Хотим ли мы справедливости?
Сергей Кобелев

Когда нас обманывают или предают, или незаслуженно обижают, мы все алчем и жаждем Правды. Но когда мы чувствуем, что сами за наши дела должны быть наказаны, мы молим Бога о милосердии.

Когда возникают разговоры о справедливости, иногда сложно понять, чего же хотят люди. Свободы? Равенства? Братства? Всё это – замечательные слова, и хоть их и подняли на щит деятель кровавой французской революции, сами по себе эти слова, несомненно, основываются на Евангельских принципах (в Евангелии говорится о свободе от греха, о том, что в глазах Господа мы все равны, Он всех нас любит одинаково. И о том, что в ограде Церкви все мы – братья и сёстры).

И в тоже время, даже в христианском обществе дореволюционной России существовали и социальное неравенство, и нищета, и преступность. И потому идеи революционеров, как брошенные в поле зёрна, упали на подготовленную почву. В этом мире многие жаждали построить идеальное государство, свой маленький рай на Земле. Образ рабочего– трудолюбивого и крепкого – был воспет коммунистами, и именно пролетариату отводилась ведущая роль в строительстве нового, идеального мира.

У Елизаветы Крымовой, казалось, были все причины желать установления земной справедливости. До революции она принадлежала как раз к этому самому пролетариату, причём к самой обездоленной его части.

Елизавета родилась в 1877 году в семье рабочего. Отец вскоре умер, мать, работая прачкой, не могла прокормить детей, поэтому была вынуждена отдать Елизавету в приют, где та работала белошвейкой. В 1917 году приют закрыли, и с тех пор Елизавета проживала вместе с братом-инвалидом, работавшим конторщиком. Елизавета жила на его иждивении, занимаясь хозяйством.

До закрытия в 1924г. Владычнего Алексеевского Серпуховского женского монастыря Елизавета ходила туда молиться, на протяжении всей жизни поддерживая самые близкие отношения с монахинями этого монастыря и чем могла помогала им. В этом монастыре была явлена икона Богородицы «Неупиваемая Чаша», которая прославилась особой силой помогать людям в борьбе со страстями, в особенности в борьбе с пьянством. Эта икона была обретена благодаря чудесному исцелению одного отставного солдата, у которого от пьянства отнялись ноги. Получив откровение во сне, он на четвереньках вышел из дома и отправился в сторону Серпуховского монастыря. Во время пути у него исцелились ноги, а когда он пришёл, по его просьбам  с большим трудом была обретена чудотворная икона. Этот человек навсегда исцелился и от недуга пьянства. Теперь люди молятся перед иконой об исцеления от недугов пьянства и наркомании.

К сожалению, людям свойственно путать чёрное и белое. Вот и сейчас многие считают религию обманом и средством обогащения для священников. Но как сын священника я вижу, как много трудится мой отец, скольким людям он помогает, и знаю, что он не гонится за корыстью и выгодой. Я помню, как он сам строил дом на даче, и как мы в это время жили в шалаше, и был период, когда мы жили вдевятером в трёхкомнатной квартире, и до 23 лет я всегда спал на двухэтажной кровати, и у меня не было своего пространства. Но при этом люди любят упрекать священников в сребролюбии.

В этом смысле многие вещи остаются неизменными. В годы Советской власти люди тоже обвиняли священников и монахов в том, что они обманывают народ, оправдывая репрессии против «церковников» необходимостью защитить людей от «опиума». Тем нелепей и отвратительней выглядели их собственные преступления против верующих, якобы обманутых попами.

В 1931 году в Серпухове были арестованы более тридцати священнослужителей и монахинь. Вместе с ними была арестована и мученица Елизавета. Их обвиняли в том, что они «имели целевую установку — создание недовольства среди населения мероприятиями соввласти... Для своей к/р деятельности они использовали церкви и свои квартиры, где вели организованную, а/с обработку верующего населения».

Невинную женщину отправили сначала в Бутырскую тюрьму, а затем на три года в Казахстан только потому, что она имела смелость вести благочестивую жизнь и общаться с духовенством и монахинями. Отбыв наказание, Елизавета Крымова в 1934 году вернулась в Серпухов, к брату. Вскоре в Серпухов приехал иеромонах, вернувшийся из ссылки. Ему негде было жить, и Елизавета с братом-инвалидом не побоялись его приютить.

Наступил страшный 1937 год. Елизавету Николаевну и иеромонаха, проживающего в доме у Крымовых, арестовали. Арестованный священник не выдержал натиска следователей и оговорил себя приютившую его женщину, якобы они вместе занимались антисоветской деятельностью. В то время ей было уже 60 лет и, по заключению врачей, она была уже неспособна к физическому труду. Виновной себя она не признала, однако всё равно была расстреляна 31 октября 1937 года на Бутовском полигоне.

Да, мученица Елизавета Крымова могла бы мечтать о земном царстве справедливости, но она сделала свой выбор, избрав своей целью несравнимо большее богатство: Царствие Небесное. В 2002 году её причислили к лику святых. В храме Покрова Пресвятой Богородицы в Бутырской тюрьме есть её икона. Пожилое лицо, серьёзный взгляд, икона Богородицы «Неупиваемая Чаша» в левой, и крест, символ мученичества, в правой руке. А выше, на фресках на стенах храма, она стоит в сонме Казахстанских новомучеников. Те же крест и икона в руках, только лицо молодое, радостное! Ведь только в небесном Раю царит вечная молодость…

Опубликовано 15 июля 2019г.

Статьи по теме: