ТЕАТР ЛИ: «Мы продвигаем культурную среду»

  Сергей Телековский

Сергей Казимирович Телековский родился в 1954 году. Актер Московского драматического театра на Малой Бронной, режиссер, художественный руководитель и основатель театра ЛИ.

Театр Литературной Импровизации (Театр ЛИ) существует с 2007 года. Свои спектакли он играет в Театральном зале библиотеки №61, расположенной на Верхоянской улице, так что его спектакли могут смотреть жители Бабушкинского и Лосиноостровского районов и Свиблово.

В репертуаре Театра такие постановки как «Нечеловеческая трагедия» (по драме И. Гёте «Фауст» в переводе Б. Пастернака), «Волшебник изумрудного города» (по повести А. Волкова), «Последняя женщина сеньора Хуана» (по пьесе Л. Жуховицкого), «Сводите меня в театр, кавалер» (по рассказам М. Зощенко и А.П. Чехова), и другие спектакли по произведениям русских и зарубежных классиков. Эти действия, комические и трагичные, радостные, но в то же время захватывающие и уносящие в пространство иной реальности, с первого взгляда покоряют зрителя. О том, как пришла идея создать группу единомышленников из любителей литературы и сцены, рассказывает художественный руководитель «Театра ЛИ» Сергей Казимирович Телековский.

Беседовала Мария Берова

Сергей Казимирович, расскажите о себе, откуда Вы родом, что послужило толчком к профессии режиссера?

Я коренной москвич, родился в Москве в 1954 году. Всю жизнь прожил в этом городе, служа театру.  Мне было около 15 лет, когда мой друг, у которого мама была актрисой, привел меня в Театр на Малой Бронной. Шел спектакль Андрея Александровича Гончарова «Жив человек» по повести Владимира Максимова. В нем проходила жизнь человека, который прошел все: и сталинские лагеря, и войну, и немецкий плен, начиная с 30-х годов. Я был поражен. Конечно, мама в детстве водила меня по всем московским театральным сказкам, но я воспринимал их неосознанно. Когда же я в 15 лет увидел этот спектакль, то принял решение остаться в театре на всю жизнь… И в 17 пришел на Малую Бронную работать осветителем, а затем прошел все профессии вплоть до режиссера и актера.

Как возникла идея создать театр Литературной Импровизации? Кто автор идеи?

Это очень странное обстоятельство, которое не поддается никаким объяснениям. В 1986 году я ушел из театра работать в школу и создал там театральные студии: одну, вторую, третью. Потом, когда началась перестройка и 90-е годы, я ушел работать в журналистику. У меня было все отлично, я добился определенных успехов в этой профессии, и театр на время остался в воспоминаниях. Но вдруг, неожиданно пришла идея. Вместе с моим хорошим приятелем, Виталием Кужеватовым, мы решили поставить спектакль по поэме Александра Галича «Кадиш». Это поэма о Януше Корчаке, писателе, педагоге, Человеке с большой буквы, который, находясь в Варшаве в 1942 году и являясь директором детского дома в гетто, отказался бросить своих воспитанников, когда их увозили в лагерь смерти Треблинка и погиб вместе с ними. Спектакль называется «Рвется и плачет сердце мое». У нас не было помещения, репетиции проходили в квартире, но спектакль мы сделали, периодически показывали в разных местах. И вдруг оказалось, что в библиотеке на Верхоянской, есть специальный зал для представлений. Со светом, звуком, театральной сценой. Эта библиотека славилась своей культурно-творческой атмосферой, здесь проходили замечательные выставки, концерты, спектакли, встречи с интересными людьми.   Дирекция библиотеки предложила мне создать на этой базе театр. Конечно же, это был счастливый случай, и я его не упустил.

У Вас есть спектакль, который называется «Нечеловеческая трагедия». Что заложено в основу этой постановки, как родилась идея и о чем она?

Это спектакль по поэме Гете «Фауст», которую автор писал на протяжении 60 лет своей жизни. Сейчас очень много трактовок этого произведения, что меня и привлекло, и я решил сделать собственный сценический вариант.

Очень сложно быть добрым, очень сложно любить, очень сложно прощать, но, наверное, все-таки надо

Это спектакль о любви. В нем есть и ангелы, и Бог, и дьявол, но эти персонажи – метафорические, они скорее относятся не к религии, а к реальной жизни, представляют собой реальных людей. Сюжет спектакля нужно понимать не впрямую. Есть земная любовь, есть небесная, есть люди и ангелы, и Бог постоянно ставит человека перед выбором, хотя, выходит, и выбора-то по сути нет. Очень сложно быть добрым, очень сложно любить, очень сложно прощать, но, наверное, все-таки надо. Несмотря на все сложности и препятствия.

Какая основная идея у ваших спектаклей?

Идеи разные. Но основная, на мой взгляд, это судьба «маленького человека».  Есть такая театральная тенденция. Вся классика русская на этом построена. Гоголь, Чехов, Салтыков-Щедрин, Достоевский, это все «трагедия маленького человека», да и не только наша классика об этом повествует, - Диккенс тоже писал на эти темы… Это всегда интересно, всегда привлекает, единственно, необходимо сыграть так, чтобы зритель поверил в то, что происходит на сцене. Это важно.

Какой спектакль Вам запомнился больше всего?

Каждый мой спектакль, – это эволюция, шаг вперед. Мы движемся вперед, развивая направление. Любая постановка для меня ценна. Трудно выделить среди них одну.

А какой больше всех понравился зрителям?

Я Вам скажу так: на спектаклях «Старички» и «Рвется и плачет сердце мое», - зритель просто плачет. Потому что там такая тематика… На «Кавалере» или «Дороге» - смеется. Но не уходит. Он сидят до последней минуты, до заключительного, завершающего аккорда. Чем мы отличаемся от больших театров, так это небольшой сценой и большей ответственностью актера перед зрителем. Специфика нашего маленького зала на 35 мест и небольшой сцены требуют от актера максимально правдивого создания сценического образа.

Специфика нашего маленького зала требует от актера максимально правдивого создания сценического образа

На мой взгляд, такие театры, как наш, нужно продвигать централизованно: ведь мы создаем так называемую «культурную среду». Например, мой знакомый, посмотрев «Хуана», сказал: «Мы по Москве ищем нормальный спектакль. Сейчас нормальных постановок не делают, а у Вас так здорово поставлено!  Захватывает».

Что Вы читаете и поете на выступлениях?

Я как-то нашел стихотворение, называется «Письмо к Богу». Его нашли в кармане бойца, умершего от ран в госпитале в 1942 году. Это гениально!  

Послушай, Бог… Еще ни разу в жизни 
С Тобой не говорил я, но сегодня 
Мне хочется приветствовать Тебя. 

 

Опубликовано 19 мая 2017г.

Статьи по теме: