А оно нам надо, такое кино?
Александр Бабицкий

По мотивам статьи Анатолия Медведева «Почему мы не снимаем кино как американцы»

Небольшая, в несколько слов, автобиографическая справка, призванная объяснить мою реакцию на недавний текст коллеги. Я занимаюсь рецензированием кинофильмов на протяжении уже 10 лет. Причём смотрю и оцениваю как продукцию для широкого проката, так и фильмы, не имеющие большого бюджета и рекламной кампании, но от этого не менее, а чаще всего и более, достойные внимания.

Именно потому, что я в той или иной мере погружён в тему статьи, у меня возникает встречный вопрос на посыл Анатолия «Почему мы не снимаем кино как американцы?»: а так ли это необходимо, снимать кино именно как американцы?

Но прежде всего оспорю приведённый тезис, что главная наша в этой сфере проблема заключается в прохладном отношении отечественного зрителя к кинематографу, нашему в частности и к самому зрелищу как таковому. Вернее, спорить намерен не с тезисом: в конце концов, попытки выяснить, кому что нравится и насколько пламенно, упираются в сакраментальное «дело вкуса». Ошибочным мне представляется аргумент, выбранный для обоснования посыла о России как «некиношной» стране – мол, в нашем прокате голливудские блокбастеры собирают на порядок меньше денег, чем в американских кинозалах. И конкретный пример приведён: фильм о супергероях «Мстители» в Америке заработал 623 миллиона долларов, а в России – 43 миллиона в той же валюте. Следовательно, американцы и киноманы на порядок больше, лучше, смачнее.

Цифры, как известно, штука убедительная, но обманчивая. Сравнивая цифры кассовых сборов, давайте всё-таки не будем забывать, что по данным на 2016 год в США 41 тысяча кинотеатров, а в России – 1,2 тысячи. В 34 раза меньше. Что население (то есть потенциальная киноаудитория) Штатов в 2,2 раза больше, чем население РФ – 326 миллионов и 146 миллионов человек соответственно. Что средняя цена билета в кассах американских кинотеатрах вдвое выше, чем в российских (8 долларов против 4).

Ознакомившись уже с этими цифрами, обнаружим, что заработок «Мстителей» из расчёта на один американский кинотеатр составил примерно 15200 долларов, а на один российский – около 35800 долларов. И это с учётом того, что в большинстве отечественных райцентров с населением под 50 тысяч жителей по-прежнему, ещё с советских времён, имеется только один кинотеатр, причём нередко с единственным залом. Уж не говорю о сельских поселениях, где живут по несколько тысяч человек (и это далеко не одни только пенсионеры) и где кинотеатров никогда не было, нет и, скорее всего, не будет. Так что делать выводы о том, что «в России люди не слишком любят кино», опираясь исключительно на сухую бухгалтерскую статистику, я бы поостерёгся.

Но вернёмся к главному вопросу – нужно ли нам снимать кино именно «как американцы», такого же содержания и рассчитанное на такую же реакцию аудитории? Дабы разобраться, давайте вспомним, что представляет собой современное голливудское кино.

Во-первых, это способ извлечения прибыли из человеческой потребности в зрелищах. Кино прошло интересный путь: возникнув на рубеже XIX-XX веков как способ массового развлечения, почти как ярмарочный аттракцион, оно затем обрело глубину и многозначительность искусства, нового способа познания мира и человека. И это для того, чтобы к границе XX и XXI столетий снова вернуться почти без оглядки к своей балаганной функции. Назвать нынешние высокобюджетные киноленты «произведением искусства» не повернётся язык даже у их создателей. Это слепленные по единому шаблону полуфабрикаты, в которых все составляющие (типажи героев, основные сюжетные коллизии, «шутки юмора», музыкальное сопровождение, «мораль басни» и так далее) подобраны и скомпонованы не по творческим, но по маркетинговым законам и принципам. Задача не в том, чтобы предложить зрителю образ и идею, которые запустят в нём мыслительный и эмоциональный процесс, задача – продать.

В этом отношении российская киноиндустрия уже давно и бесповоротно следует по этому пути, снимая такие же пустые по содержанию, безвкусные по виду и совершенно одинаковые на цвет и вкус «кинопродукты» любых жанров, от нижеплинтусных «молодёжных» комедий до боевиков, криминальных триллеров и мистических фэнтези. Правда, профессиональное качество в большинстве случаев хромает, страдает и почти умирает, равно как и заработанные суммы. Но это объяснимо и естественно – безоглядное и бесталанное копирование  всегда приводит к жалкому результату.

Во-вторых, продукция Голливуда это мощный механизм распространения среди молодого поколения (именно молодёжь является наиболее активным потребителем данного зрелища) жизненных ценностей и стандартов определённого толка и звучания. Не буду уходить слишком далеко в требующие отдельной обстоятельной беседы рассуждения о том, что представляет собой матрица ценностей современного западного общества. Однако достаточно посмотреть с десяток американских блокбастеров, чтобы выделить шаблонный набор настойчиво звучащих и неизменно повторяющихся мотивов. Христианство – лицемерная философия ханжей и слабаков, отжившая свой век. Основа взаимоотношений между людьми – толерантность, то есть готовность воспринимать как норму любые «особенности» человека, какими бы на первый взгляд дикими они не казались. Главное в жизни – получение всего доступного спектра удовольствий и благ, ощущений и впечатлений, и ничто не должно препятствовать этой гонке за наслаждениями. В данном направлении российское коммерческое кино пока что не продвинулось настолько же далеко, однако подобный вектор присутствует.

В-третьих, американский кинобизнес – это, ни много - ни мало, способ формирования нового псевдорелигиозного сознания. Нет, я не про пресловутый 25-ый кадр, не про заговоры глобальных тайных обществ по гипнотизированию человечества и прочие конспирологические теории, в которых на одну здравую мысль приходится десять шизофренических бредней, на один факт – сто вымыслов и домыслов.

Говорю о естественной потребности человека вести духовную жизнь, не ограниченную базовыми физиологическими потребностями. Современность - это эпоха, когда природную религиозность человеческой души небезуспешно стараются оторвать от традиционных форм проявления, в первую и главную очередь – от христианства. И заменить новодельной мистикой посредством как раз кинематографа. Который формирует новый пантеон, населённого божками, демонами и прочим мифологическим бестиарием. Уже существует официально зарегистрированное религиозное течение «джедаизм», основанное на мистико-философской составляющей фантастической киносаги Джорджа Лукаса «Звёздные войны».

Создание аналогичных культов, в центре которых окажутся отдельные супергерои, начиная от Супермена и заканчивая каким-нибудь Халком – неизбежное будущее. Чтобы предсказать его, не нужно быть  пророком ни в своём, ни в каком ином отечестве. Киношные «сверхчеловеки» уже сейчас являются идолами; правда, пока ещё коммерческими и субкультурными, однако до религиозного поклонения осталось не так уж долго. Достаточно присмотреться и прислушаться, в «кого играют» российские дети дошкольного и школьного возраста, с кем себя ассоциируют (благодаря не только кино – видеоигры вносят свой существенный вклад) и на кого стремятся быть похожими, чтобы понять – мы не остались в стороне от этого поветрия.

Так зачем нам снимать такое кино, которое перестало быть искусством и стало всего лишь товаром одноразового развлечения? Такое кино, которое является самым ярким и агрессивным средством пропаганды ценностей, прямо противоположных традиционным? Такое кино, что вместо живой религии для живой души подсовывает мистический суррогат в привлекательной обёртке? Для меня вопросы эти – риторические.

При этом они не отменяют содержащуюся в статье Анатолия Медведева справедливую критику в адрес нашей непонятной, нелогичной, построенной на комбинации алчности и чиновничьей безответственности кинематографической системы. Той самой, что не создаёт возможностей ни для развития творческого «авторского» кино, ни для создания адекватного по качеству и здорового по содержанию кино «для широкого зрителя».

Опубликовано 09 июня 2017г.

Статьи по теме: