Наследник волынки
Петр Николаев

Беседовала Мария Берова

Впервые о волынке я услышала в детстве. Ее звуки лились с экрана телевизора «Горизонт». 90-е годы, волынка, школьный двор. После я слышала ее не раз, и на улице, и в метро. На фестивале «Артос», который проходил в мае этого года, я насладилась ею вновь. Виртуозный музыкант исполнял блестяще. Сегодня он в гостях у портала «Наследник». Знакомьтесь, Петр Николаев – волынщик и программист.

– Что такое волынка?

– Волынка – это традиционный музыкальный духовой язычковый инструмент, популярный среди многих народов мира. Он представляет собой мешок, который изготовлен либо из шкуры животного, либо, в наше время, из специальной ткани. Это своего рода бурдюк, зашитый наглухо и снабженный набором трубок. Одна из трубок используется для наполнения мешка воздухом с одной стороны, а остальные – для извлечения звука. Звучащих трубок может быть несколько, как правило одна — это непосредственно мелодическая трубка (на ней волынщик исполняет мелодию), а другие – бурдонные, постоянно звучащие на фоне исполняемой мелодии. Их может быть одна, две или три.

– Как в Вашу жизнь пришла волынка?

– Это было где-то в 90-х годах и я, честно сказать, не знал тогда о том, что существует такой музыкальный инструмент. Случайно услышал ее в переходе метро на Тверской. Звуки волынки доносились из ларька, где продавались магнитофонные кассеты. Это была шотландская волынка. Потом, в 94-м, благодаря творчеству Питера Гэбриэла, известного музыканта, который удивительно творчески использовал волынку, я более подробно стал интересоваться ей. В 2000-м году знал уже достаточно много разнообразных видов этого инструмента. В 2005-м познакомился с Олегом Дробинским, через которого в мою жизнь вошла галисийская волынка, – одна из разновидностей испанских волынок, – на которой я играю и сейчас.

– У Вас только испанская или есть другие, на которых Вы играете постоянно?

– Да. У меня их несколько. Мой фаворит – галисийская волынка. Вторая – шведская волынка, которая отличается от испанской не только конструктивно, но и традицией исполнения. Третья – это гуцульская дуда. Еще марийский шувыр, пожалуй, самая древнейшая из волынок, которая сохранилась на территории нашей необъятной Родины. Ну и другие всевозможные разновидности, которые эпизодически появляются в моей жизни.

– В коллектив «Новые Кельцы» попали сразу? Насколько мне известно, Ваш коллектив не был «создан» или «основан», а случился. Это так?

– Абсолютно верно. Алексей Палагин – очень творческий человек, и наш коллектив, волею судеб, так сказать, «сложился». Мы с Алексеем знакомы с начала 2000-х годов, общались постоянно, и сама идея витала в воздухе, но потом, в один прекрасный момент, она действительно «случилась». На самом деле, судьба этого коллектива так и складывается – как будто «случайно». Конечно, по сути это все не случайность, потому что мы видим, как на протяжении достаточно большого количества времени коллектив не только развивается, но и – как результат развития – заслуженно получает всевозможные гран-при на конкурсах и разнообразных фестивалях. И когда чудесным образом сложилось это все, я и явился в строю и как волынщик, и как флейтист. Какое-то время мы проработали плодотворно вместе, но, по семейным обстоятельствам, я должен был оставить активное участие в творчестве этой группы, хотя мы до сих пор остаемся с Алексеем близкими друзьями. По-моему, на майском фестивале «Артос» мы с Алексеем и его группой выступили очень даже неплохо.

– Хорошо выступили! Как Вы познакомились с Алексеем?

– Это было как раз в то время, когда я начал заниматься волынками, 2004-й – 2005-й год. Эта тема активно развивалась, в том числе и в интернете. Тогда мной было создано виртуальное сообщество волынщиков, группа ВКонтакте, сайт. В 2007-м году я организовал первый так называемый «волыночный сейшн», в тогда еще действовавшем клубе «Вереск» на Арбате. Благодаря этой деятельности, удалось познакомиться с достаточно большим количеством людей – музыкантов, да и просто увлеченных слушателей.

– Вы по образованию программист. И научились играть на волынке. У Вас музыкальное образование?

– Нет. Профессионального музыкального образования у меня нет, к сожалению. Я самоучка, просто мне этот музыкальный инструмент по душе, и я решил его освоить. И освоил. В принципе, так как этот инструмент народный, то я себя утешаю тем, что в народе далеко не все исполнители обладали особыми музыкальными знаниями. Хотя для достижения лучших результатов это крайне важно и просто даже необходимо. Наследник народной традиции – вполне вписывается.

– Вы наверняка читали какие-то книжки…

– К сожалению, книг о волынках и по волынкам, когда я начинал, практически не было. Приходилось довольствовался аудиозаписями, которые, к счастью, были доступны через Интернет. Потом появились какие-то заметки в письменном виде, сначала на галисийском, а потом и на английском языке. Потихонечку-потихонечку изучал, да так и освоил. Прослушивая записи, пытаясь как-то их осмыслить и переосмыслить, понять, как играется то или иное произведение. Я всегда старался следовать традиции исполнения галисийских волынщиков.

– Как Вы совмещаете программирование и игру на волынке?

– Это дело не одновременное, волынка слишком громкий инструмент. По большей части, игра на ней – это, своего рода хобби, увлечение.

– Планируете ли в дальнейшем сольное творчество без группы «Новые Кельцы» или эта группа заняла слишком важное место в жизни?

– Я с удовольствием продолжу творческое сотрудничество с Алексеем Палагиным и замечательной группой «Новые Кельцы». Уверен, что еще не один проект удастся совместно осуществить. Что касается «сольного творчества», то сейчас я разрабатываю свой мастер-класс под названием «История волынки от Сотворения мира до наших дней». То, что мы показали на «Артосе» – это лишь малая часть того, что планируется к осуществлению. Это глубокое переосмысление спорной и противоречивой теории возникновения, распространения и эволюции целой группы музыкальных инструментов под названием волынка в христианской среде на протяжении веков, в свете библейской истории. Это интересная тема, я буду ее развивать и продолжать в том числе как свой сольный проект.

– Сходный по звучанию с волынкой инструмент – колесная лира. Во время мастер-класса Вы рассказали, каким образом она пришла к нам. Этот инструмент мы переняли у поляков после польской интервенции. На Руси на нем играли слепые нищие музыканты. Они пели духовные песнопения.

– Было нечто такое в нашей истории. С колесными лирами ходили калики-перехожие. Калика — это старинное название странника, который пел духовные стихи, так называемые кантиги и былины. Были кантиги, посвященные святым и содержащие в себе не только Евангельские песни, но и ветхозаветные истории. Что касается волынок, то этот мастер-класс прежде всего рассчитан на молодую аудиторию, и очень хотелось бы, чтобы через этапы развития волынки, в том числе и в нашей стране, люди осознали не только глубину всей нашей истории, основой которой, безусловно, является христианство, но и приобщились к игре на этом удивительном инструменте.

– Какой вклад внесла волынка в православную культуру России?

– Этого я не могу сказать, никто Вам не скажет, потому что вклад в развитие Православия в России осуществили не музыкальные инструменты, а те проповедники и святые, которые на ней жили и живут по сей день.

Бытует мнение, что русская волынка исчезла во времена Алексея Михайловича «Тишайшего», который наоборот, был против всякого рода «гудебных» инструментов и, будучи человеком набожным, их запретил. Такая реакция на музыку была не только в России, но и по всей Европе, и даже по всему миру: когда началась христианизация, многие отказывались от такого рода музыкальных инструментов.

– Сейчас задача Вашей группы – поднять фольклорную музыку на новый уровень, рассказать о духовном наследии России или Вы благодаря ей окунаете современного русского человека в древность?

– На мой взгляд, это некая смесь второго и третьего. Безусловно, развитие волынки как музыкального инструмента сопряжена со многими интересными моментами в истории, в том числе и с духовной её стороной. Я думаю, что история настолько многокрасочна и разнообразна, что, благодаря повествованию об игре на этом инструменте и его разновидностях, через те христианские песнопения и гимны, которые исполнялись на ней как сольно, так и под аккомпанемент во многих странах мира, можно показать всю красоту и глубину духовного наследия России, и это знание непременно обогатит наши будущие поколения.

Опубликовано 27 июня 2018г.

Статьи по теме: