И я тоже мать
Ирина Пшеничникова

Я тоже решила высказаться вдогонку дискуссии, открытой Ириной Васильевой в материале «Яжмать» - это о чём?» хотелось бы добавить вот ещё что.

Как говорится, не стоит давать повода ищущим повода. Волна протеста против «яжматерей» базируется в том числе и на естественном для человека неприятии бескультурия и хамства как таковых. Но в ситуации, когда люди в силу объективных обстоятельств оказываются «по разные стороны баррикад», иногда то, что воспринимается другой стороной как проявление невоспитанности, происходит неосознанно и невольно.

Женщина, недавно родившая и поглощенная заботами о маленьком ребенке, конечно, ставит его для себя в центр мира, где всё должно вращаться вокруг него. И любому стороннему человеку трудно «въехать» в этот образ мышления. Со стороны он кажется реально неадекватным. Для пока несведущих поясню, что это такое состояние, когда любая маломальская проблема - к примеру, ребенок не ест цветную капусту в качестве прикорма - кажется вопросом жизни и смерти, а вопрос, какие пинетки одеть на прогулку - сопоставим с вопросом, что одеть на церемонию вручения Оскара.

В таком случае первая «Яжмать» в литературе - это воспетая Львом Толстым Наташа Ростова в финале «Войны и мира» - со знаменитым пятном на пелёнке как иллюстрацией эволюции мышления. Какое непонимание обычно встречает этот образ у старшеклассниц! Но это смещение центра мира обусловлено закономерной гормональной перестройкой в организме родившей женщины.

Особенно остро это переживается, конечно, с первенцем.  Я сама через всё это прошла и помню, как несколько дней рыдала, что мне не хватает молока для дочки и приходится докармливать смесью - из-за этого у неё будет плохой иммунитет и вообще затормозится развитие. В итоге сейчас она отлично учится в гимназии и болела в детстве ну никак не чаще двух младших братьев, с которыми я оторвалась по полной и кормила до года и восьми месяцев. Но маме грудного ребенка трудно поверить, что то, что ей кажется вселенской трагедией, на самом деле таковой не является. И донести это до женщины с бушующими гормонами практически невозможно. Нужно просто понять, что это временно, и постараться принять как данность.

В этот период у многих разыгрывается и послеродовая депрессия. И это не капризы. Это на самом деле очень тяжелое состояние, вызванное резкой сменой привычного ритма и образа жизни, круга общения и режима. Без должной поддержки друзей и близких (которая становится редкостью в связи с расстояниями и тотальной занятостью) женщина оказывается один на один с плачущим ребенком в практически полной социальной изоляции. Отсюда и неистовое желание обсуждать с «боевыми подругами» - порой случайными знакомыми по детской площадке - подробности родов и нюансы ухода за ребенком, включая «отрыжки» и «какуськи», на глазах у ничего не подозревающих прохожих.

В этот же период так хочется особой интуиции и эмпатии от супруга или мамы (шире - от всех окружающих): они должны ловить все намеки на лету и понимать буквально с полуслова, что сейчас нужно срочно принести водички, а вот сейчас соску из стерилизатора на кухне, и всё на цыпочках, пока я одной рукой качаю младенца, а другой осторожно, как сапёр, расправляю под ним пеленку. И что же они не понимают моего шипения?! Помню, как меня это раздражало.

Или: иду я по парку с коляской, в которой спит дочурка, и должна спать ещё минут сорок, а тут на горизонте возникает другая мама с двумя вопящими четырех-пятилетками на самокатах, которые несутся нам навстречу. Я внутренне возмущаюсь: «Как можно видеть спящего ребенка в коляске и не унять при этом своих сорванцов?!» И с прытью львицы бросаюсь с коляской в сторону. Но проходит несколько лет, и уже я со своими двумя на самокатах и с такими же воплями прохожу мимо другой мамы со спящим грудничком в коляске и, только оставив их позади, понимаю, что мы могли натворить. Но в тот момент мне надо было позвать умчавшего вперед ребенка, и я сделала это в полный голос, хотя прежде от других ожидала, что рядом с моей коляской все будут переходить на шёпот.

Со временем ты сама научаешься спокойно смотреть на подвижки в режиме ребенка, что неизбежно, когда детей становится несколько, но для новоиспеченных мамочек это часто гипертрофированно важно, и в конце концов это их право. За такого рода права кто-то, возможно, и борется не совсем приемлемыми способами, апеллируя к «святому». Но лично от меня пока ещё никто из таких мам не потребовал унять детей и соблюдать тишину, а вот замечания или немой укор в глазах от лиц старшего возраста случались.

Я не вожу пока машину, а ездим мы с детьми по городу часто. Особенно эпично всё это выглядит, когда вечером после всех секций нужно взгромоздиться в автобус с тремя самокатами, двумя ранцами, моим рюкзаком и парой пакетов из магазина. У меня по спине уже пробегает холодок, а если ещё мальчишки при этом устраивают потасовку на выходе или просто возбужденно разговаривают - тут уже хочется провалиться сквозь землю от того, что у меня «такие невоспитанные дети», нарушающие благоговейный покой пассажиров, и я невольно в их глазах превращаюсь в «Яжмать». Реакции уже зависят от воспитания окружающих... Понятно, что у меня объективное право воспользоваться автобусом, а не идти с уставшими детьми пешком, а у детей объективная вечерняя расторможенность, но другие пассажиры автобуса не виноваты. И не попытаться как-то сгладить эту ситуацию с моей стороны было бы неправильным.

В любом случае (а в жизни они бывают разные) надо оставаться человеком и не допускать грубости и бестактности с любой стороны: как мамам с детьми любого возраста, так и окружающим их людям. И всем относиться к друг другу не толерантнее (не люблю это слово!), а просто терпимее. Потому что не знаешь, в каком положении когда-либо сам окажешься и в какой роли в своей жизни выступишь. И, безусловно, учить детей быть внимательными и чуткими и уважительно относиться к людям.

Не удивительно, что поколение детей, выросшее на принципах «можно все», часто элементарно не соблюдает правила приличия, навлекая на себя и родителей праведный гнев борцов с «яжматерями». Поэтому у меня есть правило: если я где-то недосмотрела, и мы с детьми невольно кому-то причинили неудобство, - просто улыбнуться и искренне попросить прощения. Перевоспитывать взрослых людей и «лечить» их от хамства я не в праве, но не уподобляться и не превращать всё в публичную свару - вполне в моих силах. А воспитывая себя, мы воспитываем и наших детей.   

Опубликовано 06 марта 2019г.

Статьи по теме: