Можно, я тоже останусь?
Виктория Аникеева

Про любознательность. Чудеса. Дружбу. И врождённую бестактность.

Уже не помню, кого именно я искала, но вот моя голова просунулась в проём двери, всего-то на секундочку, посмотреть кто там беседует, да так и застыла. Понимая, что войти без приглашения – верх неприличия, я остаюсь на пороге, так вроде бы ничего, сойдёт. Спустя 15 минут чувствую, что ноги-то устали, и решаю: а, ничего страшного, всё-таки тихонечко зайду. Захожу. Сажусь в углу на первый попавшийся свободный стульчик, - оказывается - детский, но я вполне помещаюсь на нём. Стараясь не упустить ни одного слова, я наблюдаю за говорящими. Отец Александр рассказывает какой-то девушке, зачем креститься и ходить в храм. У них завязывается диалог. Так интересно! Невозможно оторваться. Слушаю дальше. Вдруг священник неожиданно просит:«Юля, а Вы сами попробуйте ответить на свой вопрос».Беседа становится ещё более живой и личной. Немного подумав, девушка смущённо даёт ответ.

А у меня свои мысли: «Ну, я же ведь никому здесь не мешаю? А даже если и мешаю, уже поздно, всё равно не уйду, потому что до меня дошло – это катехизаторская беседа перед крещением. Я тоже крестилась во взрослом возрасте, но такой беседы у меня не было. Обидно. Может, это мой шанс наверстать упущенное?»

Спустя час беседа завершается, и отец Александр, обратившись к девушке, озвучивает ей дату следующей встречи. Я быстренько прикидываю, что мне эта дата тоже очень удобна и, ради приличия еле дождавшись ответа Юли, встреваю в беседу:«А можно, я тоже приду?» Отец Александр, сохраняя спокойствие и, кажется, даже ничуть не удивившись, учтиво поворачивается к девушке: «Ну, если Юля не возражает…»Это надо было видеть! Как много эмоций боролось внутри Юли, а на лице выступило изумление, я бы озвучила его так: «Не ну ващеее, понимаетели, пришла без приглашения, расселась тут, да ещё и напрашивается прийти снова!»Тишина затянулась. Понимая всю шаткость своего положения, я решаюсь привести Юле веский аргумент: «Просто я тоже крестилась во взрослом возрасте, но у меня не было такого, а вы так интересно беседуете»…Что после этого ей оставалось? «Да», - тихонечко сказала она и положила начало нашему стихийному знакомству.

Раза через три мы уже попривыкли друг к другу. А на последней встрече уже не я, но отец Александр шокировал нас обеих. Спокойно так говорит:«Юля, Вам нужна крёстная». Юля теряет дар речи, а в глазах немой вопрос: «Зачем мне крёстная? Я ведь уже взрослая!»Отец Александр  спешит успокоить Юлю:«Это хорошо, когда есть человек, который будет тебе опорой, наставит в вере, а самое главное –будет о тебе молиться, это очень важно». Слушая всё это, мы с Юлей продолжаем молчать. А отец Александр – это ж надо! – вдруг поворачивается ко мне и говорит: «Вика, давайте, вот именно вы и будете Юлиной крёстной». Ох, здесь я озвучивать мысли, кричащие в глазах, уже не возьмусь, но когда наши взгляды с Юлей встретились, мы обе ощутили, что в воздухе летают молнии. Ни одна из нас не ожидала такого поворота событий, он показался нам концом света. Отец Александр же напротив, сохраняя спокойствие и даже улыбаясь, молча дал нам понять, что это правильное решение на все 100.Юля сдалась: «Ну, если Вы считаете это верным, и если Вика не возражает, то давайте».  Она полностью доверилась отцу Александру. А я-то, я…Зашла, называется, послушать.

Благодаря отцу Александру мы с Юлей стали друг другу очень близкими людьми. Когда мы в метро встречаемся в метро в центре зала и, обнявшись, приветствуем друг друга, рядом то и дело кто-то хохочет над этой умилительной картиной. Юля называет её «Штепсель и Торопунька». Видели бы вы это! Крёстная мама ростом 1 метр 49 см, и крестница выше её на две головы.

Теперь мы и сами хохочем, вспоминая начало этой истории в красках. Кстати, не смотря на то, что мы по сути своей очень разные люди, всё же у нас нашлось много общего. Обе из многодетных семей, в каждой из которых по 7 детей. Моя квартира №513 а её – №153, и расположение в планировке её и моей комнаты– совпадает.  Приходя в гости, можно чувствовать себя как дома. Мы очень долго умилялись этим сходствам и не упускали возможность каждый раз при встрече поблагодарить отца Александра за этот чудесный Подарок!

Мне бы и закончить на этом, но ещё рано. Какое-то время наша дружба действительно была похожа на сказку. Так многое было дано нам авансом, так хорошо всё обустроилось и получалось само по себе, на автопилоте. Юля за это время даже сама успела стать крёстной мамой, один из наших знакомых священников пошутил: «О, Юля, какой у тебя быстрый карьерный рост». Мы общались и не могли наобщаться. Вместе ходили на службы. А потом обстоятельства в жизни Юли сложились так, что она перестала ходить в храм.

Мы встречались всё реже и реже, я становилась колючей, как ёжик, будто Юля была лично передо мной в чём-то виновата. Вылезло наружу всё то, что отличает нас друг от друга, в какой-то момент мы поняли, что стали заложниками этой дружбы, и было не понятно, как её спасать, а главное - какой в этом смысл? Однажды мы с Юлей пили чай в кафе, и меня прорвало, причем при всех: «Ты вообще собираешься возвращаться в храм?! Что с тобой?! И, кстати, знаешь, я ж не о тебе волнуюсь, я за себя боюсь! Вот сплю и вижу, как я горю в аду, я - твоя бестолковая крёстная, которая ничего не смогла сделать!» Я не помню, что было в тот момент в Юлиных глазах. Помню лишь, что кафе застыло в неловкой тишине. Люди боялись невпопад дзынькнуть ложечкой, кто-то даже обернулся на нас, мне же самой чай больше не лез в горло. Лицо было красным, а в голове лишь мысль: «Как круто, что я озвучила всё это Юле! Больше не надо ходить вокруг да около». В тот вечер мы долго сидели в кафе. Оно, конечно, ожило, и в какой-то момент посетители потеряли к нам интерес, да и нам на них было наплевать: потому то между нами в тот вечер состоялся важный и откровенный разговор. Я наконец-то приняла ситуацию как есть. Спокойно сказала Юле, что больше не буду тянуть её силой в храм, но обещаю, что буду непрестанно о ней молиться. Мы вместе перешагнули с этой ступеньки на следующую.

Сейчас действительно, есть дни, когда Юля приезжает в храм, а есть дни, когда не приезжает, но я выполняю данное несколько лет назад обещание – молюсь о ней. Ничего не требуя ни от неё, ни от себя, ни от Бога. За эти годы наша едва не увядшая дружба расцвела с новой силой и окрепла. Мы многое друг о друге поняли и научились ценить всё разное и одинаковое в нас. Столько всего пережили вместе! И всё же до сих пор продолжаем изумляться этой «случайности» и благодарим Бога за этот Подарок. А ещё отца Александра – за мудрость, решительность, поддержку и безграничную любовь к своим чадам!

Когда в последний раз вы видели своих крёстных и крестников? Ели очень давно, то какие бы ни были причины долгой разлуки – помолитесь о них. И позвоните, вот прямо сегодня. Наверняка, они тоже многое помнят из вашей общей истории, уверена, вам будет о чём поговорить и что вспомнить. Если вдруг звонок невозможен, то сосредоточенная молитва в тишине – это тоже прекрасно, потому что это пространство сердца, а в нём обязательно кто-то живёт!

Р.S.: Я уже и не помню всех деталей нашей истории. И недавно по телефону сказала об этом Юле, а она мне в ответ: «Зато я помню!»И мы заливаемся смехом. Я в этот момент не вижу Юлиных глаз, но просто чувствую их взгляд, потому что этот человек теперь живёт в моём сердце. И уже навсегда останется в нем. Можно, я тоже останусь?

Опубликовано 09 января 2019г.

Статьи по теме: