Антипапский заговор
Александр Бабицкий

Спешу вас успокоить (возможно, кого-то и разочаровать) – этот текст не про Римского Папу и не про политические интриги в сумрачных коридорах под сводами Ватикана. Этот текст о современной детской литературе.

За последние два года я в качестве новоявленного отца прочитал или хотя бы просмотрел достаточно много детских книг. К моему сожалению и неудовольствию их не так много, как хотелось бы и как должно. Но, тем не менее, счет прочитанных произведений для детей идет на десятки, скоро пойдёт на сотни. И в этом массиве литературы я вдруг наткнулся на настоящий заговор.

Вообще, к теориям о заговорах я отношусь скептически. По той банальной причине, что в подавляющем большинстве случаев такие предположения выдвигаются либо от недостатка ума, либо от пробелов в образовании, либо от психического нездоровья, либо шутки ради. Однако это не отменяет существования во все времена таких явлений, как заговор и сговор. И вот я нахожусь в затруднении: поверить ли мне в реальность существования в современной детской литературе (то есть среди писателей, художников-иллюстраторов, редакторов, издателей, литературных критиков) настоящего заговора против папы? Против того самого папы, который должен занимать место рядом с мамой. 

Хотите, верьте мне на слово, а лучше проверьте собственноручно, – но соотношение упоминаний в детских книгах XXI века папы и мамы составляет, при самом оптимистичном для отцов раскладе, 1 к 10. То есть папа упоминается в 10 раз реже, чем мама.

И это именно статистический подход, то есть открывающий лишь полуправду. На самом деле распространенная ситуация ещё интереснее: во многих детских книжках папа просто отсутствует. Папы нет, он вычеркнут из мироздания, а в детскую картину мира его даже и не вписали изначально, так что и вычёркивать нет необходимости. С мамой при этом всё в порядке, она занимает центральное место в сознании ребенка и упоминается на каждой странице.

Даже не беру в качестве примера такие международные книжные бестселлеры, как «Поцелуй в ладошке» Одри Пенн. Понятно, что нужно принимать во внимание такие факторы общественной и культурной жизни современного Запада, как победивший воинствующий феминизм, бессмысленный и беспощадный. Ожидать появления или даже упоминания папы в созданных при таких условиях детских книгах – радужный оптимизм на грани утопии.

Но давайте возьмём в руки замечательную книгу детских стихов Петра Синявского «Почему коровка Божья», вышедшая в издательстве «Русский Паломник» в 2015 году. Пётр Алексеевич – классик детской литературы, книжное издательство имеет очевидную православную направленность. То есть всё должно быть в порядке, никакого воинствующего феминизма, – но картина та же.

На 25 стихотворений средним объёмом 8-9 строк приходится 6 упоминаний мамы, 2 упоминания «родителей» (именно так, во множественном числе) и 6 упоминаний бабушки. О папе – ни одного слова (про дедушку вообще молчу).

Я смущён. Возмущён. Негодую.

Согласен, на первый взгляд это выглядит забавно и несерьёзно: бородатый мужчина листает детскую книжку и подсчитывает, сколько раз встречается «мама», «папа», «бабушка»… Я бы тоже посмеялся, если бы такая ситуация была единичной. Но это не исключение, а правило. Исключение – это когда папа всё-таки появляется на книжных страницах.

И совсем уж уникальны те случаи, когда литература показывает ребенку пример полноценной многодетной семьи, в которой не просто сосуществуют, а гармонично живут несколько поколений (дети – родители – дедушка с бабушкой). Из того, что встречалось лично мне, могу привести лишь один подобный пример: великолепная серия детских книг японского художника Кадзуо Ивамура «14 лесных мышей», подзаголовок которой звучит как «Папа и мама, дед и бабуля и 10 мышат – так и живем мышиной семьёй».

Не отрицаю, что существуют детские книги, написанные современными авторами и иллюстрированные современными художниками, где папа присутствует, играет важную роль или даже вовсе занимает исключительное место, без упоминания мамы и прочих родственников. Да, такие книги есть, но повторюсь – общее соотношение папы и мамы в нынешней литературе для детей это 1 к 10. И то я «накручиваю» баллы в пользу пап.

Дело тут не в задетом мужском самолюбии. Хотя, чего уж скрывать, когда читаешь ребенку книгу, в которой на каждой четвёртой странице бабушка, а папы нет, это вызывает некоторое раздражение. Но гораздо важнее в этом «умолчании папы» два глобальных аспекта, один семейно-психологический, другой религиозный.

Аспект первый, который про семью и про психологию. Когда мама – безусловно, самый важный человек для ребенка, особенно дошкольного возраста, – замещает собой и папу в детском восприятии мира, то она становится невольным самозванцем, занимающим чужое место. С определенной, довольно высокой, долей вероятности ребенок станет возлагать на неё те ожидания, которые, вообще-то, предназначены папе. Соответственно, папа превращается из одного из самых важных людей в жизни маленького человека в функцию, по сути, в пустое место. И тут у меня поспели и подоспели риторические вопросы: как вы думаете, сможет ли нынешний мальчик, для которого его папа – это почти пустое место, повзрослев стать достойным, полноценным мужем и отцом? Сможет ли нынешняя девочка, для которой её мама – это почти всё, а папа – почти никто, повзрослев, стать адекватной женой и матерью?

Аспект второй, который про религию. У ребенка (мальчик или девочка – разницы нет) с детства не формируется образ отца. У него не создается представлений о том, какими качествами обладает (по крайней мере, должен обладать) отец. В детское сознание не закладывается понимание того, как отец заботится о сыне или дочери, чем для этого жертвует и какой властью в связи с этим обладает (ведь если я о ком-то забочусь и готов на жертву ради него, значит, я имею право что-то и требовать). И вот доспел и дозрел другой риторический вопрос: если ребенок не понимает, кто такой его земной отец и не любит его (невозможно ведь любить функцию или фикцию), то как, откуда, из чего у него затем появится адекватное представление об Отце Небесном и искреннее чувство к Нему? Как человек с таким детским багажом может найти веру?

Мне могут возразить (и в «оффлайн-диалогах» уже возражали), что представления об отце, его роли в семье и значении для ребёнка должны у мальчика или девочки формироваться не из книг, а из реальной семейной жизни, на конкретных примерах. Я это и не опровергаю, это не подлежит сомнению и даже обсуждению. Но, во-первых, это никак не отменяет того, что ситуация с перекосом в детской литературе «папе в минус, маме в плюс» - это ненормально ни с точки зрения элементарной логики, ни уж тем более с позиций Православия. Ведь наша вера – это не только догматы, это ещё и образ и способ практической ежедневной жизни.

Во-вторых, давайте всё-таки не будем преуменьшать значение культурного воздействия на созидание личности ребенка. Чем ребёнок старше, тем родители по объективным причинам будут проводить с ним меньше времени и значение культуры в построении личного мировоззрения значительно возрастёт. Если мы не сумасшедшие и не собираемся отдавать культурное воспитание ребенка на откуп круглосуточно включенному телевизору и компьютеру, именно детская литература должна стать нашим главным помощником. И если в этой литературе нет папы, то это беда. Для всех беда.

А по поводу заговора… Знаете, я склонен думать, что антипапский заговор в детской литературе всё-таки существует. Это не означает, что где-то когда-то проходят тайные встречи, на которых вырабатываются конкретные книжные меры по стиранию папы «в ноль» из детской головы и сердца. Но для действующих заговоров это и не обязательно. Реальные дела и настроения значат куда больше меморандумов и протоколов о намерениях.

Остается лишь искать те немногие книги, где папа занимает своё законное место в мироздании, и зачитывать их до дыр со своими детьми. Другого выхода не вижу. Может, подскажете?

Опубликовано 02 апреля 2019г.

Статьи по теме: