Царственные монахини: Феодора Нижегородская
Анна Козырева

С мирским именем жены Великого князя Нижегородского Андрея Константиновича (1355–1365) в летописях прослеживается некоторая путаница, однако чаще всего бытует имя Анастасия Иоанновна.

Будущая супруга князя, о котором в летописях записано, что «духовен зело и многодобродетелен», родилась в 1331 г. в Твери «в царство царя Андроника Цареградского, а патриарх тогда был во Цареграде Калисте, а в Орде был тогда царь Азбяк (Узбек) в Сараи, а на Руси во княжение великого князя Ивана Даниловича Калиты, а митрополит был тогда на Руси Феогност».

Об отце ее известно, что был он тверским боярином по прозвищу Иоанн Славный, происходил родом из Киева и прозывался Киасовским. О матери же до нас дошло только ее имя – Анна.

С ранних лет смышлёная девочка привыкла к «книжному учению», которое было в то время достоянием в основном княжеских детей. Анастасия рано познакомилась с Ветхим и Новым Заветом: «сердцем прилежаще к Божественному Писанию». Духоносное чтение глубоко запало в детскую душу, стало частью ее существа, и юнице всем сердцем «восхоте во иноческий чин облещися».

Только желанию ее не суждено было исполниться: по послушанию   воле родителей 12 лет от роду девица «нужею» «приобщилась законному браку» с великим князем Нижегородским Андреем Константиновичем, который был много старше.

Мы не знаем, был ли он вдовцом или вообще этот брак был для него поздним и единственным – точно известно только, что был благочестив и миролюбив.

Княжество Нижегородское при князе Андрее было «крепко стоятельным». С Ордой и Москвой, все более и более укрепляющейся во властных позициях, в меру сил поддерживал добрые отношения, не забывая и иных удельных князей, страдавших от незатухающей братской распри. 

В Летописи сказано, что: «Нижний при нем служил убежищем всех притесняемых мелких удельных князей, в нем искал приюта и защиты князь Галицкий, бежавший из своего удела, в нем скрывался князь Стародубский, выгнанный из своего удела великим князем Московским».

Великий князь нижегородский отличался глубокой религиозностью и христианской настроенностью. Был человек «благочестивый», «честный и благоверный», «кроткой и смиренный». Ревность его «по Бозе» выразилась и вещественно: «лета 1359 в Нижнем Нов Граде постави церковь каменную святого Архистратига Михаила близ двора своего». 

Спустя лет пять благочестивые супруги возводят Суздальский монастырь в честь Покрова Богоматери, как благодарность Богу за чудесное спасение во время путешествия по Волге.

В замужестве Анастасии, носившей под светлым княжеским одеянием на теле власяницу, чужды были радости мирской жизни. В посте «нелицемерном» и «красном» воздержании, в целомудрии, в умильной молитве и чистоте постоянно пребывала молодая княгиня, спешившая

«неоскудной милостыней» поделиться со страждущими. 

Особенно христолюбие княгини проявилось в последние годы княжения Андрея Константиновича, омраченные тяжелыми бедствиями: моровое поветрие, охватившее всю русскую землю, коснулось и Нижегородского княжества, народ умирал в огромном количестве. Но только-только зараза стала ослабевать, как настала новая беда - страшная засуха, травы высыхали и обращались в пыль, земля трескалась, горели леса…  «Бысть знамения на небеси, — пишет летописец, — облака были овогда кровавы, овогдачерны и мгла стояла три месяца и людем тогда бысть тягостно и скорбно и рыба в реках мерла».

Андрей Константинович, особо никогда не стремившийся к ведущей роли в политической борьбе, в 1363 г. отказывается принять ярлык на великое княжение от хана Золотой Орды Навруза и передает фактическое управление нижегородской землёй одному из младших братьев.

 В том же году, как отмечают летописи, мироточил крест, которым Суздальский епископ Алексей после литургии благословил благоверного князя и его супругу.

В 1364 г. на фоне всех ужасных бедствий Андрей Константинович постригся в иноческий чин. Через год князь сильно заболел и 2 июня 1365 г. почил в Бозе. Старательный летописец записал о том: «Преставися кроткий, и тихий, и смиренный, и многодобродетельный великий князь Андрей Констянтинович во иноцех и в схиме» «и положен бысть в соборной церкви Боголепного Преображения идеже отец его Великий князь Константин

Георгиевич положен».

Княгиня, много «плакавши по князи своем», похоронила его «с надгробными песнями». Глубокую скорбь княгини разделял и «весь град», и «державство», «восплакашеся по таковом благочестивом правителе».

Детей у нижегородских супругов не было. Заботиться больше было не о ком, и после четырехлетнего вдовства великая княгиня решается на претворение давнего желания — «в иноческий чин облещися». Имение, имущество и всё богатство свое — злато, серебро и жемчуг — она раздает церквам, монастырям и бедным, «людей своих свободи» и «слуги своя и рабы и рабыни».

Свободна она и сама – от мирской суеты, отягощенной заботами и житейскими неурядицами. Пострижение с именем Васса княгиня-вдова принимает от святого Дионисия, архимандрита Суздальского, и поселяется в основанном ею по склону Кремлевской горы Зачатьевском монастыре.

Отношения с внешним миром окончательно прерваны, «из монастыря не исхождаше, на пирах и на свадьбах не бываше», а «жестоко и трудолюбезно живяше житие в посте и молитве и в почитании Божественных писаний, и во умилении и в слезах». 

Столь велика была красота духа и притягательна нравственная чистота основоположницы новой обители, которая «ко всем любовь имеяше; злобы ни на кого не держаше», что монастырь заметно разрастается, ибо «такое доброе и чистое житие ея видевше, мнови болярыни, жены и вдовицы и девицы постригошася у ней…»

Жизнь её в монастыре была образцом строгого подвижничества. Васса пребывала «в великом безмолвии», являя собой один из самых суровых видов подвижничества: в строжайшем посте и воздержании и истязании плоти, «молитвами и слезами, стоянии нощным и неспанием, многажды и всю нощь без сна пребываше, овогда чрез день, овогда чрез два, иногда же и пять дней не ядяше, в мовню (в баню) не хожаше, в срачице не хожаше, но власяницу на теле своем ношаше: пива и меду не пьяше».

Подвижничество игуменьи не могло пройти незамеченным для нижегородцев. Зачатьевский монастырь стал убежищем для всех, ищущих духовного подвига, для тех, кого не прельщала суета мира сего.

Не в этих ли стенах обрела покой и жена суздальско-нижегородского князя Даниила Борисовича Мария, о которой известно лишь иноческое имя Марина?

Нет достаточных данных для точного определения, сколько времени игуменствовала Васса, как нет точного указания и на то, когда княгиня приняла схимонашеский образ, однако есть указание на то, что «блаженная Феодора, еще и к старости достиже, но от добраго подвига не ослабе, но паче жестоким и дивным житием препровождая жизнь свою».

«И поболевши неколико дний преставися ко Господу, Его же измлада возлюби».Произошло это 15 апреля 1378 года.

Погребена схимонахиня Феодора была в основанном ею Зачатиевском монастыре, но затем в XVI веке мощи ее были перенесены в Спасо-Преображенский кафедральный собор. Еще в XIX в. могила преподобной Феодоры находилась в южном приделе храма-усыпальницы Нижегородских князей, рядом с могилой ее мужа. В 1929 г. собор был разрушен.

Опубликовано 02 ноября 2018г.

Статьи по теме: