Постлагерное. Как жить без детей?
Мария Евсина

Долго размышляла, чем для меня стало вожатство в компьютерном детском лагере прошлым летом. Отрефлексировала после лагеря все ощущения, которые он мне тогда принёс. Это было школой, в первую очередь, для меня.

Помню первый день: я удаляюсь из ВК, а через несколько часов даже забываю, что удалилась, потому что из головы вылетают все лишние мысли и практически исчезает личное время (а если оно и есть, то ты используешь его на то, чтобы придумать какое-нибудь интересное мероприятие для детей, банально почистить зубы или поспать 4,5 часа). Да и что такое время, зачем оно тебе нужно, если ты не отдаёшь его целиком другим людям, 39-тичуть оперившимся разновозрастным птенцам? И ведь как хочется научить чему-то, увидеть счастливые глаза, ощутить тепло их ладошек, услышать заливистый смех или тишину, когда они внимательно тебя слушают! Тебе доверили самое драгоценное, что есть у людей. Вот я смотрела, как они на занятиях учатся создавать компьютерные игры и думала: «Да ведь каждый из этих маленьких птенчиков – это целый огромный мир!» И именно мне надо было из всех этих миров построить один мир, мир отряда маленьких «коддиков» (так назывались наши дети).И как тут строить, когда они нас сами учили? Учили искренности и открытости, умению радоваться мелочам, любознательности и много чему ещё…

Было страшно. Было сложно. Было кайфово. Отвечать на стопятьсот одинаковых вопросов, каждую минуту разрешать конфликты, всем уделять внимание, вовремя улыбнуться, вовремя отругать. А ещё – обниматься («Капуста» – это наше всё!). И какой бы ни был день, ты знаешь, что завершишь его приятным, успокаивающим бальзамом на душу – дружным пением одной песни. Молчать и слушать, как припев со словами «Когда меня не станет, я буду петь голосами моих детей и голосами их детей» поют только наши «коддики», без нас, вожатых, – это невероятно. И как важно было получать отдачу на вечерних свечках, когда кто-то благодарил з то, что мы для них сделали.

Конечно, вожатство – это общение не только с детьми, но и с коллегами-вожатыми. И если свою напарницу-подругу Катю я знаю давно, то с остальными тремя пришлось знакомиться, притираться. Точнее, двое из них были преподавателями ещё с прошлой смены и могли бы и не включаться в нашу работу. Но так сложилось, что мы изначально были почти сами себе хозяева и приходилось многое решать самостоятельно. И если бы не помощь парней с первых минут, я и не представляю, сколько хаоса (особенно в самом начале) пришлось бы нам преодолевать. Зато сколько сложностей у нас было друг с другом! У всех свои характеры, амбиции, представление о работе, подход к детям. Но мне очень хотелось увидеть в нас сплочённую команду, иначе ведь не получилось бы быть настоящими вожатыми. Поэтому порой приходилось быть миротворцем, осторожно разминировать общее поле недосказанных обид и непониманий… И тем не менее я училась и у них тому, чего не хватало мне.

Мы все переживали за детей, каждый по-своему. И к середине смены у нас, наконец, получилось прийти к какой-то общей картине. Было разное: слёзы, споры, планёрки до утра, подробные разборы некоторых моментов, детей. Но всё же приятных моментов с доверительными разговорами и забавными моментами было больше.

Иногда мы и сами вели себя как дети: устраивали полнейшие безумства с «перевоплощениями», дрались подушками, носились друг за другом по коридору в порыве облить водой, отнять скакалку (которая нам с Катей так была нужна для Весёлых стартов!) или резиночку (которой кое-кто расстреливал детей, пока я вела серьёзную игру в мафию!). В общем, детство оказалось нужно не только детям, но и нам самим.

Каждый день проходил для меня как месяц по эмоциональной насыщенности. Слишком много всего в него умещалось… Помню наше последнее утро, когда дети представили свои проекты и почти все разъехались по домам. Выхожу из вожатской, сажусь на пол. И только в этот момент осознаю, что всё закончилось… Чего мы только в этом коридоре не делали с детьми: строили их по стеночкам, разгоняли по комнатам, танцевали под колонку, играли в «Лебедя», объясняли игру в «Тайного друга», лежали на коврах, фоткались, смеялись, сторожили их с фруктами по ночам, играли на гитаре, раздавали обнимашки, что-то объясняли, говорили тёплые слова, внимательно их выслушивали…

Всё это проносится у меня в голове бешеными кадрами. А перед глазами только открытые двери пустых комнат, бесшумные тени уборщиц и непривычная тишина. И повисший в воздухе вопрос: как жить без детей?

Опубликовано 03 июня 2019г.

Статьи по теме: