Тихая радость Рождественского поста
Полина Калиновская

Рождественский конкурс портала «Наследник»

Летят снежинки белыми мухами, звучат отовсюду зимние песни, люди спешат за подарками, а на ресницах снежок, и на шубе снежок, и во всем городе снежок, снежок… И скоро, скоро Рождество! Но Вифлеемская звезда еще не зажглась, и впереди — последние дни Рождественского поста.  

Помню, как-то после богослужения я осталась в храме, рассматривая книжные полки (у нас в храме продают много книг). Взгляд упал на небольшую книжечку. Теперь уже не помню точно ее названия, но было что-то вроде «Как провести пост радостно» или «Пост тоже может быть вкусным»… У меня не было времени открыть ее, однако название заставило задуматься.

Было как-то в моей жизни место одному случаю, который так же заставил меня поразмыслить над многими вещами. Помню, на кухне работал телевизор, одна православная кулинарная передача как обычно делилась со зрителями секретами приготовления блюд. Шёл пост, и рецепты предлагались соответствующие. Не то чтобы мне было очень интересно, как мочить грибы или запекать кабачки, но вот одна фраза, сказанная ведущими, заставила меня вслушаться и всмотреться. «А на десерт мы сегодня будем готовить постный кекс». Привлекательный вид, сладкий аромат лимонной цедры, таящая сахарная пудра — «Дорогие зрители, пост тоже может быть вкусным и радостным!»

И вот тогда я всерьёз задумалась о том, что же такое «постная радость». Если кекс с сахарной пудрой такой вкусный, то он, наверное, радость, а если в нем при том нет яиц и молока, то он, стало быть, постный. Значит, этот кекс — «постная радость». Стройное логическое размышление, не поспоришь. Только что-то в душе сопротивлялось... Невольно вспомнилось о том, что «оливье» был непостным салатом, пока благочестивое человечество не изобрело постный майонез. Так что теперь постимся на оливье. И снова, вроде бы, не поспоришь... или поспорить можно?

Мы знаем, что пост — время, прежде всего, борьбы со своими страстями, время, когда как никогда можем мы постараться смирить свое тело, чтобы с Божьей помощью хотя бы чуть-чуть подняться над теми земными вещами, к которым мы так привязаны. Я задумалась: как же мы сможем сделать это, когда будем готовить «постные» майонезы, «постные» оливье и блины? Не приготовить ли нам тогда и «постный» торт с «постным» кремом? Не устроить ли «постный» пир горой? Но ведь не против молока и яиц мы воюем, «ничто, входящее в человека извне, не может осквернить его» (Мк.7:15) и «едим ли мы, ничего не приобретаем; не едим ли, ничего не теряем» (1Кор.8:8). Мне припоминается, как отец Александр З., священнослужитель храма Александра Невского, куда уже давно я хожу, сказал нам с мамой: «Если больше всего любит человек бананы, то уж конечно бо?льшим воздержанием будет для него исключение из рациона именно их. Любишь бананы — смирись, откажись от них, вот тебе и пост». Как просто и честно сказал отец Александр!

Вот такое отношение к посту – настоящее, не мелочно-внешнее, но свободно-духовное – и есть, наверное, самое прекрасное отношение. Тогда вместо рассуждения «так, в этом торте крем из молока, я его есть не буду, ведь я пощусь» мы могли бы рассуждать так: «я люблю Тебя, Господи, я помню, что Ты сделал для меня, как много Ты отдал ради меня, и вот, в этот Рождественский пост я тоже хочу чем-то пожертвовать во Имя Твоё». И пожертвуем. Свободно, искренне, тем, что действительно прилепляет нас к земному, тем, что связывает наш дух и мучит его плотским мудрованием. Конечно, прекрасны унаследованные нами традиции поста, эти инструменты, настраивающие наши души. И если во время поста мы все же неизбежно читаем состав на этикетках продуктов, очень не хочется, чтобы пост сводился только лишь к этому.

Но, может быть, на эти размышления эгоистично наталкивает меня исключительно мое отношение. Может быть, кексы с сахарной пудрой кажутся мне неполезными в пост только потому, что это моя личная борьба.  Может, вам стоит закрыть эту запись и вовсе меня не слушать. И все же, наверное, у каждого есть своя такая борьба. Кексы или бананы, компьютерные игры или журналы о жизни знаменитостей.

И теперь, когда почти уже окончен Рождественский пост и вот-вот зажжется на небе Вифлеемская звезда, очень хочется пожелать всем нам искреннего и доброго отношения к такому важному и радостному событию нашей церковной жизни как пост. Да, радостному. Но не от того, что гениальные производители изобрели соевое молоко, а кондитеры открыли в своих магазинах отдел «постных сладостей». Нет, не поэтому. Но потому, что в этой скромности, в отказе от привычных мирских наслаждений открывается нам, как еле-слышные шаги по пушистому снегу,как почти неуловимый морозный ветерок, как «глас хлада тонка»— тихая радость Рождественского поста и грядущего торжества Рождества Христова!

Опубликовано 05 января 2019г.

Статьи по теме: