Хроники Нарнии и не только
Михаил Валигурский

Трагедия некоторых знаменитых писателей, особенно зарубежных, состоит в том, что они известны только одним или несколькими своими произведениями, только одной стороной своего творчества. Так произошло и с Клайвом Стейплзом Льюисом. Во всем мире известен его бестселлер «Хроники Нарнии». А ведь кроме того, что он был великим сказочником, он являлся и богословом, и филологом, и апологетом. Другие его труды для многих русских читателей остались в тени, хотя они были уже давно переведены на русский язык. В СССР его, как зарубежного, и тем более христианского автора приходилось переводить и переписывать тайно в малых экземплярах. Этим занималась знаменитая Наталья Трауберг, открывшая для России и других англоязычных писателей, в том числе Вудхауза, Честертона, Крифта. Она пришла в восторг от книги Льюиса, которую ей предложили перевести первой, под названием «Страдание».

Множество других его книг мы читаем также благодаря кропотливой работе Натальи Трауберг. О некоторых из них я хотел бы сейчас рассказать. Популярные «Хроники Нарнии», состоящие из 7 частей, логически и хронологически связаны между собой (хотя писались они совсем в другом порядке). Пожалуй, нет такого человека, который не читал бы их, но не каждый видит в них евангельскую параллель. Как писал сам автор в письме к своему юному читателю: «Забавно, что все дети, которые мне пишут, сразу видят, кто такой Аслан, а взрослые никогда!» А параллель эта пронизывает все семь книг. Так, например, в одной из книг один из главных героев Эдмунд предает Аслана и брата с сестрами, а потом раскаивается, что символизирует предательство Иуды и обращение Петра, смерть Аслана и его воскресение – страдания и воскресение Иисуса Христа, приход Аслана в замок королевы Джадис – сошествие Спасителя в ад.

Но в то же время Льюис боялся, что его произведение будет понято так, как будто он просто нарочно для детей придал евангельским событиям более удобную сказочную форму. Но, опираясь на слова самого автора, мы можем понять, что это не так. Он говорит, что нужно понимать его сказки не как простое переложение, а как представление того, что было бы, если бы Иисус Христос, как Он стал человеком в нашем мире, в Нарнии стал бы львом, и вообразить, что бы происходило дальше. А касаемо того, что подобный жанр предназначен только для детей, Льюис пишет: «Книга для детей, которая нравится только детям, — плохая книга. Хорошие — хороши для всех. Вальс, который приносит радость лишь танцорам, — плохой вальс». Образ Нарнии возник у Льюиса еще в детстве, когда он со старшим братом фантазировал о волшебных странах. Позже, в более старшем возрасте, ему пришла в голову следующая идея: лес, фавн идет с зонтиком, а вокруг мягко падает снег. Но воплотится она только через десятки лет. А произошло это следующим образом. Известным фактом является, что Клайв Льюис с Джоном Толкиным были близкими друзьями. Оба они состояли в так называемом литературном клубе «Инклинги», оба были профессорами Оксфорда (а Льюис позже и Кембриджа), оба были философами, поэтами и писателями. Оба были христианами, хотя и относили себя к разным конфессиям: Толкин – католик, Льюис – англиканин (причем именно Толкин помог Льюису обратиться ко Христу). И вот как-то вечером в пабе, покуривая трубки (именно в таких условиях проводили они время в литературном клубе), друзья пришли к мысли, что никто не пишет таких детских книг, которые нравились бы им и главное – детям. Толкина к тому же огорчало отсутствие у Англии своей мифологии. И они нашли выход: Джон пишет «Хоббита» и «Властелина Колец», а Джек (ему никогда не нравилось свое настоящее имя) – свою первую сказку «Лев, колдунья и платяной шкаф».

Дружба этих двух людей была так сильна, что Льюис посвящает Толкину целое произведение – «Письма Баламута». Оно печаталось столь большими тиражами, что Джек попал на обложку американской газеты. Сюжет книги прост: бес по имени Гнусик искушает человека. И за помощью он обращается к своему дяде Баламуту, который и намного опытнее его, и старше по званию (Гнусик – простой искуситель, Баламут – помощник министра). А тот отвечает ему письмами, в которых объясняет, какие методы более пагубно действуют на человека и сильнее удаляют его от божественного света в кромешную тьму. Эти письма, «случайно попавшие в руки автора», нам и предлагает прочесть Льюис. Сам ад представлен в виде полицейского государства, где жизнь бесов строится на страхе перед старшими бесами и на чувстве вечного голода (они питаются человеческими страданиями и пороками). Характерная черта произведения в том, что в нем используется так называемый «нравственный перевёртыш»: Бог именуется у Баламута «Врагом», добродетели – пороками, белое названо черным и наоборот. Читая эту книгу, действительно сопереживаешь герою, которого бес пытается совратить. Видишь, как он то приближается к Богу, то медленно сползает в адскую тьму. И часто узнаешь себя, вспоминаешь: и у меня были такие мысли, пытающиеся отчаянно побороть меня. Воистину, человеческая душа – поле битвы, где человек во многом решением своей воли определяет ее исход. И мастерство Льюиса проявляется здесь (как и во всех книгах) в простых и легких объяснениях достаточно сложных богословских и нравственных проблем. И даже не хочется с ним спорить, так как все его доводы строятся на очевидностях и нашем жизненном опыте. Эта книга о борьбе добра и зла в душе человека, о том, как и что выбирает человек, и о том, какие опасности подстерегают нас на каждом шагу нашей духовной жизни. Это очень тонкое психологически-нравственное произведение. Льюису как-то сказали, что, наверное, он тщательно изучал различные труды по аскетике и нравственному богословию. В предисловии к «Письмам Баламута» он ответил, что «есть и другой, вполне надежный путь… «Явило сердце мне всю злобу зла», и в других сердцах я не нуждаюсь».

Опубликовано 27 марта 2018г.

Статьи по теме: