Моя дочь пошла кривым путём. Из дневника одного отца
Адриан Лодочников

Двадцать лет назад я начал свой дневник. И уже 12 лет как бросил его писать. Вот одна из первых записей: «Вчера Катя первый раз встала на взрослые лыжи. Долго падала и вставала, но, несмотря на это, впечатления от прогулки у неё самые хорошие»…

Или ещё: «Вечером слушал, как Катя читала молитвы на ночь! Нет ничего прекраснее!»

Катя уехала из дома почти три года назад. Позади уже был  литературный институт, стажировки во Франции, переводы с французского, попытки  преподавания языка.  По профессии Катя переводчик. Но, видимо, жажда самостоятельности перевесила все практические резоны «устроить жизнь» в Питере, и у неё возникла идея поискать работу в другом  городе. В каком? Конечно, в Москве! Уже несколько раз ездила туда с подругами, где ночевать – известно: хостел «Артист» на Арбате. Там - вечная тусовка, шумный причал для молодых, ищущих своих путей авантюристов. И, без всяких внятных перспектив, Катя берёт билет в плацкартный вагон, маленький рюкзачок и оставляет «родное гнездо»

Я отметил тогда в себе интересное чувство: смесь всем понятного родительского опасения и  в то же время приятной гордости, что человек сам делает выбор и зачем-то отправляется в «неизвестное» совсем один, без всякой поддержки. Замечу, что ни разу за всё это время Катя не просила у нас денег!  И приходилось потрудиться, чтобы заставить взять даже незначительную сумму.

Почему уехала? Этот вопрос я задавал себе первое время часто. Самое правдоподобное из всего надуманного – нежелание подчиняться заведённому не ею самой порядку. Бунт вообще органичен молодости, а уж повод отыщется всегда!  А может быть, главное – разобраться с трудными вопросами без внешнего давления со стороны родителей? В какой-то момент её стали тяготить походы в храм. Возник протест против «конфессионального снобизма» Почему, дескать, православие лучше других религий? Может, ей показалось, что наша семья  живёт в своём ограниченном церковными понятиями пространстве, а настоящая правда шире всех конфессиональных предрассудков? Соблазнительная мысль! Особенно для молодых и мало информированных людей.

К общему сожалению, ответы на эти важные вопросы Катя искала не в семье, не у священника, а у людей с совсем другими взглядами. Благо таких вокруг абсолютное большинство. В исследовательском порыве даже посетила Индию. Это сейчас очень модно. Индия стала как бы альтернативным полюсом по отношению к Христианской цивилизации.

В Москве, тем временем, никаких побед на пути к карьере, ясное дело, не произошло. Скорее наоборот. Сначала администратор в школе иностранных языков, потом «креативный менеджер» в вегетарианском кафе, затем официантка там же. В нашем понимании – тупик. А у Кати наоборот! Полный восторг! Всё окрашено прекрасным юношеским позитивом. Все необыкновенны и удивительны! Плюс ко всему удалось снять комнату в «двушке». Вторую комнату снимает  ровесница, плата очень щадящая, красота!

Почему уехала? Этот вопрос я задавал себе первое время часто. Самое правдоподобное из всего надуманного – нежелание подчиняться заведённому не ею самой порядку

Наезды домой на короткие выходные, картину её жизни не проявляли. Все коварные вопросы «как то?», а «как это?» – неизменно получали всё тот же восторженный ответ: всё великолепно! Ясно было, что недоговаривает, но, видно, не хочет терять лицо. «Сама выбрала – сама и справлюсь» А  мы, родители, выбрали  молчаливое одобрение всех её действий. Казалось, что всё она делает вроде бы правильно. Беспокойство вызывало только окружение Кати. Это были молодые «неформалы», которых в Москве пруд пруди. Когда я во время своих наездов в столицу встречался с ними в кафе, они производили на меня двойственное впечатление. С одной стороны, очень добрые, открытые и симпатичные люди. А с другой - устойчивое впечатление, что они несчастные какие-то, как будто брошенные. Как дети в детском доме.

Но вот и начались «звоночки».

Однажды она приехала без креста на шее. На вопрос почему – ответ: «Крест - это символ страдания! Мне неприятно его носить».

Я не стал больше себя сдерживать, а может, и раньше не надо было! Я высказался…

Через паузу в ответ прозвучало: «Я тебя услышала».

Надо сказать, что в последующие приезды крест был на месте. Не зря высказывался!

Катя вполне красива. Поэтому молодых людей вокруг неё было достаточно. Но на их плотские притязания всегда следовал отказ. Мне это было приятно, казалось, что поведенческую модель приличной девушки Катя усвоила правильно.

И вот однажды я почувствовал «неладное». Катя приехала на день рождения бабушки, и разговоры, рассказы как-то стали будто случайно пролетать мимо меня. Я всё время оказывался где-то в другом месте, заставал странные обрывки фраз. «… Коля хочет… мама… в Германию… виза… Шенген»  Но вот странность: я не хотел остановиться и, вперив глаз, спросить: «Чего-чего?» Я сам продолжал уходить от этих разговоров. Мол, решит что-нибудь Катя, тогда подойдёт и скажет. Кто такой Коля, я знал. Он работает в этом же кафе и в нём же живёт. Благообразный такой, вежливый, с бородой. Чуть помладше меня. Кате вполне годится в отцы. Этот паззл – Катя и Коля - никак не складывался в моём сознании. Я думал, что это очередная причуда. Это что-то из кино, из сериалов, а не из реальной жизни.

Но, видимо, пришло время удивляться.

Где граница между доверием Господу и мерой своей бездеятельности? 

Новый год Катя, впервые за эти годы, встречала вместе с нами. И как-то под ёлочную мишуру и праздничный шум и гам сообщила маме, что ждёт ребёнка. Папе, то есть мне, сообщить тогда  не решилась. Правда, я и так догадался.

Прошло несколько месяцев. Сидим с женой и младшей дочерью, пьём чай.

- «А  ты скоро станешь тётей…»

Первое: «Ура-аааа!!!» и тут же «А Катя что, вышла замуж?!» « А свадьба была в Москве?!» «А мы? А как же…?»

Все эти такие понятные детские и очень взрослые вопросы мы так же задавали себе. «А мы? А как же…?»

- «Вот Катя приедет, ты у неё и спроси», сказали мы дочке.

«Картина маслом», как говорил один симпатичный человек, оказалась ещё интереснее. У нашего Коли есть семья. Жена и сын. Если он разведён, по-моему, это не значит, что семьи нет. Просто семья поломана, но она есть. Теперь у Коли будет две семьи.

И вопросов у меня больше к нему. Если ты «встретил свою любовь», то, будучи уже большим дядей.… Впрочем, это эмоции. Решение приняла Катя.

Что ж, такой выбор. Выбор, который делает судьбу. Это как в бурной реке: выбираешь протоку, а что там в ней – неизвестно. Но течение такое, что повернуть уже  нельзя…

Доколе наблюдать? Когда надо вмешиваться? И надо ли?

Вот тут начинается самое главное и захватывающее. «А как же Бог?! Что это? Куда Он смотрит? Это же неправильно!! «Не женитесь на разведённых» «Мы же воспитывали, водили в храм, причащали…» «Моя дочь пошла кривым путём. Куда он её приведёт? Надо срочно что-то делать!!!» Стоп.

Вздохнём и поразмыслим. Здесь история разветвляется опять-таки как река, на два рукава. А точнее, на множество рукавов. Один – это жизнь Кати, а остальные – моя и моих близких. Каждый из нашей семьи по-своему переживёт это событие. Ещё живы бабушки, дедушки, дядюшки и тётушки. Но, поскольку эти заметки пишу я, то и говорить могу только о своих чувствах и мыслях.

Всем нам давно известны слова Евангелия о «сочтённых на голове волосах». Сколько раз с благочестивым вздохом я сам повторял их разным людям. И так радостно верить в эти слова, когда с нами случается что-то хорошее. Вот, мол, «Господь любит меня, Он помог мне купить новую квартиру! Ну а чего, я же… парень-то… вроде неплохой…» А когда случается что-нибудь плохое или даже просто неприятное, сразу – «за что?!»

Выбор, который сделала моя дочь, автоматически ставит перед выбором и меня. Я принимаю волю Божью? Или нет? Я верю, что произошедшее с дочерью – есть Его воля? Или нет? Я вообще-то верю?

Но вот в чём штука: где граница между доверием Господу и мерой своей бездеятельности?  Мы все смеялись, когда в кино нам рассказывали историю про короля, который, глядя как душат его жену, говорил: «потерпи, милая, может, и обойдётся» А теперь и не до смеха как-то.

Доколе наблюдать? Когда надо вмешиваться? И надо ли?

И всё же какой-то опыт даёт о себе знать. Давно приобретён навык не торопиться действовать и просчитать, какие последствия будут от твоих действий и даже просто слов. Просчитал. Получается плохо. Нужно, наверное, ждать, пока произойдёт всё, что должно произойти.  Да, это  тяжело наблюдать со стороны, как твоё родное дитя набивает себе шишки. Так хочется броситься на помощь, подхватить, уберечь! Ведь у меня в запасе множество примеров из жизни, как бывает в том или другом случае. Конечно, это не закон, но закономерность точно! Есть и утешительный пример. Правда, больше для самого себя.

Одна моя знакомая очень рано, лет в семнадцать, родила ребёнка, папа которого растворился где-то в нашем большом и прекрасном мире. И прожила мамой-одиночкой лет до сорока. Но за это время постепенно стала сознательной христианкой. Начала исповедоваться, причащаться и очень скоро встретила, как говорят, свою вторую половину. У них родился прекрасный сынок, получилась  православная семья.

Скорее всего, сейчас эта история не произведёт на мою дочь никакого впечатления. Ещё не все шишки набиты.

Если я начинаю обо всём этом думать поздно вечером, половина бессонной ночи обеспечена. Но что интересно: как только начинаю думать в русле: «Как же так! Ведь мог же Он…» сердце начинает колотиться с удвоенной частотой и тогда держись. Когда говорю: «Постой, а кто воспитал твою дочь? А сам-то ты как? Ты такой праведник, что ли? А это, а это?!» Тогда вроде отпускает. «Попускает» как говорит Катя.  Значит, всё правильно.

В Евангелии от Луки есть стих: «Тогда отверз им ум к уразумению Писаний». Что ж, будем ждать.

Опубликовано 02 февраля 2017г.

Статьи по теме: