Ностальгия по неофитству
Евгения Новосельцева

Встреча с Богом всегда большая тайна, которую трудно как-то определить словесно. Невозможно понять, когда и с помощью каких «механизмов» она осуществляется. Может быть, все эти тайны нам станут открытыми в тот день, «когда вы не спросите Меня больше ни о чем», как говорит Христос ученикам и всем нам в Евангелии?

«Итак, каждый из нас должен замечать, где он находится: вышел ли он из своего города, но остановился вне ворот в смрадном предместье его; или прошел мало, или много; или достиг до половины пути… Или дошел до града и взошел в Иерусалим…» (преподобный авва Дорофей).

Каждое приближение весны вызывает во мне какие-то особые трепетные чувства и ностальгию, стремление переосмыслить свой путь. В это время душа как будто оживает вместе с щебечущими птицами, легким потеплением и таянием снега. Именно в этот период в 10 классе под впечатлением прочтения Ф.М. Достоевского я впервые глубоко задумалась о смысле жизни, о христианстве и о том, что нет смысла жизни без веры.

Это, последнее, пришло не сразу. Впереди было 2 года метаний, поиска, борьбы…  Я сама себе напоминала полустранных героев Достоевского, которые не могли найти покоя, пока не ответят на основные вечные вопросы. Помню, я много размышляла, пыталась понять, могу ли принять то, что написано в Библии, или лучше (проще?) пройти мимо. В один из вечеров я решила, что стану христианкой. Тогда я достала откуда-то из завалов свой детский крестик и начала его носить.

Но церкви я еще боялась… Страшно было подойти к священнику, страшно от незнания, непонимания, одиночества (ведь это было для меня совершенно новое пространство! Никто в моем окружении не ходил в храм). Я была под властью многих стереотипов а-ля «в церкви только бабушки», «да что тут делать, тут все святые» и «священники – ангелы во плоти». Периодически ходила в храмы, ставила свечи, мечтала исповедоваться, но все не была готова. Многого не знала, и это тоже вызывало легкий испуг.

Каждое приближение весны вызывает во мне какие-то особые трепетные чувства и ностальгию, стремление переосмыслить свой путь

Это был период, когда, по словам моей знакомой, «везде ищешь Христа»: даже в тех книгах и фильмах, где, казалось бы, совершенно не вложен христианский смысл. Но, оказывается, подспудно он есть почти везде, ведь «всякая душа по природе христианка» и почти все писатели обращаются к вечным вопросам о смысле жизни, любви и красоте. Но все-таки в концепции любого писателя или философа для меня была какая-то ограниченность, какой-то ущерб. А Евангелие предлагало путь в вечность, и в своих поисках я интуитивно это чувствовала.

Какие разные тогда (как и сейчас, конечно) были периоды! Порой сердце горело, как у путников в Эммаус, и я знала, что это Господь прикасается к душе. Порой я бунтовала и не понимала, зачем нужны заповеди и ограничения, как какому-то подростку, мне хотелось снести все границы… На собственном примере я убедилась в истинности слов блаженного Августина: «...Ты создал нас для Себя, и не знает покоя сердце наше, пока не успокоится в Тебе».

Мой путь к вере начинался и шел всегда через книгу. Если зарождению своего поиска я обязана Достоевскому, то приход в Церковь для меня связан с Майей Кучерской, современным прозаиком. На тот момент ее «Бог дождя» и «Современный патерик» стали для меня толчком к порогу храма: если здесь «не святые» и «не ангелы», может, и мне найдется место среди прихожан?

Интересно, что именно день Сретения в 2008 году стал поворотной точкой, днем, в который я решила побороть свои страхи и начать ходить в храм. Когда я пришла пообщаться с батюшкой, он меня позвал в православный молодежный клуб, где я познакомилась с верующими ровесниками и единомышленниками. Так в моей жизни наступил период воцерковления – какой-то совершенно новый и прекрасный опыт, который трудно описать… Я радовалась общению с верующими людьми, в течение Великого поста зрела, готовилась к первой исповеди и Причастию, изучала свою веру и познавала себя саму. Наступило состояние осмысленности жизни, душа пела и ликовала от ощущения преображенности. «Но тут уж начинается новая история, история постепенного обновления человека, история постепенного перерождения его, постепенного перехода из одного мира в другой, знакомства с новою, доселе совершенно неведомою действительностью. Это могло бы составить тему нового рассказа, – но теперешний рассказ наш окончен» (Ф. М. Достоевский, «Преступление и наказание»).

Опубликовано 07 марта 2017г.

Статьи по теме: