О свободе и вседозволенности
Анатолий Медведев

13 мая на Проспекте Сахарова в Москве прошел митинг за свободный интернет

Нытье вокруг свободы в интернете порядком надоело. Но слушая мнения самых разных представителей интернет-тусовки, я делаю вывод, что они борются не за свободу в интернете. Они выступают за то, чтобы интернет оставался максимально неконтролируемой площадкой, на которой каждый может наплодить себе по пятнадцать страничек, назваться любым именем, написать любому другому человеку неприличные слова и смотреть любые, самые пошлые и уродливые, вещи.

Интернет-сегодня - это гарантия того, что самые темные мысли, самые грязные желания вы можете удовлетворять, оставаясь при этом максимально анонимным. Но интернет-завтра, которое уже на пороге, - это легализация всей этой гадости, признание ее абсолютной нормой. Уже есть «прорывные» проекты в этой сфере, и такие маргинальные вещи, как рэп-батлы, становятся невероятно популярными у молодой аудитории, которая возводит в ранг в первую очередь форму, а не суть вещей. Вот уже под видом серьезного интервьюера Юрий Дудь задает своим собеседникам настолько низкопробные вопросы, что волосы встают дыбом, хотя, стоит признать, большая часть его гостей достойна этих вопросов.

По какой-то причине все эти «деятели интернета» ужасно опасаются «интернета по паспорту», будто это как-то урежет их права и свободы. Но сколько я не задавался вопросом, чем это может кому-то навредить – не нашел ответа. Приведу в пример себя. Мне нечего стыдиться и нечего скрывать. У меня открытая страница ВКонтакте, я не скрываю имя на ютубе и на форумах. Я честен со своими близкими, со своими друзьями и работодателями. Я не ругаюсь в комментариях и не оскорбляю ничьих чувств. Государству на меня глубоко наплевать, я обычный человек. Так чем мне помешает привязка паспорта к аккаунту в соцсетях? Наоборот, это, вероятно, упростит мне ряд вещей, таких, как финансовые операции или заключение каких бы то ни было сделок или покупок в интернете. Это упростит общение в соцсетях: если я буду знать, что со мной общается реальный человек с реальным именем, а не какой-то тролль с фейкового аккаунта, мне будет проще выстраивать с ним конструктивную беседу.

Я, например, не вижу проблемы в том, чтобы крупные интернет-площадки признать общественными местами, и поведение на них должно было бы быть соответствующим. Без мата, без пошлых картинок, без оскорблений в адрес друг друга, без рекламы алкоголя. Я был бы рад, если бы авторов видео с маркировкой 18+ заставили самостоятельно модерировать свой контент и не допускать к нему людей младше указанного в дисклеймере возраста. А то, знаете, как сейчас все просто стало – достаточно написать ограничение, предупредить, что ты никого не хочешь обидеть, и через фразу говорить, что то, что ты говоришь, - это «оценочное суждение». И, вуаля, к тебе не подкопаешься. А то, что школьникам все это доступно, и что своим оценочным суждением ты можешь нанести человеку оскорбление – это никого не волнует. Нашумевшие нынче рэп-батлы вообще пытаются убедить всех, что говорить можно что угодно, что запретных тем быть не может. Современные юмористические ютуб-каналы пытаются убедить нас в том, что шутить тоже можно обо всем, а те, кого от этого коробит, могут просто не смотреть. А если их смотрит школьник, то тогда кого они воспитают своей руганью и пошлостью? Школьник будет смотреть все, что смешно. Такой свободы хотят эти люди?

Я считаю, что свобода – это самоограничение. Потому что вседозволенность не приведет ни к чему, кроме зависимостей. Все страсти работают именно так – ты свободен в выборе, но они порабощают тебя, и отказаться от них куда труднее, чем принять. Чтобы интернет в России стал площадкой для свободных людей, нужно ограничить тех, кто к самоограничению не способен. И да, я знаю, что это мнение крайне непопулярно, но что поделать?

Опубликовано 15 мая 2018г.

Статьи по теме: