Друг леса
Леонид Коршиков

16 сентября день работников леса

Всегда приятно вернуться на малую родину. Шагая по тихим улицам своего города, с радостью нахожу взглядом знакомые уже много лет старые деревянные домишки с резными наличниками, парк, засаженный ивой, рябиной, елью и маленькие частные магазинчики. Сейчас их безжалостно вытесняют крупные сетевые магазины «Магнит», «Пятерочка». Холодные, безупречные, где все есть и все они как на одно лицо, в любом городе нашей огромной страны.

В маленьком городе легко встретить кого-нибудь из знакомых. Особенно если ты прожил здесь большую часть своей жизни. Прохаживаясь по центру города, я встретил сокурсников. Ребят, с кем несколько лет назад осваивал профессию лесника, участь в лесном техникуме. Помню, как удивлялись люди, узнав, что я учусь по такой экзотической специальности. Всегда задавали одни и те же вопросы: а что, на лесника нужно учиться? что делают лесники в лесу? а с ружей вы стреляете?

В голове у многих людей о профессии и назначении лесника сложился определенный стереотип, который чем-то напоминает стереотип американцев про русских. Выглядит этот стереотип примерно так: бородатый, хмурый и нелюдимый мужик, который живет в самой чаще леса, в бревенчатой избушке и весь день только и делает, что ходит с ружьем по лесу. Ну и туда же, конечно, можно приписать шапку-ушанку, фуфайку и острую бензопилу «Дружба». Ведь лесник не только как медведь-шатун блуждает по лесу, а все-таки иногда и пилит его.

Поэтому на мои долгие объяснения, чем же все-таки занимаются в лесу лесники, люди смотрели с недоверием. Из нашей группу, да и из нашего курса, работать по профессии пошли единицы. Это подтвердилось, когда я разговорился со своим одногруппником по техникуму. Большинство из нашего потока не стали лесниками. Почему так произошло? Наверное, потому что большинство поступающих в наш техникум пришли сюда из-за того, что никуда не поступили. Многие дотащили своё ярмо до конца, но учеба навсегда отбила у них желание идти работать.

Были и такие, кто изначально хотел стать лесником, а после передумал, не усмотрев для себя дальнейших перспектив. Хотя учеба была интересной и информативной. На геодезии мы работали с буссолью, мерили площади, на энтомологии (отдел зоологии, изучающий насекомых) знакомились с вредителями леса и собирали коллекции жуков, на дендрологии изучали основные виды деревьев и кустарников, собирали коллекции веток деревьев в лиственном и в облиственном состоянии, а на ботанике работали с гербариями. Были и такие предметы как лесоразведение. Нас, студентов, вывозили работать в лесных питомниках, где мы опалывали двухлетние саженцы сосны и плодовых культур, а один раз нас повезли сажать лесополосу вдоль дороги. На охотоведении у нас был зачет по голосам птиц. Преподаватель включал запись голоса какой-нибудь утки, а студент должен был назвать, кто это. Лучше всех запоминался звук, который издает дрофа.

На преддипломную практику нас отправили в лесничество. На полгода. Попали мы с моим другом в село Петровка Борского района Самарской области. Лесничеством заведовал старый лесовод, который всю жизнь отдал лесному хозяйству. Каждый день мы выезжали на патрулирование. Красота. Едешь себе по лесу, смотришь, чтобы все в порядке было. Следили, чтобы дыма нигде не было, поправляли и реконструировали противопожарные аншлаги, убирали мусор в защитных противопожарных полосах...

Один раз мы увидели на горизонте дым, и наш «УАЗ» помчался в ту сторону. Горела окраина леса. Наполнив водой противопожарные ранцы «Ермак-18» мы стали тушить траву, чтобы огонь не успел прорваться дальше и не загорелся весь лес. Тогда я впервые увидел, как сгорает живое дерево. Сосенка, метров 5-6, стояла одна посреди поля, царственно раскинув свои ветви. Огонь подобрался к ней и не успел я досчитать до 10, как от сосны остался один обгорелый скелет, продолжавший догорать. Пожар мы остановили. Измотанные, грязные, без настроения, мы зашли в наш временный дом. Всю ночь мне казалось, что рядом бушует лесной пожар, и я не мог уснуть.

На следующий день мы поехали работать на вырубке. В лесном хозяйстве существует классификация рубок. Например, есть рубки ухода, которые связаны с возрастными этапами роста и развития деревьев, а есть санитарные рубки, которые направлены на улучшение санитарного состояния лесов. Мы занимались рубками ухода, убирали из насаждения деревья, которые выглядели больными и отстающими в развитии, чтобы дать возможность для лучшего развития остальным деревьям. Затем мы раскряжевывали деревья и отвозили их на пилораму. Там деревья распиливались и превращались в доски, черенки для лопат и в другие необходимые людям предметы.

Практика подходила к концу. Через месяц мы защитили дипломы. Ещё на третьем курсе техникума для себя я решил, что пойду учиться дальше. Жажда знаний была сильнее, чем стремление заработать. Однако, любовь к лесу и к его тайнам и красоте растет во мне с каждым годом все сильнее, и все больше я уважаю людей, которые выполняют трудную и незаметную, подчас опасную работу.

Опубликовано 14 сентября 2018г.

Статьи по теме: