Вся русская история – сплошные спорные темы
Мария Берова

В гостях у журнала «Наследник» историк, философ, публицист, доктор исторических наук, профессор МГУ им. М.В. Ломоносова, лауреат ряда литературных премий – Сергей Вячеславович Перевезенцев.

- В этом году исполняется 100 лет Революции 1917 года. На Ваш взгляд, что послужило основной причиной падения монархии?

- Понятно, что столь грандиозное и трагическое событие, каковым является революционный катаклизм в России в начале XX века, не может быть следствием только «происков иностранных разведок», или только «заговора», или только «ошибок правительства». Даже война не может считаться единственной причиной. В основе тогдашних российских революций лежит целый комплекс причин: экономических, социальных, политических, демографических… Как мне представляется, Россия в начале XX века была, с одной стороны, мощнейшим, быстро развивающимся организмом, самой динамично развивающейся страной в мире, с огромным потенциалом для настоящего цивилизационного рывка, а с другой стороны, именно в силу слишком быстрого своего движения вперед, наша страна оказалась в состоянии общей социальной и политической нестабильности. В России менялось всё — экономика, социальная стратификация, культура, миллионам людей пришлось менять место жительства, профессию, образ жизни, даже семьи… Знаете, когда я думаю о России начала XX века, у меня, почему-то возникает образ опары, которая растет «как на дрожжах», выливается из старой формы, но еще не приобрела новой законченной формы. Такое вот нестабильное состояние.

И вот в этом случае огромную роль играет духовный фактор, ведь именно в зависимости от того, во имя каких смыслов хотят жить люди, они и выбирают свои исторические дороги. К сожалению, в тот период российское общество оказалось в глубочайшем духовном кризисе, в котором пребывали все — Российская Церковь, включая Святейший Синод; российская культура, породившая тогда множество химер; российская интеллигенция, массово отказывавшаяся от традиционной православной веры в пользу мистицизма, оккультизма и магических обрядов… Духовный кризис поразил и простых людей — крестьян, рабочих, солдат. К примеру, как только после февральской революции 1917 года в армии отменили обязательную исповедь, большинство солдат вообще перестали ходить в храм. Поэтому, можно сказать, что в тот период российское общество вступило в пору духовного оскудения.

Духовное оскудение оказалось причиной серьёзных политических конфликтов, а в итоге и привело к свержению монархии. Дело в том, что в традиционном понимании монархия — это не просто форма политической организации общества. Монархия — явление сакральное, феномен духовной жизни народа. Главная опора монархии — вовсе не армия, полиция или государственный аппарат, а… религиозные устои народного сознания, вера подавляющего большинства народа в Бога и в государя, как помазанника Божиего. Я подчеркну — именно вера народа. Ни одно монархическое государство не может существовать без этой религиозной основы, и если в обществе наступает духовный кризис, если затухает вера Бога и в государя, как помазанника Божиего, то скорый крах такой монархии неизбежен. Что, собственно говоря, и произошло в России в начале XX века — гибель традиционной русской монархии стала результатом глубинного духовного кризиса российского общества. Интересны в этом отношении современные призывы к восстановлению монархии в России. Когда меня спрашивают, насколько такие призывы реалистичны, я всегда отвечаю одинаково: только в том случае, если в сознании 98% нашего народа возродятся традиционные религиозные представления, а так — это все пустопорожняя болтовня…

- В 2014 году произошел переворот на Украине. Есть ли что-то общее между украинским Евромайданом и событиями октября 1917 года? Есть ли связь между ними?

- Уж если сравнивать российский 1917-й и украинский 2014-й, то прежде всего стоит вспоминать о феврале 1917 года, а не об октябре. Евромайдан ближе к февральским событиям… Даже основные лозунги несколько похожи — свобода, равенство, братство, вперед в цивилизованный мир, долой старую проворовавшуюся власть… Но, как мне кажется, важнее другое — после февральской революции, весной 1917 года украинский национализм из узко-интеллигентских игрушек превратился во влиятельное политическое движение: тогда впервые было сформировано националистическое правительство — Центральная Рада, впервые стала открыто пропагандироваться идея независимой Украины, впервые начали формировать собственные украинские вооруженные части… Впервые тогда на политической арене оказались те, кого сейчас на Украине возвели в ранг национальных героев — Грушевский, Петлюра…

Схожесть и в том, что поначалу в 2014 году объединились разнородные политические силы. Правда, в 2014 году единственной почвой для объединения стала борьба против коррумпированности правительства Януковича, замешанная на ненависти к России (в чем, добавлю, российские правящие круги, сами во многом были виноваты). А вот все эти «Евромайдан», «идеалы Майдана», «европейские ценности»… Это всё абстракции, пропагандистские конструкты… Под этими абстрактными конструктами выступали настолько разные социальные группы и политические группировки, что просто диву даешься! У всех были свои цели — кто-то бился за абстрактную свободу и демократию, кто-то за свободный выезд в Европу, кто-то просто хотел подзаработать на участии в киевских беспорядках, кого-то вёл лозунг «Украина понад усе», кому-то было важно просто спихнуть «кровавый режим Януковича» и самому усесться во властное кресло, а кому-то самое главное было — уничтожить всё русское… А тут еще сладкие американские печеньки, и еще более сладкие американские и европейские обещания красивой и богатой — «европейской!» — жизни в ближайшее время… В итоге, под сладкие крики о скором «европейском счастье», у власти остались все такие же олигархические группировки и коррумпированные политики, только поменялся их состав, а, кроме того, во властных структурах умножилось число не только умеренных националистов, но и откровенных нацистов.

- Какие могут быть самый позитивный или самый негативный сценарии развития ситуации на Украине?

- Вопрос в том, что понимать под «позитивом» и «негативом». Допустим, Украина только для украинцев по происхождению, в которой запрещены многоязычие, поликультурность, толерантность, свобода слова, из которой изгнаны или физически уничтожены все, кто против такого «украинского выбора», — это один, но вполне позитивный сценарий для многих украинских националистов. Украина, которая включена в европейскую жизнь, в которой торжествует свобода и толерантность для всех, но кроме тех, кто открыто заявляет о себе, как о русских людях, принадлежащих к русской духовной и культурной традиции — это другой позитивный сценарий, для либеральных украинских и, кстати, российских кругов. Наконец, страна, имеющая открытые границы с Европой, благодаря чему можно свободно ездить на заработки в богатые европейские страны, а еще лучше иметь свободную возможность переселиться в Европу навсегда — эта совсем другая, третья «позитивная» Украина. А есть и четвертая, и пятая, и шестая…

Но, как ни странно, трудно назвать «позитивным» тот сценарий, в соответствии с которым Украина останется единым унитарным государством. В силу того, что националисты, набравшие огромную силу, имеющие собственные вооруженные формирования, поддержку олигархата и западных союзников, будут только усиливать свое влияние, то, скорее всего, унитарная Украина сможет существовать лишь как этнократическое тоталитарное образование, в котором силой подавляется всякое инакомыслие, всякое иное национальное движение. Хотя еще три года назад перспективы сохранения единой демократической Украины сохранялись, но путем федерализации, причем с широчайшими полномочиями федеральных земель. Тогда бы значительная часть русского, или, допустим, венгерского населения успокоилась, и можно было бы продолжать государственное строительство. Но украинские националисты с таким вариантом развития событий не согласятся никогда. Значит, будут продолжать войну.

И тогда единственный «позитивный» сценарий, скажем, для русского населения Украины, если они хотят оставаться русскими, сохранить свою культуру, язык, историю — распад Украины на несколько государственных образований по существующим историко-культурным границам регионов. Но, к сожалению, реализация и этого сценария без конфликтов невозможна. Впрочем, всё может быть. Крым же «вернулся в родную гавань» мирным путем…

- Расскажите о Вашей книге «Россия. Великая судьба». Какая идея легла в основу ее создания?

- В 2002 году, когда я писал эту книгу, в научно-художественной традиции не было книг, которые бы рассматривали всю многовековую отечественную историю с научных, но и с традиционалистских православных позиций. Поэтому нужно было сначала разработать методология научного познания, соединяющую в себе достижения рациональной науки и традиционного православного миропонимания. Это удалось сделать в рамках докторской диссертации, которую я защитил в 1999 году. А затем, на основе этой методологии, нужно было сформулировать доказательную традиционалистскую концепцию отечественной истории, при этом показать не просто события, но смысл исторических событий, смысл русской истории вообще. Так и получилась «Россия. Великая судьба» — не просто историческая, а, скорее, историософская работа.

- Есть ли в ней спорные темы, которые рассмотрены с православной, чисто русской точки зрения и почему?

- Как известно, вся русская история — это сплошные спорные темы. Естественно, невозможно было их обойти и мне. Но в книге в данном случае соблюдается строго научный подход: читателям предлагается ознакомиться с разными точками зрения на ту или иную проблему, и только потом предлагается собственное авторское видение.

Однако в переосмыслении нуждались не только многие исторические сюжеты, но сам подход к истории. Ведь многие годы мы рассматривали историю исключительно с материалистической или позитивистской точек зрения — экономика, социальные отношения, политика и т.д. Но ведь человек — это, прежде всего думающее и чувствующее существо, которое живет во имя неких смыслов. А любые смыслы формулируются только в рамках религиозного сознания. Поэтому в книжке самый сложный и самый спорный вопрос — это реализованное на ее страницах духовное осмысление отечественной истории, а также демонстрация того, что помимо сугубо материальных факторов, на развитие человеческой истории вообще, и русской истории, в частности, серьезнейшее влияние оказывает еще и духовный фактор. Вот почему в книге показана огромная, а часто и решающая роль, которую играли в отечественной истории православие, Православная Церковь, православные святые. Но все это представлено опять в единстве: духовные, политические, социальные, культурные, экономические и прочие проблемы, ибо это была единая русская история.

Кстати говоря, позднее, на базе разработанной методологии и историософии, мы подготовили учебники по истории России для 6–11 классов общеобразовательных школ, которые были в свое время изданы и рекомендованы Минобразования, по ним учились дети. Да и сейчас, несмотря на изменившуюся ситуацию с учебниками истории, многие учителя православных школ спрашивают меня, когда же наши учебники переиздадут.

- О чем будет Ваша новая книга?

- Первое издание книги «Россия. Великая судьба» вышло четырнадцать лет назад, в 2003 году. С тех пор были написаны и изданы многие другие книжки — учебники, монографии, сборники статей и очерков, хрестоматии, антологии… На сегодняшний день у меня подготовлено еще несколько книг, которые ждут своего издания, все они, конечно, связаны с историей — историей России, русской и зарубежной философской и духовно-политической мысли, русской святости. Не хочу загадывать, но, надеюсь, некоторые из них выйдут в этом или в следующем году.

Опубликовано 28 июня 2017г.

Статьи по теме: