Зачем учиться?
Николай Асламов

17 ноября – Международный день студентов

– Надо хорошо учиться!

– А зачем?

– Чтобы поступить в вуз.

– А зачем?

– Чтобы получить диплом.

– А он зачем?

– Чтобы меня взяли на хорошую работу.

Стандартные формулы, вбитые в голову каждого среднестатистического школьника. О, трогательная наивность! О, почти преступное незнание суровых социальных реалий родного Отечества!

Скольких ошибок и разочарований можно было бы избежать, просто поняв, что мы в плену предрассудка. В нашей стране профессиональная деятельность и полноценная социализация весьма слабо связаны с образованием. Более того, чем дальше продвигается учеба, тем глубже она расходится с жизнью и тем сильнее начинает ей мешать.

Чтобы понять, как все происходит, начнем по порядку. Итак, конечная цель обучения – стать профессионалом в каком-то деле, которое будет приносить моральное удовлетворение и материальный доход. В переводе на человеческий язык – «устроиться в жизни». Как же мы работаем на эту цель в школе?

Совершим простую процедуру - превратим названия школьных предметов в профессии, и получим «математика», «физика», «биолога» и так далее – в общем, ученого соответствующего профиля. С «литературой» или «обществознанием» дело обстоит еще хуже, потому что таких ученых попросту нет (литературоведы, юристы или политологи, конечно, произрастают на этих пажитях, но в обычных школах литературоведение и юриспруденцию не изучают, а взращенных школой литераторов можно почитать в интернете, хотя не советую). Ни инженер, ни программист, ни медицинский сотрудник на выпуске из школы не предполагаются. Про HR-менеджера или инвестиционного консультанта я вообще не говорю. Более того, приобщение к профессии не является целью ни для кого из участников процесса: дети ходят в школу ради так называемого общения со сверстниками, под которым может пониматься все что угодно, учителя привычно вещают у доски, подстраивая свои слова под очередные модернизации и накатывающиеся волны образовательных реформ, родителям просто спокойно, что их дети пребывают под присмотром существенную часть рабочего дня. Основная образовательная задача школы – впихнуть в каждую голову некий объем знаний по предметам, закрепив их там при помощи методик разной степени продвинутости. Причем, если судить по ЕГЭ, достаточный объем этих знаний год от года уменьшается. Но так было и так будет, потому что школа дает обязательное общее образование, давать профессию и приобщать к реальной жизни школу никто не уполномочил.

Наверное, знания в школе даются какие-то настолько фундаментальные и необходимые для жизни, что без них никуда? Держите карман шире! Открыв учебник по математике за 6-й класс, я с некоторым недоумением обнаружил, что он целиком и полностью состоит из тождественных преобразований, которые можно уверенно освоить в начальной школе. Почти весь курс школьной математики, которая «ум в порядок приводит», – это знания древних греков, и только старшеклассники освоят математический аппарат, знакомый ученым 18 века. А на дворе-то 21 столетие! Любые инициативы на местах уверенно разбиваются о непоколебимые скалы общеобязательной программы.

Физикам «повезло» не меньше. Об Эйнштейне ученики поговорят пару уроков в старших классах, хотя специальной теории относительности уже 110 лет, а общей недавно минул век. По меркам науки физики – жуткая архаика. Очевидно, что до более современных теорий школьник не доберется вообще.

На истории человека завалят лавиной имен, мест и дат, годных разве что для разгадывания кроссвордов и участия в псевдоинтеллектуальных телешоу. Ни с теориями, в рамках которых эти факты были получены, ни с техниками и методиками анализа, сформированными этими теориями, что вообще-то и составляет содержание истории как науки, школьника знакомить не будут. И не надо меня смешить анализом источника из С-части ЕГЭ! Разбирать непонятно кем переведенный кусочек, да еще не весь, а отрывок, да и разбирать-то надо главным образом на цитаты – к реальной работе историка эта деятельность не имеет отношения.

В общем, препарировать содержание школьного образования можно долго и со вкусом, но факты говорят сами за себя: все крутые открытия в современной математике и физике делаются до 30 лет, и существенная часть этого сверхпродуктивного времени человеческой жизни, когда мозги пластичны и память работает прекрасно, у российского школьника будет растрачена впустую, ради каких-то «баллов». Действительно актуальных, еще не решенных задач (и не только научных), на которые может и должно найти ответы именно подрастающее поколение, перед ним никто в школе не поставит.

Многие сетуют на инфантилизм современной молодежи. Корни его следует искать именно здесь, в школе, в одном из главных институтов по затягиванию беззаботного детства.

Поверьте, я не предлагаю массово сваливать из школы, чтобы лузгать семечки в сквере или тусоваться у ларька! Но надеяться на то, что кто-то где-то что-то исправит и вчерашние школьники потом успеют нагнать бесцельно прожитые годы, – все равно что на восьмом месяце беременности рассчитывать, что «оно само рассосется».

Как известно, спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Раз мы ставим себе целью получение профессии, думать надо именно об этом, а не о том, где взять хорошего репетитора.

Радует, что некоторые участники процесса сами понимают бессмысленность происходящего в школе еще до обретения заветной ленточки через плечо. Например, два моих хороших друга, сидя за одной партой в 9-м классе, внезапно поняли: для того чтобы работать на телевидении, куда они оба хотели, надо не заканчивать учебу, а поскорее ее бросать. Обретя просветление, они пошли разматывать кабели на одну из телестудий, попутно задавать много вопросов и таким способом учиться, по ходу дела зарабатывая деньги. Школу не бросили, но фактически спустили процесс на тормозах. Еще до 20 лет стали видеотехниками, затем видеоинженерами. На сегодняшний момент им нет 30, но в их послужном списке съемки Евровидения, инаугурации В. В. Путина, ежегодных парадов и Олимпиады в Сочи. Словом, они супервостребованные специалисты мирового уровня, кое-как получившие аттестат.

И не надо думать, что это просто ремесленники! Разделы физики, связанные с передачей сигнала, они знают не хуже профильных студентов. Собственно, перед сочинской Олимпиадой моих друзей экзаменовали преподаватели физфака МГУ и сочли их вполне компетентными. А все почему? Люди поняли, что никакого образования, кроме самообразования, нет в принципе, и нашли тех, кто готов был их учить сразу внутри деятельности и через нее.

Такой же подход, по идее, реализован в колледжах, но, во-первых, далеко не везде, а во-вторых, редко в каком колледже учат таким же крутым специальностям. Так что, увы, прогрессивный опыт моих друзей единичен. Большинство оказываются прочно зажатыми в тиски обязательного общего образования, которое по существу представляет собой машину для бритья из старого анекдота: достаточно лишь засунуть лицо в соответствующее отверстие, как лезвия начисто побреют вас сами; с тем обстоятельством, что лица различаются, машина успешно справится во время первого же сеанса бритья.

Именно здесь, на выходе из школы, человек впервые сталкивается с еще одной важнейшей особенностью нашей образовательной системы – отсутствием смычки «школа – вуз» и «вуз – работа». При всех попытках наладить переходы и несмотря на всюду декларируемую преемственность ступеней образования, гарантий никто никому не дает. Слегка перефразируя Гриммельсгаузена, на древе жизни между образованием и высокооплачиваемой работой «идет гладкое место или коленце без сучьев, обмазанное диковинными материями и странным мылом зависти, так что ни один молодец, будь он даже дворянин, ни мужеством, ни ловкостью, ни наукой не сумеет подняться по стволу».

Кстати, советская система распределения не лучше. Принудительное трудоустройство на несколько лет на непонятное и, вполне возможно, убыточное в условиях рынка предприятие выглядит дико. И дело даже не в либерально-подростковых требованиях свободы. Гибкость и креативность нынешних молодых специалистов принесет больше пользы и стране, и им самим в условиях свободного профессионального самоопределения, ведь трудоустройство по специальности – это удел примерно 10% выпускников вузов нашей страны. Мое предложение интереснее: хотите работать – идите работать как можно раньше, а не штаны на занятиях протирайте. На классический вопрос: «А кто же нас таких без опыта и образования возьмет на хорошую работу?» – дам самый распространенный ответ: «Знакомые ваших родителей». Подавляющее большинство трудоустройств в нашей стране происходит именно таким образом – по личной рекомендации или договоренности. Если, конечно, родители заинтересованы в том, чтобы вы работали, а не в том, чтобы вы пребывали где-то, не отвлекая их от собственных дел.

Типичный студент-первокурсник поначалу живет гордостью от поступления, затем напряженным ожиданием первой сессии, потом традиционными студенческими радостями, не задумываясь о том, что взрослая жизнь не начнется после вуза, а уже проходит мимо. Но рано или поздно, утомившись от блуда в общаге и алкогольного угара или попросту чувствуя нехватку денежных средств, студент начинает всерьез задумываться о происходящем и понимает, что вузу абсолютно наплевать, как выпускник будет трудоустраиваться по специальности. Платники это осознают, конечно, быстрее; бюджетники даже при выпуске не всегда понимают, что все эти годы были для вуза только строчкой в документах и способом сравнительно честного получения денег.

Вывод, который разумный человек делает в этой ситуации, – работу надо найти как можно раньше, а диплом при первой же возможности купить, и лучше в рассрочку. С бурно разросшимся рынком некачественного высшего образования бороться бессмысленно именно по этой причине: социальная реальность требует его наличия. На работе нужна сама «корочка» и умение делать то-то или то-то. Ни объем, ни качество полученных в вузе знаний никого не интересуют.

Кстати, коммерческий вуз учит механизмам адаптации к российской жизни быстрее и лучше государственного. Один мой знакомый, учившийся на юриста, прозрел на втором курсе и пошел самым логичным путем: перевелся в вуз, где платить было подешевле, через знакомых устроился помощником юриста и заезжал в alma mater раз в полгода: завезти денег за прошедшую сессию и за новый семестр. Надо ли говорить, что, обладая и дипломом, и стажем, он сейчас вполне успешно работает по специальности, овладев профессией in vivo?

Хотя просветленных студентов гораздо больше, чем просветленных школьников, многие даже на выходе из вуза умудряются оставаться наивными детьми. Речь, конечно, об аспирантуре. Большинство людей идет туда только потому, что за 11 + 4 + 2 года научились только учиться за государственный и родительский счет и альтернатив этому тупиковому процессу не усматривают. Необходимость получить общежитие и отсрочку от армии, на которые часто ссылаются, – такие же признаки инфантилизма. То, что человек по достижении 24-летнего возраста не зарабатывает на съемную комнату или не сумел закончить военную кафедру (или не пожелал посвятить год службе), нисколько его не украшает. Кандидатская степень – вещь, конечно, статусная, но реально нужна чрезвычайно узкому кругу лиц, о которых скажем чуть ниже.

Слава Богу, что необходимость зарабатывать на кусок хлеба не дает аспиранту погрузиться в никому не нужные исследования! Он просто вынужден где-то подрабатывать и диссертацию пишет в перерывах между другими, более насущными делами, либо попросту бросает это занятие, осознав несоизмеримость усилий и результата. Бывает, что аспирант трудится в лаборатории или входит в научную группу, которая год за годом уверенно пилит грантовые деньги, отрезая и ему какой-то кусок; это называется «наукой», и, в общем, это идеальный вариант для написания диссертации и старта академической карьеры. Как и все идеальное, встречается нечасто.

К сожалению, перспектива возвращения в детство подстерегает и здесь: кое-где стал появляться вариант аспирантуры, когда учащемуся платят деньги за то, что он учится. Деньги, конечно, не слишком большие, процесс их получения обставлен отчетами и тому подобной имитацией бурной деятельности, но факт остается фактом: со своей неконкурентоспособностью на рынке труда человек не столкнется еще 3–4 года.

Куда денется идеальный адепт нашей образовательной системы, то есть человек со 100 баллами за профильный ЕГЭ, красным дипломом и кандидатской степенью, полученной в оплачиваемой аспирантуре, всем, я думаю, понятно: он станет преподавателем, чтобы вырастить новое поколение таких же, как он. Арестант станет тюремщиком. Круг замкнется. Реальная жизнь пройдет мимо.

Хотя нет. Рано ли поздно она догонит и крепко стукнет по голове, заставив очнуться.

У меня была сокурсница, которая все ЕГЭ написала на 100 баллов и закончила истфак МГУ с красным дипломом. Даже для курсовых она читала сотни книг, а список литературы для диплома содержал несколько тысяч наименований, большая часть – на иностранных языках. И она реально это читала! Естественно, девушка осталась в аспирантуре, поехала стажироваться во Францию и... в течение первого же года стажировки бросила работу над диссертацией, осела в Европе и стала успешной фотомоделью. Многие, узнав об этом, удивлялись, а я искренне порадовался, что человек сумел найти себя не благодаря, а вопреки учебе.

А ведь стоит только немного покрутить головой, отбросить унаследованный пиетет перед цитаделями устаревших знаний и обветшавшими храмами никому не нужных наук, поговорить с думающими родителями или сочувствующими знакомыми, и все сразу изменится! Лишь бы хватило духу перелезть через невысокую оградку детского садика, которая привычно кажется непреодолимой, и соблазн вообще забить на учебу, предавшись тупняку во дворе или перед монитором. Специально повторю: образование обязательно нужно получать и постоянно совершенствовать, но только самостоятельными усилиями и только в профессии. Все остальное – для повышения эрудиции или в качестве хобби. И тогда перспектив – море. Когда ваше самообучение будет нацелено на профессию, появится уйма идей и сил. Можно открыть свой бизнес, можно о семье всерьез подумать, да кучу всего можно! Было бы желание делом заняться.

Опубликовано 17 ноября 2017г.

Статьи по теме: