовые копать тему в весьма специфическом ключе, собирать материал, который чаще всего выкидывают на свалку, а таких историков мало. Я вот только тебя и знаю.

Так что там с неврологическим анализом киношных мертвецов?

В большинстве фильмов зомби медлительные, агрессивные, не узнают родственников, не фиксируют внимание и т.д. Если подойти к вопросу с позиций неврологическо-поведенческих, можно предположить целый ряд повреждений мозга. То, что они не узнают родственников, скорее всего, говорит о проблемах с гиппокампом. Агрессивность обусловлена тем, что эмоциональные области развиты сильно, а контроль за эмоциями, связанный с развитием лобной префронтальной коры, у зомби отсутствует; следовательно, кора повреждена. Мертвецы едят, не насыщаясь, – значит, не работают определенные нейроны в гипоталамусе.

Не слишком ли технологичная получается картинка? Мне казалось, мозг – это система с кучей сложных взаимосвязей…

Подробности анализа я просто сейчас опускаю. Например, в движении есть несколько этапов: его надо запланировать, потом дать команду совершить, потом, если движение сложное, его надо записать в виде двигательной программы, а еще нужны петли обратной связи, которые будут юстировать процесс, делать его плавным и точным. За каждый из этих этапов отвечает своя нейронная структура. Можно проанализировать движение зомби и сделать вывод, что проблема – именно в мозжечке, а не где-то еще.

И все же, речь идет о комплексных повреждениях или отдельных разрозненных сбоях?

Можно собрать общую клиническую картину повреждений мозга зомби – все высшие когнитивные функции – произвольное внимание, планирование, память, контроль над эмоциями и все остальное, чем славен человек в отличие от других видов – порушены, остались только базовые сенсорные и двигательные функции. Подобного рода поведенческие истории встречаются у некоторых животных и известны на примере паразитических отношений. Есть вот грибок кордицепс, который может поселиться в муравье и захватить контроль за его поведением, чтобы он вел себя так, как нужно грибку.

Я правильно понимаю, что можно подняться на уровень анализа гипотетических причин явления?

То, что существует подобная биологическая модель, еще ничего нам не говорит о причинах появления зомби. Радиация, генетика, вирус, паразит, сверхъестественные силы или что-то другое – в данном случае это не важно. Зомби - это, по сути, отличная задачка для невролога: по симптомам опознать патогенез.

Есть какие-то перспективы в изучении зомби, или ученые пару раз поигрались в это и забыли?

Есть большой спектр историй об оживших мертвецах. Те же вампиры, например, дают совсем другую клиническую картину. Так что можно идти вширь, сравнивать, сопоставлять.

А есть ли основания для широких обобщений? Может быть, помимо научного зомбоведения, следует разрабатывать отдельную ветвь научной вампирологии?

У всех этих историй есть общий посыл, связанный с непониманием процессов, происходящих с умершим телом. Мягко скажем, людям не очевидно, что после смерти с телом происходят какие-то процессы. И вот, в силу каких-то обстоятельств люди обнаруживают умершие тела и немедленно начинают искать объяснение. На этой почве возникают как история о вампирах, так и современные мифы об отрастающих после смерти ногтях и волосах (они не отрастают, просто тело усыхает, поэтому и возникает такой эффект). Многие современные люди, хотя и не верят в оживших мертвецов, в понимании процессов, происходящих с трупами, недалеко ушли от средневековых людей.

Зомби – это отличная задачка для невролога: по симптомам опознать патогенез. 

Зачем преподавать такие сюжеты на школьной биологии? Может, по старинке - зарисовывать тычинки с пестиками?

Дело в том, что такие темы резко повышают мотивацию. «Дети, запишите в первой колонке список отделов головного мозга, а во второй – список их функций» - не слишком мотивирующее задание. А тут, по сути, мы эксплуатируем уже сложившийся интерес учеников, которые все эти фильмы, игры, комиксы точно видели. Что есть, с тем и работаем. В данном случае даем упражнение на развитие навыка минимально инвазивного неврологического анализа; это даже студентам-медикам лучше давать.

Это ведь не научная задача, разве нет?

А кто сказал, что научному методу нельзя научиться, решая ненаучные проблемы? Я хочу продемонстрировать ученикам, что хороший метод будет работать и на мифических существах, и в реальной неврологии. Это вопрос подхода, а не объекта.

Беседовал Николай Асламов

Опубликовано 08 февраля 2017г.

Статьи по теме: